Археология контрабанды

Контрабанда в АТО появилась почти одновременно с началом войны на востоке. Обычные внутренние грузоперевозки между Донбассом и прочей территорией Украины вдруг стали незаконными и превратились в опасный и криминальный промысел.

К середине 2015 года контрабанда в АТО преобразовалась в целую индустрию, в которую были вовлечены не только предприниматели по обе стороны фронта и рядовые грузоперевозчики, но и подразделения на блокпостах, а также правоохранители, которые должны были по долгу службы бороться с этой самой контрабандой.

Контрабанда достигла столь грандиозных масштабов, что ею всерьез озаботилось правительство — был введен ряд мер вроде организации официальных контрольно-пропускных пунктов с привлечением сотрудников фискальных служб. Для контроля границ в АТО были организованы оперативные мобильные группы с участием сотрудников СБУ, полиции и волонтеров.

Однако все эти шаги не ликвидировали контрабанду, а лишь изменили логистику переброски товаров через линию фронта, а также увеличили число «кормящихся» с нее.

Во многом изменился и «ассортимент» контрабанды. Если раньше это были традиционные грузы, востребованные по обе стороны фронта – уголь, топливо, продукты, сигареты и спиртное, то со временем все большее значение стал приобретать транзит наркотиков.

Наркотики через линию фронта

О том, что через зону АТО налажены новые каналы контрабанды — на этот раз наркотиков, — украинские политики и правоохранители публично начали говорить после гибели осенью прошлого года одного из волонтеров оперативных мобильный групп — Эндрю, Андрея Галущенко.

Каналы нелегальной переброски зелья через границу в АТО, по словам источника «Страны» в СБУ, были налажены весной 2015 года после прекращения активных боевых действий на фронте. Среди переправляемых через зону АТО наркотиков — кокаин, героин, метамфетамин, таблетки экстази, LSD, марихуана.

Наши источники оценивают контрабанду наркотиков через зону АТО так: ежемесячно через линию фронта в обе стороны нелегально переправляют около 50 килограммов кокаина, до полутонны героина, 300–400 килограммов «синтетики» и две-три тонны марихуаны.

Для сравнения: розничная цена на грамм кокаина в Киеве колеблется от $150 до $190, грамм «небодяженного», чистого, героина стоит от $90 за грамм, метамфетамин, в зависимости от степени чистоты продукта, — от 200 до 450 гривен за грамм. Марихуана, в зависимости от сорта и происхождения, продается по цене от 200 гривен за «корабль» — спичечный коробок — за травку украинского происхождения, а за «гидропонику» и «шишки» селекционированных голландских сортов — до 1000–1200 гривен.

Разница в розничных и оптовых ценах колеблется от 15% до 60 % — купив партию наркотиков по оптовой цене, можно быстро сколотить состояние. В Москве эти же наркотики в розницу продаются в разы дороже.

Наркотики везут из разных мест, при этом различные группы контрабандистов специализируются на каком-либо одном виде зелья. Но в зоне АТО маршруты наркотрафика сливаются в одних и тех же точках — на определенных блокпостах и участках фронта. В логистику транспортировки наркоты через зону АТО вовлечены не только гражданские перевозчики и «координаторы» контрабанды — на некоторых участках фронта наркоконтрабандистам удалось договориться с теми, кто несет службу непосредственно на передовой и блокпостах.

Дальнейший путь контрабанды «веществ» лежит через территории, контролируемые сепаратистами, — транзитом. Конечный получатель зелья — Россия. Несмотря на кризис, устойчивый спрос и цены на наркотики в РФ сохраняются почти на довоенном уровне.

Слухи о том, что международные наркокартели рассматривают возможность организации переброски наркотиков через восточные области Украины, впервые дошли до украинских правоохранителей еще в конце 2014 года. Тогда же, по оперативной информации, были осуществлены контрольные переброски небольших партий товара — контрабандисты не хотели рисковать и налаживали сеть доверенных людей как на украинской стороне, так и на территории ДНР/ЛНР.

Интересно, что сепаратисты заявляют о практической ликвидации торговли наркотиками в самопровозглашенных республиках, однако при этом объемы наркоконтрабанды через их территории лишь возрастают.

