Боты: технология производства

— Я знаю, что Петр Порошенко лично читает соцсети, и отношение к тебе может поменяться только оттого, чей пост ты лайкнул. Если ты одобрил пост его оппонента, он может месяц не принимать тебя у себя. Я видел, как Порошенко принял решение по судьбе человека после очередного поста в ФБ, где тот его критиковал, — рассказывает один богатый украинец, который вхож на Банковую.

Люди из окружения главы государства все как один отмечают: Петр Порошенко плохо восприимчив к критике. Чтобы уберечь спокойствие гаранта, его окружение попыталось создать вокруг него информационный вакуум, где специально обученные обитатели соцсетей пытаются создать президенту картинку поддержки активной части общества и смягчить информационные удары.

Впрочем, это же справедливо и по отношению ко многим другим украинским политикам. В итоге украинский сегмент ФБ за последние пару лет превратился в поле битвы сетевых кондотьеров. Тут сражаются за идею или за деньги (последних большинство), в пользу тех или иных политиков, олигархов и их партий, создавая видимость общественной поддержки или, наоборот, гражданской ненависти и патриотического возмущения.

Уважаемый ЛОМ и его товарищ бот

 
Для начала определимся с терминами. Игроков ФБ-рынка можно поделить на три вида.
1

ЛОМы (лидеры общественного мнения, они же — блогеры) — это люди с высокой базой подписчиков (не менее 5 тысяч) и большим «средним лайком» (более ста за каждый пост). В определенных ситуациях, правда, ЛОМами могут считаться люди, которые хоть и не имеют много подписчиков, но пользуются авторитетом в какой-то узкой сфере или живут в подходящем, с точки зрения заказчиков, месте (например, на округе, где проводятся выборы). В общем, ЛОМы – это те люди, которые могут продвигать необходимые месседжи для нужной аудитории. При этом, в идеале, эти месседжи не только прочтут – в них еще и поверят. .

ЛОМы делятся на три типа.

ЛОМы при хозяине. Их основная работа — писать что-либо для заказчика в соцсетях (при этом они могут прикрываться каким-то видом деятельности, чаще всего — журналистикой, политологией или волонтерством).

ЛОМы на зарплате. Работают на конкретного заказчика, но при этом являются реальными игроками и в какой-то другой сфере (то есть являются реальными журналистами, известными политологами и т. д.).

ЛОМы на вольных хлебах. Это люди, которые торгуют своими постами в соцсетях от разных заказчиков. Некоторые из них выступают своего рода байерами, помогая продавать посты, написанные другими ЛОМами.

2
Боты — «мертвые души», аккаунты несуществующих людей, которые нагоняют «лайки» под постами, комментируют публикации, делают вбросы. Чаще всего «ботов» в ручном режиме содержат ЛОМы, чтобы «подлайкивать» и перепощивать самих себя, либо крупные политические или бизнес-игроки с той же целью. Услугами ботов пользуются практически все ведущие политики Украины.
3
Программное обеспечение по накрутке лайков. Да, мы не ошиблись, указав это как отдельного игрока. Программы по накрутке — важный элемент системы управления общественным мнением в соцсетях. Причем программами ЛОМы и политики пользуются не столько для того, чтобы потешить свое тщеславие, сколько с целью увеличить процент просмотров своего поста среди друзей и подписчиков (чем больше лайков, тем больший процент друзей и подписчиков увидит данное сообщение — такой алгоритм выдачи «Фейсбука»). Любопытно: когда в феврале «Фейсбук» ввел новые кнопки для выражения эмоций, количество лайков у ряда известных политиков резко уменьшилось — программы накрутки не успели перестроиться под новую систему.
Колбасная лавка «Фейсбука»

Спросом у заказчиков пользуются популярные блогеры — ЛОМы с более чем пятью тысячами подписчиков. Причем чем их больше, тем «дороже» блогер. Точка определения успеха в работе — когда пост попадает в медиа-мониторинг людей, принимающих решения в этой стране, или меняет их точку зрения на резонансные события. Совсем хорошо, когда тема попадает в поле зрения журналистов влиятельных изданий, «цепляет» ведущих из них, мотивируя к дополнительному расследованию.

