Биология между теологией и наукой

«Природа настолько сложна и богата, что вызывает вопрос, а почему на самом деле это так? Если вы атеист, как вы объясняете вселенную, которая, как представляется, имеет способность производить все эти вещи?»- как-то спросил Алистер Макграт, директор Центра науки и религии Йена Рамси. Вопрос прозвучал на конференции в Оксфордском университете, где дебатировали биологи и теологи.

Алистер Макграт alter idea

Алистер Макграт

Когда Чарльз Дарвин опубликовал свою историческую теорию естественного отбора, религиозные лидеры столкнулись с серьезным вызовом, – ведь старые убеждения о происхождении жизни казались подорванными. Концепция эволюции со временем одержала победу, но можем ли мы говорить о победе науки над теологией?

Спустя некоторое время эволюционная теория была расширена данными генетики, и некоторые ученые даже заговорили о расширенном эволюционном синтезе. Тем не менее, даже сейчас научное сообщество не в состоянии поддерживать светский взгляд на природу человека. Больше того, как бы ни пыжились антропологи, но наука не способна толком пояснить историческую генеалогию Homo. И не только вследствие отсутствия элементарной доказательной базы

Вера и традиция с начала нулевых начали переходить от глухой обороны к наступлению.

В последние десятилетия кажущийся прогресс биологии может открыть третий этап поиска научного объяснения жизни. По крайней мере, в этом были убеждены ученые, собравшиеся на конференции в Оксфордском университете в июле этого года.

Биологи утверждали, что генная инженерия способна дать новый импульс к качественному улучшению природы человека, а наука имеет все шансы ответить на все вопросы о происхождении жизни на Земле.

Но то, что генная инженерия – это пока еще не вполне освоенная технология, а никак не аргументация в пользу атеистического мировоззрения, как-то была забыта учеными мужами, чем и воспользовались теологи.

Современные богословы ведь не против генетики, – в конце концов, в последние десятилетия генная инженерия решает в том числе и экологические проблемы, иначе говоря, приближает человека и окружающий его мир к богу. И одновременно удаляет их от научного осознания собственной природы.

Более того, современная теология не противится агностицизму и даже атеизму, если речь идет о концептуализации «новой биологии», совмещающей в себе религиозные убеждения и научные взгляды. Проблема только в том, что убеждения – это постоянные оценки, а взгляды – наработанные в процессе исследования научные практики, которые меняются по мере поступления экспериментальных данных. В итоге, постоянное побеждает временное, то есть теология свергает науку.

«Мы добавили определение к картине эволюции, которая обогатила наше понимание биологических процессов», – издевательски подчеркивает преподаватель теологии Дованан Шефер. – «Было бы наивно полагать, что более серьезные вопросы биологии, религии, в целом гуманитарных наук казнены эволюционной теорией».

Впрочем, на этой странной конференции не обсуждалась проблематика таких новых областях, как эпигенетика и когнитивные социальные науки, которые дают все более подробные объяснения того, как формируется и проецируется наше поведение. Зато последовал четкий посыл: теология намерена оккупировать все гуманитарные науки, установив этические и научные границы гуманитарного познания.

Но в том-то и весь фокус, что эра религиозного бессознательного продолжалась несколько На самом деле проблема беспомощности науки перед религиозным взглядом на мир кроется в том, что ученые не способны представить универсальную константу, на элементарных примерах способную «все объяснять». Люди отягощены ленью технологического комфорта, они не желают рационально думать. А ученые, в свою очередь, не способны доказывать право на научную картину мира. Их дело – открывать, а не философствовать на тему человека и его экзистенциальные рефлексии.

Вера господствовала несколько десятков тысячелетий, еще со времен кроманьонцев, тогда как несчастная наука до сих пор не освободилась от религиозной догматики. Не будем забывать, что науку от церкви отделили этак лет 200-250 назад, а Святая инквизиция, извините, действует до сих пор, под новым брендом. Но это уже маркетинг…

Конечно, не секрет, что вера похожа на воду: она мгновенно заполняет все пробоины в научной картине мира. Это понятно. Но ведь мы живем не в 18, а в 21 веке. Это означает, что теология сегодня претендует и на место глобального пиарщика, связывающего воедино научные, общественные, групповые, локальные, индивидуальные и иные представления. Речь идет не только о смерти науки, но о смерти философии как «супа», в котором перевариваются все наши представления о сущем. И пока наука не научится внятно и понятно разговаривать с обществом, мы будем одновременно и молиться, и учиться. И жить в нескончаемых средних веках, когда границы прогресса определяются групкой людей в черных балахонах.

Короткий URL: http://alter-idea.info/?p=25440

Добавил: Дата: Окт 10 2017. Рубрика: Наука и технологии. Вы можете перейти к обсуждениям записи RSS 2.0. Вы можете сделать trackback вашей записи
Loading...
Загрузка...

Добавить комментарий




Загрузка...






Карта сайта
Войти | Дизайн от Gabfire themes