Контрольные перевозки прошли без проблем, товар был получен по назначению. В течение 2015 года каналы контрабанды наркотиков в АТО неоднократно менялись в зависимости от ситуации на фронте, а к началу 2016 года стабилизировались.

По мнению экспертов в ООН, объем  выявленных и задержанных оптовых партий наркотиков составляет всего лишь 4–5% от реального количества. Характерно, что, по сравнению с рекордными довоенными «уловами» спецслужб, сейчас случаи удачных операций по ликвидации каналов наркотрафика стали крайне редки, а изъятое количество дурманящего зелья — ничтожно.

Причина проста — службы по борьбе с наркотиками ослаблены массовыми увольнениями профессионалов и неразберихой и зачастую вместо реальной работы ставят лишь «галочки», рапортуя о мнимых победах.

При этом значительная часть оставшихся сотрудников правоохранительных органов коррумпирована и напрямую участвует в схемах по торговле и транзиту наркотиков.

О том, что в зоне АТО работают устойчивые каналы контрабанды наркотиков, заявлял не так давно в интервью «Стране» губернатор Луганской области Георгий Тука. В частности, он сообщил, что самые дорогие контрабандные товары преступники перевозят не через официальные блокпосты, а через переправы на реке Сиверский Донец.

По мнению Георгия Туки, наркотрафик налажен в обе стороны — как в Украину, так и в сторону территорий, контролируемых сепаратистами. Причем «крышуют» его как военные командиры подразделений, размещенных в АТО, так и правоохранители. Налажены у контрабандистов контакты и на «той стороне».

«Для поддержки контрабандного канала необходимо иметь своих людей с двух сторон. Например, по моей информации, некоторые бойцы 92-й бригады не раз ходили на «ту сторону». И вовсе не для подвигов», — полагает Георгий Тука. По его словам, со стороны «ЛНР» контрабанду «крышует» некий командир боевиков с позывным «Багги».

Багги — это бывший «казачий атаман» из Ровеньков Игорь Кулькин, командир 13-го батальона территориальной обороны «ЛНР». Ранее Игорь Кулькин конфликтовал с лидером так называемой «ЛНР» Игорем Плотницким, претендуя на автономность своего подразделения.

По информации Туки, дело дошло до того, что замешанные в транзите наркотиков силовики и с украинской стороны, и из «ЛНР» создают объединенные подразделения для решения различных вопросов. Кстати, по словам губернатора, именно такой сводный отряд и убил Эндрю.

Путь зелья

«Страна» также изучила основные пути перевоза наркотиков и механизм их переправки через зону АТО.

В Украину кокаин попадает небольшими партиями — до десяти килограммов. Самый дорогой наркотик привозят из Венесуэлы, Колумбии и Перу в Одессу и Ильичевск морем.

В отличие от кокаина, другой дорогостоящий тяжелый наркотик — героин — доставляют в Украину из «золотого треугольника» в Афганистане и Пакистане через Грузию и Турцию дальнобойными фурами и судами. Фантазия наркоконтрабандистов в оборудовании тайников неистощима — они практически никогда не повторяются. То спрячут героин в контейнере с апельсинами или бананами, то упакуют во флаконы дорогого парфюма, то закатают в бетонные строительные блоки. Не редкость, когда героин провозят в рефрижераторах — спрятанным в продукты питания. Затем, уже в Украине, поступившие партии кокаина и героина фасуются в более мелкие — от 100 грамм до половины килограмма.

Некоторые виды зелья, транспортируемого через зону АТО, имеют отечественное происхождение. Например, марихуану десятками килограммов везут из западных районов Одесской области. В западных районах одесского региона правоохранители регулярно обнаруживают целые поля, засеянные отборной коноплей. На поток поставлено производство марихуаны и в Николаевской, и в Херсонской областях.  

А вот метамфетамин и другие синтетические наркотики доставляют из Польши и… Закарпатской области. Дело в том, что в 1990-е годы в Закарпатье было налажено производство «синтетики» в подпольных лабораториях в приграничных районах.

Первоначально подпольные накроцеха в Закарпатской области были «заточены» на нужды Западной Европы — сразу после изготовления через «окна» на границе «вещества» переправлялись в Старый Свет. К слову, одной из версий прошлогоднего конфликта в Мукачево между отрядом «Правого сектора» и местной «братвой» была такая: «правосеки» попытались установить контроль над каналом наркотрафика в Европу, однако натолкнулись на ожесточенное сопротивление как местного криминалитета, так и правоохранителей, «крышевавших» контрабанду наркотиков.