«Ценность блогеров для политиков еще и в том, что информация, которая распространяется без персональной ответственности, весьма сомнительна. Другое дело, когда она подается со ссылкой на реального человека, с именем, фамилией и своей аудиторией», — рассказывает  глава парламентского комитета по свободе слова и информации, журналист в прошлом Виктория Сюмар.

По этой же причине иногда имеет значение не столько количество подписчиков (все же важно, чтобы их было не менее трех тысяч), сколько социальные связи. То есть не численность, а персональный состав тех, кто в друзьях. Это мнение известного блогера Александра Барабошко, который помимо того, что пишет тексты в соцсетях, зарабатывает еще и как посредник. По его словам, размещение одного поста стоит $50–100 (зависит от веса, то бишь авторитета блогера), сам же Барабошко берет не меньше, $100 за публикацию. И он, пожалуй, единственный герой этого текста, который честно признался, что пишет посты за деньги.

 
Блогер Барабошко — единственный герой этого текста, который честно признался, что пишет посты за деньги
 
 

Между тем посредники голосами блогеров торгуют как в колбасной лавке. «Было бы странно, если бы кто-то за это не получал денег. Есть даже такие «хаботные» (излишне предприимчивые) люди, которые приписывают себе заслуги людей, работающих бесплатно и берут за это деньги», — рассказывает Барабошко.

На кого работает или, как принято выражаться, за кого «топит» тот или иной лидер мнений, можно вычислить по стилю его публикаций и перекрестным лайкам.

«Вот есть какая-то тема и отношение к ней. Если тему начинают «играть» — ее сразу же подхватывает определенная группка людей, блогеров, лидеров мнений, и не важно, из одной они конторы или же нет, главное — на одной волне. Они пишут в одном и том же ключе посты или комментарии под постами, набравшими высокое количество лайков. Ты заходишь на страницу человека, видишь его френдов, смотришь, на кого он в постах нападает, и сразу понимаешь, на какую политическую группу он работает. У меня даже есть списки этих групп. По ним я каждый день снимаю информацию о том, кто какие тезисы запускает и какую цель, соответственно, перед собой ставит», — рассказывает Виктория Сюмар.

Из-за дефицита грамотных фейсбучных писателей блогопосредники сами «выращивают» себе ботов. «Подтягивают молодых перспективных студентов или авторитетных профессоров вузов, преподавателей, кандидатов наук с копеечной зарплатой. Беседуют с ними, находят общие идеологические точки соприкосновения и дают возможность заработать», — рассказывает еще один из таких «торговцев душами», политтехнолог Дмитрий Раимов.

 
Cтоимость одного поста в Facebook с хорошей базой подписчиков колеблется от $50 до $200. Цена зависит от репутации автора
 

По его словам, публикации в центральных СМИ и участие в телеэфирах дают таким начинающим блогерам узнаваемость, рейтинг и подписчиков в ФБ, что в эпоху социальных сетей является частью репутационного капитала, от подписчиков зависит и размер гонорара. По словам Раимова, стоимость одного поста в Facebook с хорошей базой подписчиков колеблется от $50 до $200. Цена зависит от личного репутационного капитала блогера и популярности его личной страницы. «У нас еще ничего. По данным недавнего исследования Гарвардского университета, 488 миллионов постов в соцсетях Китая делают проплаченные блогеры», — шутит Раимов.

По словам Александра Барабошко, конкретно к нему чаще всего обращаются для различного рода политических «вбросов». Барабошко в общем-то все равно, кто заказывает. «Правда, есть у меня внутренние блоки. Если информация угрожает нацбезопасности или в ней есть что-то пророссийское. Со всем остальным вообще нет смысла разбираться — кто прав, кто неправ. В период выборов на одну и ту же тему приходили заказы с двух сторон. Нас ничего не смущало исполнять их параллельно», — говорит Барабошко.

Работает вся эта пирамида по простой схеме. Посреднику спускают темник, в котором лаконично изложены тезисы, как правильно подавать ту или иную тему. «У нас сейчас пул из 40 блогеров-политологов — молодых ребят-студентов. И вот приходит, допустим, заказ от Администрации президента или какой-то политической партии. Например, нужно рассказать, что выборы на Донбассе — это хорошо. Или, наоборот, плохо. Все 40 человек принимают заказ и дружно пишут об этом в Facebook, колонки в СМИ, а лучше и то, и то. Аудитория их читает, сомневается, а потом начинает думать: действительно, наверное, выборы — это хорошо, это же «независимый» эксперт сказал!». Кстати, вы сами можете посмотреть. Тема выборов на Донбассе в ближайшее время будет очень активно обсуждаться», — говорит Раимов.

