Безнадежная Гаага

Лично у меня нет особых надежд на Гаагский международный суд, где сейчас проходят слушания по иску Украины против России. И на то есть свои причины.

Для начала вспомнить Грузию, которая уже прошла этот путь в 2008 году. Тогда никто не захотел карать Кремль за развязанную им войну против независимого государства. Больше того, в итоге суд постановил, что это не его дело. В результате никаких санкций в отношении Москвы не последовало, а Россия так и осталась дружественным элементом международного права, активном игроком на постсоветском пространстве, на Ближнем Востоке и вообще партнером, без учета мнения которого стратегические решения глобальной политики не принимались.

Что же изменилось спустя 10 лет? Вряд ли Крым и ОРДЛО чем-то отличаются от Абхазии и Южной Осетии. Та же Меркель заявила, что никому не дозволено менять границы в послевоенной Европе. Но эти самые границы менялись в Молдове в 1992 году, в той же Абхазии и Осетии в 1993-м, чуть было в 2003 (Керченский пролив, если кто забыл) и, наконец, в 2014, когда Россия объявила о «вхождении» в ее состав анексированного полуострова.

В принципе, формально отличия все-таки есть. Непризнанные части молдовской и грузинской территории не включены в состав РФ, но там действует рублевая зона, российские паспорта, российское таможенное пространство, находятся войска федерации. Иначе говоря, эти территории интегрированы в российское экономическое и таможенное (да и частичное правовое) пространство, а вот политически они имеют статус «неопределенных» образований.

То же самое относится и к ОРДЛО – рубль, таможня, документы (за исключением паспортов – у нас данный момент почему-то не уточняют). Заметим, кстати, что указ Путина о признании лднровских документов произошел накануне гаагских разбирательств, а потому должен был служить пропагандистской конвой признания Кремлем своего «неформального», геополитического участия в «гражданской войне» на территории Украины.

И вот тут, с «неформальным» участием у Украины могут быть проблемы. «БУК» было, но мы защищаем русских людей от укронацистов. Военнослужащие РФ были? Да, но они уволено и это добровольцы, — еще Чуркин говорил. Гуманитарные конвои были? Да, но мы действуем в рамках международного гуманитарного права. То, что Москва отказалась признавать свои международные обязательства еще 1 августа 2015 года, но на то есть решение ихнего Конституционного Суда. Какие пробдемы?

А проблема в том, что, говоря о правовых вопросах, Кремль использует геополитическую логику. До этого момента она срабатывала, как с той же Грузией. Но будет ли она столь же эффективной после малазийского Боинга, Волновахи, Мариуполя, Харькова – большой вопрос. Ведь международные юристы защищать украинцев вряд ли будут, как и территориальную целостность Украины. Они будут защищать граждан ЕС, погибших летом 2014 года. А на саму Украину им наплевать, украинцы — люди второго сорта. Поэтому и решение будет не в пользу Киева, а таким, какое необходимо для будущего процесса по делу MH17. Понимают ли это на Банковой – не знаю.

Далее, для того, чтобы признать Россию как страну, финансирующую терроризм, необходимо три вещи:

  • Террористы – то есть граждане одной страны, применяющие практику террористических актов против других граждан этой же страны;
  • Политзаключенные – они есть, но они имеют статус граждан России или представляются Кремлем таковыми;
  • Результаты этнических чисток – их, к сожалению, или, к счастью, нет, но есть преследования по этническому или религиозному признаку.

Однако ДНР и ЛНР официально не признаны террористическими организациями (для чего, кстати, нужен в том числе закон об оккупационных территориях), Украина официально и согласно международным нормам ведет АТО. Иначе говоря, юридически Киев признает наличие гражданской войны на своей территории, тогда как на политическом уровне речь идет о «российско-украинском конфликте». То есть войны нет, есть террористы и неформальное участие РФ в конфликте. Как с такой позицией можно выходить на судебное разбирательство о финансировании терроризма, непонятно. Если же речь идет о международном терроризме, то нужно признавать ОРДЛО неукраинской территорией или оккупированной, на крайний случай. Но с такой формулировкой не согласятся все игроки: Минск, малазийский Боинг, привязанные к Минску-2 санкции.

Решение Гаагского суда, конечно же, будет, но что-то типа «войны, приближенной к международному конфликту». Не более того. А значит без особых потерь для российской стороны. Санкции никто не снимет, ожидать усиления последних непрагматично, а как-то реагировать на гаагские события Россия вряд ли станет. Хотя «зачистки» внутри собственной элиты проведет. Вдруг европейцы потребуют выдачи каких-то генералов или политиков…

Короткий URL: http://alter-idea.info/?p=19633

Добавил: Дата: Мар 10 2017. Рубрика: Дискуссия free. Вы можете перейти к обсуждениям записи RSS 2.0. Все комментарии и пинги в настоящее время запрещены.
Loading...
...

Комментарии недоступны

Загрузка...
Яндекс.Метрика Карта сайта
| Дизайн от Gabfire themes