Еще с конца 1990-х годов закарпатские лаборатории наладили поставки своего товара в Россию. С началом войны на Востоке этот канал был временно перекрыт, но лишь временно — вскоре были налажены каналы переправки через АТО.

Далее «посылки» распределяются между перевозчиками и отправляются разными путями в АТО.

В ближайшие к передовой города наркотические «посылочки» чаще всего доставляют в ручной клади на легковых автомобилях, на поездах и автобусах. Здесь их передают тем, кто осуществляет непосредственную транспортировку через границу — военнослужащим и местным жителям, хорошо знающим обходные проселочные дороги. Интересно, что перебрасывают большую часть дорогостоящего зелья вовсе не через блокпосты, а непосредственно через линию фронта. На стороне зоны контроля сепаратистов такие «передачки» принимают доверенные лица из числа боевиков.

Как именно происходит переброска наркотиков, «Стране» рассказал демобилизованный боец ВСУ Юрий М. «Я со своим подразделением находился на передовой под Марьинкой более четырех месяцев. Перед позициями нашей роты была нейтральная «зеленка». Иногда ротный выходил в «зеленку» вместе с одним-двумя доверенными бойцами «на разведку». Я занимал должность замковзвода, входил в число «доверенных», выходил в «зеленку» вместе с ним. Однажды во время вылазки я увидел, что ротный положил под дерево какой-то сверток и замаскировал его ветками. Ротному я ничего не сказал, но ночью выбрался в «зеленку» сам и посмотрел, что в свертке. В герметично упакованном свертке было два пакета с какими-то капсулами и порошком. Скоро я ушел на дембель, шума не поднимал. Просто боялся — за это можно запросто получить пулю в спину. Дело в том, что «зеленку» часто навещали и сепары, которые, скорее всего, и забирали эти посылки», — признался бывший военнослужащий. 

Слова Юрия косвенно подтвердил наш источник в СБУ: «Переброска наркотиков сейчас происходит не на блокпостах, а непосредственно на передовой. Контрабандисты договариваются с военными на передке, те выносят «товар» на нейтралку. Далее включается механизм с «той стороны» — за товаром приходят боевики, забирают и вывозят куда нужно».

За такие операции, по словам офицера спецслужбы, контрабандисты платят доверенным лицам из числа военных от 10 до 20 тысяч гривен в месяц. По словам разведчиков ВСУ, также промышляют переброской наркотиков и жители прифронтовых поселков.

«Перекидка «посылочек» на ту сторону стала настоящим бедствием. Через реки перекидывают тросики, по которым на роликах перетаскивают грузы небольшого веса, везут контрабанду на велосипедах по тропам и проселочным дорогам, оставляют «передачи» в «зеленке». Многие жители «серых» зон уже не хотят уезжать, так как контрабанда начала приносить серьезные барыши», — рассказал наш источник в СБУ.

Водочно-сигаретные заработки

Вторым по прибыльности после наркотиков видом контрабанды через зону АТО является перевозка спиртного и сигарет.

Из Украины на неподконтрольные территории везут сырье для изготовления фальсифицированного алкоголя и табачных изделий. Дело в том, что еще до войны в Донбассе под бдительным присмотром местного криминалитета и правоохранителей действовало большое количество цехов по изготовлению поддельной водки и сигарет.

Изготовление контрафактных табачных изделий вообще было поставлено на промышленный уровень. Например, донецкая табачная фабрика «Хамадей» вполне открыто изготавливала сигареты известных брендов без разрешения владельцев этих марок (кстати, не так давно при странных обстоятельствах погиб неформальный куратор этой фабрики авторитетный донецкий человек Михаил Ляшко, но фабрика продолжает работать — видимо, под контролем уже других «кураторов»).

Несмотря на то, что в отношении этого предприятия в 2015 году были введены санкции Министерства экономического развития и торговли, сигареты там как производились, так и производятся, и поставляются на территорию Украины. Судя по оперативным сводкам МВД Украины, пограничников и фискальной службы, за два года войны в зоне АТО было задержано табачной контрабанды на десятки миллионов гривен. Однако воз и ныне там — сигареты по-прежнему остаются в тренде у контрабандных дельцов — виной тому разница в ценах на эту продукцию на территориях так называемых «ДНР» и «ЛНР» и Украины.