Торговля политическими постами в ФБ становится выгодным бизнесом.
 
Довольно эффективно используется «фоновая» технология. Это когда пользователь «Фейсбука» дает какую-то зарисовку из жизни (реальную или полностью вымышленную), вкрапляя в нее нужный политический акцент. Например: «Зашел на рынок, подешевела клубника. Бабки говорят, поставили нового главу района — из волонтеров, от БПП. Так он посредникам хвосты прижал. И селяне теперь напрямую товар продают. Все довольны». Или: «Еду по Киеву, останавливают патрульные. Ну, думаю, все. Пропало. Взятку начнут вымогать. Но они просто сделали замечание. Улыбнулись, спросили, нужна ли мне помощь». Или со знаком «зрады»: «Вышел мусор выносить, а у подъезда бабки сидят. О Липецкой фабрике говорят: «Негодяй этот Порошенко, армию Путина финансирует налогами своими. Пора ему уже готовить себе место рядом с Януковичем».

Что касается ботов, то этот институт в Украине не структурирован и не систематизирован так, как в России. «В России реально работают целые офисы, которые с утра до ночи штампуют аккаунты в соцсетях. Одна питерская контора создала фейковый аккаунт гадалки, которая у себя на странице публикует предсказания, и ей все верят! У нас такого нет», — говорит Раимов.Впрочем, боты у нас тоже имеются, просто, в отличие от РФ, их в одном здании (условном Ольгино) не держат и их просто физически не так много, как в соседней стране. Но практически все политические силы, активно представленные в соцсетях, имеют свои армии ботов. Есть они и у самых крупных ЛОМов. Основная задача этих сетевых существ — лайкать, оставлять комментарии, нападать на вражеских ЛОМов или политиков, троллить их, создавать истерику или, наоборот, восторг вокруг заданных свыше месседжей. Вбрасывать какую-то непроверенную информацию, на которую потом смогут ссылаться ЛОМы, а уже на ЛОМов — СМИ. Таким образом легализуется множество фейков.

Итак, с матчастью закончили. Перейдем теперь к описанию основных сетевых армий.

Сразу сделаем важное замечание. Мы не утверждаем, что все перечисленные ниже ЛОМы берут деньги за свои публикации. Более того, мы уверены, что многие из них пишут совершенно искренне, исходя из своих личных убеждений и представлений о справедливом мироустройстве. Наша задача — определить основные политико-идеологические группы в соцсетях, которые придерживаются единой линии. А за деньги они это делают или за идею — другой вопрос.

Имя ему — «порохобот»

«Стоит мне хоть днем, хоть ночью написать у себя на странице что-то, что расходится с линией Банковой, тут же набегают они. Порохоботы», — говорила еще год назад известный телевизионный журналист Кристина Бондаренко.

Пропрезидентский пул блогеров и ботов, действительно, самый многочисленный. Обобщенно всех к нему принадлежащих называют «порохоботы». И хотя это название по сути неверное (большинство тех, кого называют ботами, — это реальные люди, то есть ЛОМы), но мы будем его использовать как устоявшееся. Также важно понимать, что армия «порохоботов» разделена на несколько корпусов с разными управляющими и источниками финансирования, отношения между которыми иногда бывают довольно враждебными. Однако по всем ключевым моментам эта группа товарищей действует по тезисам, которые часто совпадают и «путешествуют» из поста в пост.

Первым системно к вопросу работы в соцсетях после прихода Порошенко к власти подошел Борис Ложкин, глава его администрации.

Тем более, что у Бориса уже был опыт решения деликатных имиджевых вопросов в соцсетях. Речь идет о знаменитой продаже Ложкиным «Украинского медиа-холдинга» Сергею Курченко в 2013 году. Уже тогда вдумчивые читатели могли обратить внимание, что ряд известных ЛОМов горячо поддержал эту сделку, а тезис о ее естественности и прозрачности понесся как вирус по «Фейсбуку».

Эти передовые «ноу-хау» Ложкин и его люди начал применять и на службе у президента, но только в гораздо больших масштабах. И вот уже весьма солидный пул ЛОМов по поводу и без оного начинает вдруг «топить» за президента.

