10 принципов Австрийской экономической школы

Мы многое знаем об Австрийской Экономической Школе, но не всегда можем быстро и понятно объяснить своим друзьям и знакомым, в чем же «соль» АЭШ и из чего она «сделана». Этот материал поможет вам в решении этой проблемы.

1. Теория человеческой деятельности — праксиология.

Экономика — это не умные дяди в министерствах и Центральном Банке, которые решают уравнения и благодаря которым экономика и функционирует, а мы получаем нужные нам товары. Экономика — это результат человеческой деятельности, действия множества миллионов людей на Земле, которые каждую секунду ищут, находят и создают новую информацию о возможной прибыли и твоих потребностях. Эти миллионы людей — предприниматели. Предпринимательство играет важнейшую социальную роль в обществе — оно преодолевает рассогласованность между людьми, позволяет узнавать, в чем нуждаются незнакомые друг другу люди, и что они могут предоставить взамен. Мы называем это свободным рынком.

2. Теория экономического цикла.

Надоели экономические кризисы? Инфляция съела 20% твоей зарплаты? Не спеши винить во всем рынок и капитализм и бежать читать Маркса. Австрийцы доказали, что экономические кризисы и регулярные депрессии — результат действий государства и банков, которые с периодичностью в несколько лет запускают экономический цикл. Он начинается с кредитной экспансии — понижается процентная ставка, банки начинают активно выдавать дешевые кредиты, а кредиты эти представляют собой виртуальные деньги, которые, попадая на рынок в огромных количествах, снижают покупательную способность тех реальных денег, что ты получил после честно выполненной работы. Люди и предприятия активно берут дешевые кредиты, и поначалу кажется, что действует реальный экономический рост. Открываются новые предприятия, государство любвеобильно осыпает субсидиями различные проекты. Но внезапно, все резко заканчивается. Кажется, предприниматели и чертов капитализм опять ошиблись. Но нет, это просто естественные следствия кредитной экспансии — вечно проводить её невозможно и банки через некоторое время вступают в стадию сжатия кредита. У открывшихся в период бума компаний почему-то падают прибыли, госкомпании становятся банкротами, люди теряют работу, почему же это происходит? Почему казавшиеся недавно успешными предприятия вдруг перестают работать? Убыточными они оказываются по простой причине – эти предприятия создаются в тот период, когда государство, через активную кредитную политику и субсидирование порождает иллюзию экономического роста. При этом новые предприятия, появляющиеся в этот период, чаще всего не обеспечены реальным спросом, т. е. спросом, основанным на сбереженных людьми реальных, физических, деньгах. Дело в том, что новые кредиты, выдаваемые банками, имеют виртуальную природу – они не имеют реальный эквивалент в банковских хранилищах и основаны на системе частичного резервирования вкладов. Следовательно, когда кредитная политика прекращается (а это неизбежный итог), оказывается, что весь спрос на продукцию таких предприятий поддерживался только новыми кредитами и ничем более — поэтому такие производства закрываются, оставляя людей без работы, а своих хозяев в долгах. Здравствуй, депрессия! Но не торопись впадать в уныние. Депрессия — это стадия тяжелого, но исцеления. И если государство не начнет снова сыпать дешевыми деньгами с целью «сгладить» её последствия, она только продлится. Нужно подождать, пока рынок все вернет на свои места. Это и называется экономическим циклом, то есть череда стадий «кредитная экспансия (бум)-сжатие-депрессия». В народе еще говорят «надутый пузырь». Еще это называется кейнсианским стимулированием экономики.

Кстати, именно австрийские экономисты, с помощью этой теории, смогли предсказать Великую Депрессию 1929 года.

3. Теория временного предпочтения.