Логистика контрабанды фальсифицированного спиртного и сигарет базируется на принципе: «Из Украины — сырье, обратно — готовая продукция». Для производства водки из Украины цистернами и фурами вывозят спирт, бутылки, пробки и… акцизные марки.

Контрабанда сигарет схожа: из Украины контрабандисты грузовиками везут табак-сырец, сигаретную бумагу, упаковки и пачки, а также акцизные марки. Обратно фурами везут уже готовую продукцию — поддельную водку и фальсифицированные сигареты.

В Донецке поддельная водка у производителя стоит от 20 гривен, в Украине цена на эту же водку составит уже 50 гривен. Разница в ценах на фальсифицированные сигареты в Украине и в Донецке составляет от 50% до 80%.

Интересно, что акцизные марки выступают в этом случае как отдельный товар. Иногда марки подделывают в типографиях в Украине, но часто акциз — настоящий. Настоящие акцизные марки получают мошенническим путем официальные водочные или табачные заводы на несуществующую и непроизведенную продукцию по поддельным документам. А затем продают их нелегальным производителям этого товара. Прибыль на одной марке, проданной на черном рынке, — от 1 до 2 центов. «Гешефт» от проданной пачки акцизной марки может составлять от $100 до $200.

Продукты и лекарства тоже стали контрабандой

Дорогостоящей контрабандой — наркотиков, водки и сигарет — занимаются организованные преступные группировки, которые могут позволить себе выделить на подкуп военных, правоохранителей и фискалов большие суммы, а также организовать сеть перевозчиков товара.

Но основная масса вынужденных контрабандистов оперирует продуктами совершенно мирными — продукты питания, лекарства и прочие необходимые для жизни людей вещи. А также различными промышленными товарами, которые ввозятся и вывозятся из зоны АТО.

По сути, это обычная предпринимательская деятельность, в один не самый прекрасный момент ставшая полузаконной из-за наличия зоны разграничения. И именно эти грузы (точнее, взимание дани с них) являются основным способом заработка рядовых бойцов, а также младшего и среднего командного состава. Хотя не брезгуют им и более высокие чины.

Из-за разницы в ценах на территориях ДНР/ЛНР и Украины чаще всего в зоне АТО перевозят контрабандой мясо, куриные окорочка, колбасы, сахар и живой скот. Конечно, такой товар можно транспортировать лишь на грузовых машинах, поэтому основной трафик контрабанды идет через официальные КПП. Сейчас в АТО действует шесть автомобильных контрольно-пропускных пунктов: «Лисичанск», «Зайцево», «Марьинка», «Новотроицкое», «Гнутово» и «Станица Луганская». Плюс еще не открывшийся толком КПП «Золотово».

Контроль над пропуском грузов на этих КПП осуществляют пограничники и сотрудники ГФСУ — фискалы. Однако почти все эти контрольно-пропускные пункты можно объехать по проселочным дорогам, есть и лодочные переправы через реки. Конечно, все проселки и переправы блокируются подразделениями ВСУ, но на деле многие военные начинают играть на блокпостах роль «сам себе и таможня, и пограничник». В АТО среди военных и нацгвардейцев даже появилось шутливое выражение «намутить блокпост».

«Левые деньги на КПП зарабатывают все кто там служит — от рядовых до офицеров, — рассказывает пограничник Петр В., проходивший службу в течение года на контрольно-пропускном пункте в Луганской области, — но величина «левака» зависит от нескольких условий. Если на КПП пожаловало высокое начальство или оперативно-мобильная группа по противодействию контрабанде, то никакой контрабанды нет. Начинаем для понта «кошмарить» всех, кто стоит в очереди. Но о приезде начальства и волонтеров на КПП информация поступает всегда заранее — за пару часов: и начальство, и волонтеров отслеживают «помощники» самих водил (контрабандистов. — Авт.). И в случае выезда в нашу сторону предупреждают по телефону. В этом случае часть водил с контрабасом съезжает с дороги в какой-нибудь лесок поблизости или просто становятся на прикол где-нибудь в городе или соседнем поселке. Пережидают визит ОМГ или начальства и возвращаются к нам. С грузовика с продуктами, бытовой химией или другим грузом, который идет к сепарам, стандартная такса — 2–5 тысяч гривен. С машины с водкой или сигаретами «оттуда» такса — от 10 до 20 тысяч гривен, в зависимости от объема. В зависимости от обстоятельств, за сутки через КПП проходит от 20 до 50 грузовых машин и бусов. За сутки получается от 150 до 300 тысяч гривен. Большая часть денег остается у начальства, с кем они делятся — не знаю. За «молчание» рядовым и сержантам начальством выделяются ежедневно премии – от 100 до 200 гривен».