Вскоре после создания Мининформполитики к этой важной государственной работе подключился министр нового ведомства Юрий Стець, хотя его роль в генезисе порохоботства не стоит преувеличивать (как это делают некоторые исследователи).

«Министр информационной политики Юрий Стець в информационной плоскости одно время также работал с ЛОМами, но в последний год перестал — из-за сокращения бюджета, — рассказывает источник в АП. — Некоторое время назад Стець ходил по коридорам АП с проектом бот-ферм, но тут этот проект никого не заинтересовал, и он забросил эту идею, хотя разово работал с отдельными блогерами».

Юрий Стець опровергает эту информацию: «Армия ботов? Где? Покажите. Я сам хочу на них посмотреть. А Барабошко талантливый парень, но как все талантливые люди — страшно неорганизованный», — сказал министр.

В прошлом году, в момент наибольшего сближения БПП и «Народного фронта», большую роль в информационной работе в Администрации президента играла Виктория Сюмар, один из главных политтехнологов «Народного фронта». Но к концу года от этого направления она отошла. Сюмар, правда, опровергает свое какое-либо отношение к формированию информполитики президента.

Уменьшилась и роль Ложкина в управлении информпотоками вообще и «порохоботами» в частности. Хотя до сих пор на него ориентируется немалая часть ЛОМов, а также журналистов и политологов.

Среди последних можно отметить политолога Тараса Березовца, по постам которого украинские политические журналисты привыкли сверяться с линией главы АП, которая, кстати, может иногда отличаться от общепрезидентской линии. Сам Березовец, впрочем, от такой славы открещивается.

«Я не проплаченный ЛОМ. Это было бы настолько дорого, что это просто бессмысленно. Спасибо, хоть не приписывают мне бегство Януковича. Я никогда не участвовал в этом, ни на какие встречи меня никогда никто не приглашал, тем более никаких темников в жизни я не получал», — сказал Березовец.

Сейчас же практически все эксперты указывают на то, что основной центр принятия информационных решений, в том числе и львиная доля работы по «порохоботам», находится в руках у политтехнолога и спичрайтера президента Олега Медведева и его давнего соратника Виктора Уколова.

«Вся информполитика ПАПа сейчас замкнута на Олега Медведева. Такой стиль подхода к информации — дело рук людей старой закалки, которые работали технологами в разных постсоветских эпохах, периодов темников в том числе. Современные информационные менеджеры считают такой подход совком и дешевой манипуляцией, по стилю близкой к российским пропагандистким технологиям», — рассказывает источник в Администрации президента, близкий к Борису Ложкину.

Виктор Уколов не подтверждает эту информацию, как и вообще свое участие в «фейсбучных» кампаниях. Медведев и вовсе отказался общаться на эту тему.

Косвенное подтверждение вовлечения Уколова в историю с темниками все же есть. «Прошлой зимой «Украинские новости» получили вместо пресс-релиза темник по экспертам. Им случайно выслали не то. В документе было написано, что его выдал компьютер под названием Виктор Уколов», — рассказал  Дмитрий Раимов.

 
 

В числе других людей, которые причастны к работе в соцсетях в пользу Порошенко, называют политтехнолога Игоря Грынива (сейчас стал во главе фракции БПП), в управлении которого находится социологическая компания «Социс». Часть ЛОМов одно время управлялись и получали задачи из АП через депутата от БПП Владимира Арьева.

Наконец, еще один корпус «порохоботов» сформирован усилиями ближайших соратников президента — Игоря Кононенко и Александра Грановского, утверждают эксперты. Его центром является сайт «Буквы» во главе с Екатериной Рошук и Петром Терентьевым (псевдоним —Greg Davis).

«Я не единожды слышал от официальных лиц, что «Буквы» — издание людей близкого окружения Порошенко. Делаю вывод, что Екатерина Рошук и Петр Терентьев — ЛОМы отдельного провластного крыла, а точнее, они «топят» по линии депутатов БПП Игоря Кононенко и Александра Грановского. Но они не раз были замечены в резкой смене своих позиций, потому мне кажется, что дело не в идейности», — сказал боец 122-го батальона Маси Найем.

Отметим, что «Буквы» время от времени поддерживают и «линию Авакова» (о сетевой армии главы МВД читайте ниже). Например, во время недавнего скандала вокруг сайта «Миротворец» они его защищали и активно атаковали Мистець.