Эта теория объясняет природу сбережений и процентной ставки. Суть её тоже проста — люди всегда предпочитают получать те блага, которые можно потребить в ближайшее время. Отсюда и природа сбережений и инвестиций — некоторые люди добровольно жертвуют своим ближайшим потреблением в пользу будущего (которое должно принести им еще больше благ), таким образом накопляя и сохраняя про запас часть неиспользованных «сейчас» благ на потом. Ты знаешь, как это происходит. Каждый раз, когда ты копишь на что-то деньги или откладываешь на «черный день», ты именно этим и занимаешься — не используешь часть благ прямо сейчас, немного лишая себя чего-то, чтобы потом со смаком использовать добровольные сбережения на что-то более интересное.
Кстати, вспомни пункт 2. Дешевые кредиты тем и опасны, что лишают общество добровольных сбережений и мотивируют проедать всё здесь и сейчас. Это и есть «общество потребления», которое не имеет никакого отношения к капитализму. Капитализм — это общество сбережения и производства.

4. Теория стихийной природы денег.

Деньги — не объективная штука, которая имеет ценность сама по себе. Это такой же товар, как и все остальное, только выбранный людьми в качестве универсального средства при обмене другими товарами, за свои маленькие размеры и делимость. Почти всю историю эту роль играло золото. Благодаря своей редкости, делимости на мелкие части и удобству в ношении с собой в кармане, оно стало таким товаром, который играл роль универсального средства. Поэтому если денег в обществе мало, то не произойдет никакой «нехватки денег». Просто каждая единица увеличит свою ценность, тем самым необходимое рынку количество денег, в условиях отсутствия гос.вмешательства, всегда будет оптимальным и соответствующим ценам на другие товары. И наоборот, при гос. вмешательстве в виде субсидий и кредитов количество денег становится не таким, каким нужно людям, а искаженным: либо избыточным, либо их будет не хватать. Что и будет понижать или чрезмерно повышать их покупательную способность тогда, когда цены на товары не успевают «подстроиться», ибо рынок получает искаженные сигналы и просто не знает, куда в очередной раз государство вбухало порцию денег «из ничего». Деньги в этом случае распределяются на рынке не равномерно, а сначала появляются где-то в одном месте!

5. Теория невозможности экономического расчёта при социализме.

Теория, как никакая другая доказанная практикой буквально на «нашей памяти» — развал СССР и всего соцлагеря и поворот к рыночной экономике в соцстранах Азии. Социализм с его плановой экономикой невозможен, потому что никому не дано знать тот объем информации о потребностях, спросе и предложении, что ежесекундно появляется и исчезает в обществе людей. Более того, эта информация может быть неизвестна и самим участникам рынка — знаете ли вы, какие прически будут модны завтра? Может, вы способны угадать, когда захотите пить? Не вызовет ли повышение температуры и приглашение на прогулку с вашей подругой потребность в покупке мороженого или цветов? Думаете, такая информация существует где-то еще, кроме мозгов людей? Плановая экономика не в состоянии просчитать в уравнениях данные, которых еще не существует! Отсюда в СССР был постоянный дефицит разных товаров. Бедные недалекие планировщики просто не могли предсказать и учесть всю информацию, распределенную в умах 280 млн граждан Советского Союза.

6. Теория субъективной ценности.

Теория субъективной стоимости — основа основ экономики и теории свободного рынка и человеческой деятельности. Жаль, что при всей простоте восприятия, до сих пор не все следуют этой теории, предпочитая ложную объективную теорию стоимости. А субъективная теория стоимости очень проста. Вот один из многих живых примеров: стоимость квартир в одном и том же доме одной и той же площади различается в зависимости от этажа и вида из окон. Квартиры на нижних этажах дороже, с красивым видом — еще дороже. Ну и попробуйте с помощью объективной теории стоимости объяснить такое ценообразование? И в той и в другой квартире содержится одинаковое количество труда и потрачено одно и то же количество ресурсов. Или попробуйте объяснить ценообразование на картины и другие предметы искусства. Время, имя автора, состояние — не относятся ни к затраченным материалам, ни к труду. Но субъективная теория стоимости прекрасно объясняет ценообразование субъективными предпочтениями людей, их субъективным желанием смотреть на определенный вид из окна и т. п. Поэтому нет смысла пытаться вычислить некое количество затраченного труда или использованного материала для определения «справедливой цены».

7. Теория институционального принуждения.