По словам пограничника, обычные легковые автомобили, как правило, не платят поборов. Лишь в случае обнаружения в багажнике авто продуктов или вещей, которые, по мнению контролера, похожи на товар для перепродажи, водителю предлагают «решить вопрос». Как правило, это взятка в размере 300– 500 гривен. Характерно, что поборами с проезжающих автомобилей грешат не только на пограничных КПП, но и на обычных блокпостах, обустроенных в тылу. «Я с ребенком приехала из Одессы проведать своих родителей и бабушку в Селидово. Взяла с собой подарков для родни, везла с собой два чемодана. На блокпосту перед городом нацгвардейцы взяли с меня две тысячи гривен, объяснив, что это «обычная такса» за провоз багажа. Конечно, потом я узнала, что это был грабеж, но жаловаться никому не стала, так как в Селидово живут родственники и буду еще много раз сюда ездить», — рассказала одесситка Оксана Е.

Помимо продуктов в список товаров, привлекательных для контрабанды через зону АТО, попало украинское пиво, украинские лекарства, бытовая химия и даже материалы для стоматологического протезирования. Все это на территориях, контролируемых сепаратистами, стоит дороже, чем в Украине. Зато оптовые торговцы вещами больше за товаром в Украину не ездят — дешевле и проще съездить за этим в Ростов на оптовый рынок.

Приговор комбату Туче

О том, что контрабандистам легко удается договариваться с военными на блокпостах, свидетельствует Реестр судебных решений. В нем «Страна» нашла несколько десятков приговоров, которые уже получили украинские военные из различных подразделений по «АТОшно-контрабандным» статьям: 369-й — получение неправомерной выгоды служебной особой и 332 -1 — нарушение порядка въезда и выезда на временно оккупированные территории Украины.

Одна из судебных историй связана с командиром первого батальона 28-й отдельной мехбригады Владимиром Пушкарем с позывным «Туча». Офицер был задержан 21 сентября 2015 года военной контрразведкой по подозрению в содействии контрабанде через подконтрольные блокпосты на территории, контролируемые сепаратистами, и получении взяток на сумму более миллиона гривен. Спустя полгода суд приговорил Владимира Пушкаря к 5 годам и 8 месяцам лишения свободы. При этом источники «Страны» в 28-й ОМБР уверены в том, Владимир Пушкарь предпочел сесть сам, но не выдать следствию своих покровителей.

«Туча зарабатывал деньги не только для себя. Часть денег уходила «наверх». Туча до последнего надеялся, что его достанут из тюрьмы, а дело замнут. Кстати, у Тучи была целая команда помощников, которые контролировали «кассу» на блокпостах и считали количество прошедших и «обилеченных» машин. Все эти ребята уже демобилизовались, но даже в тылу они теперь скрываются — боятся, что их могут тоже «закрыть», — рассказал один из офицеров 28-й ОМБР.

К слову, главный военный прокурор Анатолий Матиос после задержания комбата обвинил 28-ю ОМБР в получении взяток за «крышевание» контрабанды на сумму в 100 миллионов гривен. Однако десятки судебных приговоров в отношении военных из других бригад свидетельствуют о том, что коррупция на контрабандном бизнесе заразила почти все украинские подразделения и службы в АТО.

В судах дела разваливаются

Успешных дел против контрабандистов не так уж и много.

«Все, что грозит контрабандистам, — это составление протокола по статье 204-3 (статья Кодекса Украины по административным правонарушениям — «Нарушение порядка перемещения товаров в район или из района проведения АТО. — Авт.), штраф от 10 до 200 минимумов и конфискация товара. Однако в отношении задержанных все протоколы, которые составляют мобильные оперативные группы и пограничники, суды отменяют.