Информацию о связи «Буквы» с Грановским подтверждает и источник в Администрации президента. «Шведская семья» — Рошук–Терентьев–Devis — отдельное крыло, не управляемое Медведевым. Эта пара работает автономно, тезисно пересекаясь с аватарами Медведева–Уколова, однако в меньшем позитиве. Они злые, часто с перегибом. Их атаки на отдельных политиков совпадают с устным негодованием Грановского. Совпадение? Возможно», — говорит источник в АП.

Между тем ни Кононенко, ни Грановский не подтвердили эту информацию.

Петр Терентьев и Екатерина Рошук заявили, что «Буквы» — интернет-издание, которое принадлежит им, де-факто и де-юре.

«Я не блогер. Я веду свою страницу в Фейсбук, но не позиционирую себя как блогер. Моя личная позиция: критиковать нужно всех. Хвалить, но только по делу, тоже нужно обязательно. Все, что приводит к насильственной смене власти — это плохо. Я не хочу поддерживать процессы, которые раскачивают и дестабилизируют государство. Позиция издания — объективность и хладнокровная подача фактов», — сказала Рошук.

У Терентьева не такая патриотичная, но своя мотивация. «Было бы весело, если бы Власть сделала свою фабрику ботов, — говорит совладелец «Букв» (орфография Терентьева сохранена – прим. ред.) — Судя, по тому, что я наблюдаю в сети, то вижу органическую поддержку Президента, а не «темники» как это хотят выдать. Главная цель такой «фабрики» — противостоять информатакам РФ. И делать ее должны в СБУ или в Минстець, но не в АП. У государства есть реальная органическая поддержка в сети. Люди искренне радуются достижениям. Видео, например, с победами украинских спортсменов набирают большое количество просмотров». По словам Терентьева, к провластным ботам он не имеет никакого отношения: «Я играюсь, прикалываюсь, мне нравится провоцировать людей и наблюдать за их реакцией».

Вычислить полную линейку провластных блогеров можно в период громких информационных волн, как, например, это было с #PanamaPapers. В момент выхода сенсационного материала руководителя проекта «Слідство info» Дмитрия Гнапа и журналиста Анны Бабинец провластные ЛОМы четко выстроились в шеренгу говорящих на одном языке, то есть одними и теми же словами. Кто задавал тон, а кто подхватывал — можно определить по времени публикации постов в тот день. Что говорит не только о времени, когда спустили «темники», а и весьма условной автономности отдельных блогеров. Однако ясно наверняка, что все усилия были брошены на «размывание скандала» — одна из технологий пиарщиков по минимизации последствий репутационного риска. Тезисы, которые тиражировали в тот момент как реакцию на расследование журналистов об офшорах Порошенко: «Гнап — рука Кремля», да и вообще это «подло и низко чернить президента воюющей страны».
 

Вот один из таких темников, что позволило сегментировать блогеров на подкластеры. Вот лишь несколько цитат:

1. «В приведенном расследовании нет ничего противозаконного. Чтобы вызвать ажиотаж, украинские исследователи добавили эмоциональной окраски, апеллируя к Иловайску».

2. «Примеры создания офшорок, наоборот, свидетельствуют о намерении президента избавиться от активов или передать их в независимое управление».

3. «Регистрация компаний была шагом для организации траста».

4. «Деньги по счетам не двигались, а значит, обвинения в неуплаченных налогах — безосновательны».

Свою авторскую позицию закамуфлированные эксперты объясняют не работой, а убеждением, отчаянным и страстным.

«Я не работаю блогером на коммерческой основе. В работе на Порошенко меня обвиняют в среднем два раза в день», — говорит журналист и блогер Виктор Трегубов, чье имя часто упоминается в списке «порохоботов», а тональность постов совпадает с темниками. Среднерыночная цена такого сорта авторов — $100–150 (без демпинга) за пост.

Независимым политологом считает себя и бывший нардеп Тарас Чорновил. «Увы, я очень часто хвалю президента, но не на коммерческой основе. Меня, правда, интересует его окружение, но предложений из АП мне не поступало. Пока», — сказал он.

Особой «популярностью» пользуется и политолог Павел Нусс. Широкую известность он приобрел как эксперт, который наиболее бесхитростно «топит» за президента. Среди «порохоботов» он — эталон. Политологом он себя называет сам, поскольку никто из других политологов Нусса как коллегу не знает.