Хесус Уэрта де Сото, «испанский австриец», пишет: «Каждый акт предпринимательства подразумевает открытие новой информации, ее распространение на рынке и согласование нескоординированного поведения людей, и все это в рамках стихийного эволюционного процесса, который делает возможной жизнь в обществе. Поэтому ясно, что систематическое, институционализированное принуждение, сопутствующее социализму и интервенционизму (т. е. государственному вмешательству в рыночную экономику), в большей или меньшей степени блокирует не только создание и распространение информации, но и нечто еще более серьезное: стихийный процесс координации рассогласованного поведения и, таким образом, само сохранение скоординированного социального процесса».

8. Теория цен.

И снова обратимся к Хесусу Уэрта де Сото. Он объясняет появление цен: «Последовательный эволюционный процесс приводит к динамичному формированию цен. Движущей силой этого процесса служит предпринимательство, т. е. человеческая деятельность участников рынка, а не пересечения более или менее загадочных кривых или функций, которые в любом случае не имеют реального значения, потому что информация, предположительно необходимая для их изображения, даже не существует в умах участников». Не путайте с теорией субъективной стоимости! ТСС объясняет, как формируется цена на блага. А теория цен объясняет их динамику в экономике в целом. Динамичны ли они по своей природе или, как считают неоклассики, существуют в неком состоянии «равновесия рынка» и «идеальной конкуренции», которого не существует как такового? Можно ли вычислить будущее цен и попытаться отрегулировать ценообразование? Вот об этом идет речь в этой теории.

9. Теория конкуренции и монополии.

Капитализм вечно обвиняют в появлении монополий. Однако монополий в условиях свободного рынка не существует! Как и идеальной конкуренции! Есть очень большие компании, есть средние, есть маленькие. В условиях нашей динамичной жизни одни производители, путем инноваций или больших скидок — да чего угодно — добиваются доли на рынке какого-то товара большей, чем их конкуренты. Достойны ли они осуждения? Нет, ведь большая доля — это вознаграждение от рынка, полученное за труд и смекалку. Потребители останавливают свой выбор на товаре одного, а не другого производителя — ну что ж, ничто не мешает другим сделать товар чем-то лучше и привлекательнее, чем у могучего конкурента! Конкуренция делает блага дешевле, качественнее и доступнее. Более того, ничто не мешает придумать идею для товара или услуги, которые принципиально опередят конкурента! Например, речные паромы в США проиграли в конкуренции с железными дорогами. А железные дороги проиграли авиасообщению! CD проиграли DVD, а теперь и такие диски не нужны, благодаря появлению и развитию быстрого и доступного интернета.

Тем не менее, монополии существуют. Но не при капитализме, а при гос.вмешательстве. Часто государство дает привилегии каким-то определенным предприятиям, или наделяет их заказами и субсидиями, а товары конкурентов облагает пошлинами. В итоге потребители получают менее качественные и более дорогие товары. Потому что приближенному к казне монополисту просто нет нужды делать блага качественными и доступными, ибо у него нет конкурентов!

10. Теория народонаселения.

Хесус Уэрта де Сото, «испанский австриец», пишет:

«Для австрийцев люди не однородный фактор производства, а множество личностей, наделенных врожденной способностью к предпринимательскому творчеству. Поэтому они рассматривают рост численности населения не как помеху экономическому развитию, а как его движущую силу и необходимое условие. Более того, было показано, что развитие цивилизации включает постоянный рост горизонтального и вертикального разделения практического знания, которое возможно только в условиях параллельного роста числа людей, достаточного для поддержания наращивания объема практической информации, используемой на социальном уровне. Эти идеи были затем развиты учеными, находившимися под влиянием австрийской школы, такими как Джулиан Саймон, который применил их к теории роста населения в странах третьего мира и к анализу положительных экономических последствий иммиграции».

Итак, нет опасности, что Земля не прокормит всех! Свободный рынок прокормит какое угодно число людей, чем нас больше — тем лучше!

Источник

Короткий URL: http://alter-idea.info/?p=11395

Добавил: Дата: Мар 14 2016. Рубрика: Экономика stand by. Вы можете перейти к обсуждениям записи RSS 2.0. Все комментарии и пинги в настоящее время запрещены.
Loading...
...

Комментарии недоступны

Загрузка...
Яндекс.Метрика Карта сайта
| Дизайн от Gabfire themes