Причина проста — нигде, ни в одном законе нет четкого определения линии разграничения в АТО. И грамотные адвокаты оспаривают решения пограничников и СБУ и возвращают товары. Максимум, что грозит контрабандистам, — порча товара», — комментирует ситуацию сотрудник СБУ Владимир Н.

Запутанная схема по разрешениям

Любопытно, что в принципе товар через линию разграничения можно перевозить и легально. Но схема получения разрешений настолько запутанная, что на практике без договоренностей легально перевести товар невозможно.

На сайте СБУ размещено несколько документов, которые регламентируют порядок грузоперевозок в АТО. Например, добавление №6 к «Порядку контроля за перевозкой грузов через линии разграничения в границах Донецкой и Луганской областей» подробно перечисляет то, что через линию фронта везти категорически запрещено — всего 36 позиций товаров. На первом месте в списке — пиво, на последних позициях — продукты, лекарства и товары медицинского предназначения. Есть в списке и топливо, табак-сырец и изделия из него, и автомобили.

Однако при этом исключение из правил сделано для предприятий, у которых есть «единый цикл производства» как на территории Украины, так и на территориях, ею не контролируемых. И, собственно, под это определение можно подвести весьма широкий перечень товаров.

Главное — договориться через определенные фирмы, которые занимаются логистикой товаров в зоне АТО.

«Механизм такой: кому нужно перевезти товар легально — идут на поклон в специальную фирму, контролируемую, как правило, местным олигархатом или силовиками, — говорит Владимир Н. — Затем оформляют товары по документам этой фирмы и легально перевозят. Причем документально показывают, что между отправителем и получателем никакого денежного оборота нет, типа бартер всё, взаимозачет между родственными предприятиями».

Теоретически, предприниматели могут и самостоятельно попытать счастья в плане «легальной» грузоперевозки через линию фронта. Но для этого придется подавать кучу прошений на пропуск, получать разрешение сразу в нескольких службах — у фискалов, пограничников и в СБУ.

Рассмотрения такого прошения предпринимателю придется ждать от 10 суток до месяца — об этом четко написано в документах СБУ. Естественно, что пройти этот путь до конца без взяток и откатов удается лишь редким и как-то по особому одаренным людям, у которых, к тому же, много свободного времени.

Раковая опухоль

Несмотря на бурную деятельность, которую демонстрируют различные проверяющие структуры в зоне АТО, объемы контрабанды только растут.

Не помогает ни ужесточившийся контроль на КПП, ни появление межведомственных оперативно-мобильных групп и сотрудников ГФСУ на действующих контрольно-пропускных пунктах.

А уничтожением оперативно-мобильной группы Эндрю криминалитет, сидящий на потоках контрабанды, ясно дал понять, что за свои прибыли готов воевать даже с государством. К слову, почти все источники «Страны» — как в зоне АТО, так и в правоохранительных органах — уверены, что львиная доля прибыли от контрабанды в АТО уходит наверх — правоохранителям и чиновникам высшего ранга.

Таким образом, контрабанда через линию разграничения становится раковой опухолью, разъедающей и без того пораженный коррупцией государственный организм. В нее вовлекаются все больше представителей силовых и контролирующих органов, государственных чиновников. Что становится все более важным фактором разложения системы государственной власти.

Более того, наличие такой золотой жилы делает всех кормящихся с нее ярыми сторонниками сохранения статус-кво. Примирение, конец войны, мирное урегулирование — все это будет означать смерть контрабандного бизнеса и потерю десятков миллионов долларов дохода конкретными влиятельными людьми. Поэтому вряд ли стоит удивляться, что накануне очередных важных переговоров по минским соглашениям в зоне АТО начинается очередное обострение. Возобновляется стрельба, идут бои, гибнут люди с обеих сторон.

И это раз за разом дает повод сорвать договоренности, сохранив кровоточащую «линию разграничения», через которую идут потоки контрабанды, а огромные деньги оседают в карманах тех, кто ее «крышует». 

Источник

Короткий URL: http://alter-idea.info/?p=11905

Добавил: Дата: Апр 11 2016. Рубрика: Блог-пост. Вы можете перейти к обсуждениям записи RSS 2.0. Все комментарии и пинги в настоящее время запрещены.
Loading...
...

Комментарии недоступны

Загрузка...
Яндекс.Метрика Карта сайта
| Дизайн от Gabfire themes