«Павел Нусс? Политолог? Нет, у меня нет его телефона. Зато его телефон точно есть в Администрации президента, — в свою очередь, прокомментировал политолог Константин Бондаренко. — Это реальный человек. Помню его со времен работы в команде Януковича».

 
«Мне кажется, что сейчас он работает на Администрацию президента. Часто он специально закрывает глаза на объективные недостатки в армии, чтобы поддержать позицию Порошенко. Критику же в его адрес не воспринимает. Причем он отписывает в «Фейсбуке» выгодные президенту месседжи не только по военной теме. Он живо подхватил флэшмоб по #PanamaPapers, раскрученный «порохоботами». Он был одним из первых, кто написал, что Порошенко ничего не нарушил, и журналисты — плохие», — говорит Маси Найем.
 
 

Еще одна идейная, призывающая «не раскачивать лодку» блогер Екатерина Золотарева вообще заявила, что предложения писать посты за деньги ей поступали только от некоторых магазинов — разместить рекламу, однако Золотарева всем отказала.

«Мне это напоминает теорию заговоров. Все верят, что где-то там есть какие-то масоны. Это то же самое, что все верят, что есть какой-то там МинСтець, который всем раздает методички и все сидят и по ним пишут. Бред собачий. Несчастное министерство, у которого копеечное финансирование. Я на него со своей стороны ужасно злая, потому что считаю, что у них абсолютно провальная работа, Стеця надо было гнать давным-давно», — считает Золотарева.

 
 

Впрочем, это люди, которые работают на президента «в открытую». Куда больше ЛОМов, которые «порохоботсвуют» время от времени. Без отрыва, так сказать, от своей основной деятельности. С ними АП сотрудничает либо напрямую, либо через посредников. Они также вскрываются достаточно легко во время больших скандалов. Многие журналисты, например, в это время замечают, как их коллеги начинают «топить» за Порошенко примерно по одним и тем же лекалам.

Политические обозреватели шутят, что «порохоботы» сильно облегчили им работу. Не нужно больше допытывать источников в АП, чтобы узнать истинное отношение Порошенко и его окружения к тем или иным событиям. Например, президент в начале марта с гневом требует освободить Савченко. Но в это же время «порохоботы» начинают на нее атаку. «Ага, — делают вывод аналитики, — значит, побаивается президент Пули как своего конкурента». Президент демонстрирует хорошее отношение к Саакашвили, но «порохоботы» атакуют Михо. Правда, не все: «ложкинские» к губернатору Одессы относятся явно лучше, чем «кононенковские». Тоже становится понятно, что отношения там не безоблачные. Ну и так далее.

За журналистов можно только порадоваться. Также, как и за самих «порохоботов», у которых есть и работа, и зарплата. Но есть ли какая-то польза от этой сетевой армии для самого Порошенко?

 
 

Вопрос дискуссионный. Главный вред, который наносит «порохоботство» президенту, — это жупел продажности. Грубо говоря, если журналисты, эксперты, экономисты, трэвел-блогеры, юристы, домохозяйки и прочие понимают, что за положительные посты о президенте платят направо и налево, то они никогда ничего хорошего о Порошенко бесплатно не напишут. Наоборот, они скорее будут стараться писать о президенте плохо, в надежде, что им предложат деньги за изменение позиции. В какой-то момент на Банковой перегнули палку с тотальной скупкой ЛОМов. Теперь положительный отзыв о президенте прочно ассоциируется с финансовым вопросом.

Вторая проблема — грубость, топорность работы. Когда десятки и даже сотни людей пишут по одним и тем же тезисам, не только журналисты, но и читатели сразу понимают, что дело тут не в искренней любви к президенту.

Кроме того, платные сетевые бойцы, как и любые наемники, не склонны к креативу, продуцируя скупые идеи. Поэтому очень часто «гонят» халтуру.

Типичный пример – кампании по дискредитации журналистов, которыми недоволен президент. Откровенно брутальные формы, в которых они ведутся «порохоботами», дискредитируют не столько журналистов, сколько самого президента, вызывая в отношении него дополнительное раздражение у представителей СМИ.

