Богатые и дух капитализма

В январе 2017 года, почти через сто лет после основания журнала Forbes, присягу президента США впервые принес бизнесмен из списка Forbes. Каким бы ни был Дональд Трамп главой государства, событие это из ряда вон выходящее не только по меркам XX века. Если абстрагироваться от революций и переворотов, которые облекали властью выходцев из самых разных слоев общества, то первый пост первой державы мира, да вообще крупной страны, еще никогда не занимал частный предприниматель, не имевший ранее никаких публичных обязанностей.

современный капитализм alter idea

Править всегда было привилегией избранной касты профессиональных государственных мужей, неважно, как они назывались — аристократами, бюрократами или политиками. Только человек, рожденный во власти либо всю жизнь карабкавшийся по ее ступеням, считался вправе стать главой государства. И то, какое сопротивление встречает Трамп в американском истеблишменте, свидетельствует о глубине потрясения, испытанного этой вековечной системой. Хотя эксцентричность президента США добавила ему немало недоброжелателей, особенно в среде американских интеллектуалов. Тем не менее казус Трампа достоин более вдумчивого анализа в рамках «времени большой длительности», как сказал бы выдающийся историк XX века Фернан Бродель.

Современный капитализм начинал складываться первоначально в Италии в XIV веке, прежде всего на фундаменте международной транзитной торговли. Уже тогда крупные предприниматели активно включались в большую политическую историю, правда, поначалу по преимуществу в качестве кредиторов аристократической элиты и правящих династий Западной Европы. На этой ранней фазе, пожалуй, лишь банкиры Медичи сумели конвертировать свой финансовый вес в политический: они монополизировали власть во Флоренции, дважды занимали папский престол и даже породнились с французским королевским домом.С XV и до середины XVIII столетия эта семья находилась на вершинах политического господства, выходившего далеко за пределы Флорентийской республики. Но,надо признать, этот казус оставался практически единственным вплоть до избрания Дональда Трампа 45-м президентом США.

В истории случалось, что предприниматели, оставаясь в тени, успешно манипулировали государственной машиной в личных интересах, в эпоху так называемых олигархов (олигархии были известны и прежде, в той же раннекапиталистической Италии). Или государство использовало отдельных бизнесменов в собственной игре — из событий недавнего прошлого можно назвать, например,президентскую кампанию Михаила Прохорова.

Соблазнительно считать избрание президентом США бизнесмена из списка Forbes в год столетия журнала Forbes неслучайным совпадением. Дескать, понадобилось сто лет,чтобы предпринимательское сословие, столь изменившее мир в XX веке, описанное и возвеличенное журналом Forbes,смогло выдвинуть из своей среды достаточно яркого политика,который оказался способен выиграть выборы у практически наследственной аристократии американской империи. Вероятно, согласиться с этим тезисом можно будет только в том случае, если Дональд Трамп не останется уникальным случаем уникального человека — яркого шоумена и популиста,ловко использовавшего усталость избирателя от традиционной политической трескотни и новые технологии в своей предвыборной кампании.

Богатых давно не любят. Бедные — потому что завидуют. Наследственная аристократия — потому что оказалась со временем не у дел, обеднела и утратила былую силу. Бюрократия и политики — потому что предприниматели — «воры» и много о себе воображают («За мной стоят парни с пушками», — говорит герой «Карточного домика» взбунтовавшемуся миллиардеру). Интеллектуалы же полагают, что богатые не на то тратят свои деньги, то есть не занимаются исключительно поддержкой интеллектуалов, а если и занимаются, то благодетельствуют не тех и не за то. «Мещане во дворянстве», «нувориши», «снобы», «купчишки», «прихватизаторы» — ассортимент обидных эпитетов для предпринимателей обширен.

 И тем не менее именно они всегда были самыми последовательными гуманистами и ставили приоритет интересов индивида над общественной пользой, в точном соответствии со знаменитой максимой Протагора: «Человек — мера всех вещей». Пока государственные классы с завидным упорством заставляли людей жертвовать деньгами, судьбами и жизнями ради абстрактных, иногда весьма вздорных идей, предприниматели добивались автономии личности и отстаивали ее священное право самостоятельно определять собственную судьбу. Именно нарождающемуся капиталистическому классу мы обязаны появлением портрета, который впервые запечатлел не архетипическое, а индивидуальное, пусть даже несовершенное, с бородавками, морщинами, складками. Именно они подталкивали эволюцию автократических режимов в сторону демократии и народного представительства. Именно сила капиталистической предприимчивости и  конкуренции породила технологическую революцию, которая позволила западному миру вырваться вперед и на столетия обеспечила его политическое и экономическое преобладание. Именно буржуазное сознание выдвинуло на первое место в оценке человека не происхождение, вероисповедание, пол или гендер, а личные достижения, тем самым способствуя реализации идеалов равенства, насколько они вообще реализуемы.

Мир, в котором вы являетесь прежде всего работником, клиентом, потребителем, партнером и хозяином, по крайней мере собственной частной судьбы, неизмеримо комфортнее, чем тот, который в массе своей был населен подлыми людьми, быдлом, чернью, содомитами, курицами — не-птицами, жидами, басурманами. Благородные и святые составляли в нем ничтожные проценты и получали все,обрекая остальных на рабский труд, унижения, вечный страх и страдания.

Столетний юбилей журнала Forbes, конечно, не юбилей капитализма, который обязан своим рождением первым итальянским купцам, суконщикам и финансистам, Лютеру, позднее — голландским купцам и биржевикам и, наконец, английским промышленникам. Но тем не менее этот журнал немало сделал для популяризации предпринимательского духа. И уж точно оказался живее другого своего ровесника — коммунистической утопии Ленина. XX век последовательно обрушил основные коллективистские проекты, которыми грезило человечество, — нацизм и коммунизм. Главные вызовы XXI века, судя по всему, будут связаны уже с достижениями капитализма: невиданная технологическая революция, которая обещает значительно продлить человеческую жизнь, параллельно высвободив огромные людские ресурсы,но пока не предлагая для них занятия; конфликт глобальной наднациональной и внеконфессиональной повестки с местными элитами, опасающимися потери контроля над своими территориями; наконец, страх обывателя перед стремительностью перемен, которые утратили всякую «человекомерность».

В избрании капиталиста Трампа президентом США есть, конечно, доля божественной иронии. Представитель капиталистического сословия, впервые достигший такой высоты в мировой иерархии, всей своей риторикой обещает бороться со следствиями триумфа капитализма во второй половине XX — начале XXI века. Будучи редактором Forbes, даже не знаю, что ему пожелать. А всем остальным желаю удачи и много денег в новом столетии Forbes.

Источник

Короткий URL: http://alter-idea.info/?p=24490

Добавил: Дата: Авг 18 2017. Рубрика: Идеи и дискурс. Вы можете перейти к обсуждениям записи RSS 2.0. Все комментарии и пинги в настоящее время запрещены.
Loading...
Загрузка...

1 комм. для “Богатые и дух капитализма”

  1. Вы не правы. Давайте обсудим это.

Комментарии недоступны




Загрузка...






Карта сайта
Войти | Дизайн от Gabfire themes