Как пример «креатива порохоботов» можно привести созданный хэштег #ЖОПАГНАПА и такой же аккаунт с шутками и мэмами о журналисте-расследователе.

 
 

Такое творчество «ниже плинтуса» вряд ли сильно вредит имиджу Гнапа, зато порождает у журналистов вопросы об адекватности президента и его соратников, которые оплачивают такую работу.

Вот еще пример откровенной халтуры: атака «порохоботов» на крымско-татарского журналиста Айдера Муждабаева.

Сетевые бойцы Порошенко, не сориентировавшись, перепутали его с шеф-редактором телеканала Савика Шустера 3S.tv Сакеном Аймурзаевым и набросились, «затаптывая» Айдера по линии «Шустер — продажный, фейковый проект». Однако потом спохватились, поняли, что перепутали двух людей, нашли у Муждабаева российское гражданство и попытались начать атаку в этом направлении.

 

Вообще тема дискредитации журналистов маркировкой «рука Кремля» — типичный прием «порохоботов». Когда им нужно объяснить, почему человек, который критикует власть, неправ, они вешают на него ярлык агента ФСБ, либо человека, который не осознает, что он делает, «раскачивая лодку».

С другой стороны, эти обвинения из уст «порохоботов» звучат настолько часто и в адрес столь широкого круга людей, что ценность их быстро девальвируется.

 
«Фейсбук»—батальоны Авакова
 

Наверняка многие помнят историю расстрела патрульными BMW, в результате которого погиб несовершеннолетний пассажир автомобиля. В соцсетях она отозвалась тут же гулким эхом. Сразу большое число людей, которые до сих пор производили впечатление вполне адекватных и мирных, вдруг превратились в беспощадных ницшеанцев, их посты наполнились свирепой радостью по поводу гибели человека и безапелляционно оправдывали действия полицейских.

Удивительное и загадочное явление? Отнюдь. Это вступила в бой вторая по численности «Фейсбук»-армия. Батальоны Авакова.

Помимо истории с расстрелом BMW еще одна крупная акция, которую она проводила, — пиар новой патрульной полиции в июле прошлого года. В ней участвовало огромное число людей, включая большую часть «порохоботов», и, вероятно, это была крупнейшая кампания в соцсетях, которая осуществлялась когда-либо в Украине.

Впрочем, работы у аваковцев хватает и в ежедневном режиме. Благо, и сам Арсен Борисович — активнейший пользователь «Фейсбука» и с завидной регулярностью выдает на-гора тезисы «для разгона». Да и конфликтные ситуации — с Порошенко, Саакашвили, Фирташем и Левочкиным, «еврооптимистом» Сергеем Лещенко и сайтом «Миротворец», в которые постоянно попадает министр или его соратники, — также не дают засиживаться его сетевым бойцам без дела.

По всем пунктам идет жесткая ответка врагам министров, в атаку на которых бросаются многочисленные блогеры и еще более многочисленные боты.

Среди ключевых ЛОМов министра МВД, по которым можно сверять его позиции, — советник министра МВД Зорян Шкиряк и внештатный советник министра МВД Антон Геращенко. Последний также является основным пиар-идеологом Авакова. Кроме того, за главу МВД «топят» многие волонтеры и ветераны добробатов. А также журналисты. Выделить, например, можно Виталия Портникова, точка зрения которого часто совпадает с тезисами Авакова–Геращенко (из недавнего — по поводу скандала с сайтом «Миротворец»). Официально Портников трудоустроен на телеканале «Эспрессо», который, по данным СМИ, финансируется Аваковым.

Боты и программные накрутки также идут в дело. Мы уже писали выше про то, что после появления у «Фейсбука» новых эмоций количество лайков под постами ряда политиков резко снизилось. Так вот Аваков был одним из них.

 
Засадный полк Турчинова
 

Коллеги Авакова по «Народному фронту» не столь активны в «Фейсбуке». У экс-премьера Яценюка вообще не было сколько-нибудь системной работы в соцсетях. И он пользовался услугами чужих наемных армий. Например, от наездов Сергея Лещенко на него и Мартыненко экс-премьера в свое время защищали упомянутые выше редакторы сайта «Буква», а также ЛОМы Авакова.

Единственный, помимо Авакова, руководитель «Нарфронта» который ведет свою масштабную работу в «Фейсбуке» — это секретарь СНБО Александр Турчинов.

В его фарватере эксперты медиарынка выделяют двух мощных ЛОМов — Викторию Сюмар и главреда сайта «Цензор» Юрия Бутусова. А также некоторых волонтеров и журналистов.

Турчиновцы ведут себя в соцсетях достаточно осторожно. Но ряд заметных кампаний они проводят. Например, осенью 2014 года они запустили акцию «Пастор, вернись» (продвигали идею избрания Турчинова на пост спикера Рады).

Также на регулярной основе ведется кампания против руководства Министерства обороны, с которым враждует Турчинов: министра Полторака и начальника Генштаба Муженко обвиняют в провалах на войне и непрофессионализме.

Продвигают турчиновцы и отдельных людей секретаря СНБО во власти. Например, описывают трудовые подвиги первого заместителя главы Госфискальной службы Сергея Билана.

Кроме того, засадный «Фейсбук»-полк Турчинова точечно отработал публикацию стенограммы заседания СНБО по Крыму (там, где только Турчинов выступил за сопротивление россиянам, а Тимошенко и Яценюк были против).

Наконец, «Фейсбук»-среда Авакова и Турчинова является основным инициатором и промоутером масштабных кампаний в соцсетях по обнаружению «внутренних врагов». К последним причисляются не только люди, которых бдительные «активисты» «Фейсбука» заподозрили в пророссийских взглядах, но и те политики и журналисты, которые, к примеру, выступают за выборы на Донбассе либо слишком активно празднуют 9 мая или выступают против переименований в рамках декоммунизации.

Скромное обаяние юлеботов

Уже мало кто помнит, но вообще впервые термин «боты» в Украине появился еще лет 10 назад в связи с активностью людей Юлии Тимошенко. Так как тогда соцсети еще не были столь популярны, как сейчас, то полем деятельности этих «активистов» были комментарии под статьями в интернете либо на форумах. Тимошенко первая начала нанимать специалистов, основной работой которых стало комментирование в ее пользу. За что они и получили название «юлеботы».

В свое время, это была весьма мощная сила, которая, однако, стала постепенно увядать после поражения Тимошенко на выборах президента в 2010 году.

В настоящее время былые повелители армии «юлеботов» — Олег Медведев и Виктор Уколов — занимаются работой по тому же профилю у Порошенко, а Юлия Тимошенко, как мудрая женщина, рассудила, что ей нет смысла тратить деньги на соцсоревнования ботов в песочнице «Фейсбука». А потому бросила свой бюджет на покупку времени у телеканалов, справедливо полагая, что ее сельский электорат в голубой экран заглядывает чаще, чем в ленту соцсетей.

Впрочем, в соцсетях Тимошенко хотя и по остаточному принципу, но работает. У нее есть небольшая, но шумная армия ботов и своя линейка ЛОМов.

Среди последних выделяются экс-министр ЖКХ Алексей Кучеренко, политолог Виктор Небоженко. Их активность хорошо прослеживается в период кампании по повышению коммунальных тарифов, где они обосновывают антиправительственную линию Тимошенко.

После объединения Тимошенко с экс-главой СБУ Валентином Наливайченко это направление было усилено за счет его ботов и ЛОМов. К последним, например, часто причисляют известного журналиста Дениса Казанского. Хотя, по другим данным, он ЛОМ-фрилансер, отрабатывающий заказы различных политических сил. «Я не работаю на Юлию Тимошенко. Хотя мне часто предлагают сотрудничество различные политические силы. Даже предлагали вступать в партию, но я отказался. Я журналист, а не политик», — сказал Казанский.

 
ЕвроЛОМы и примкнувший к ним Михо
 

Особняком держится группа бывших и нынешних журналистов «Украинской правды» и «Громадського ТВ». По наименованию парламентского объединения хедлайнеров этой группы нардепов Сергея Лещенко и Мустафы Найема, ее будем называть «еврооптимистами», или же «ЕвроЛОМами».

ЕвроЛОМы ведут довольно скоординированную политику. Помимо Лещенко и Найема видными игроками в их тусовке являются руководитель Центра противодействия коррупции Виталий Шабунин и ведущие журналисты УП и «Громадського ТВ». Также по многим вопросам к этой группе примыкает главред журнала «Новое время» Виталий Сыч.

Вместе они активно освещают офшоргейт, разоблачают группу Кононенко-Грановского, Николая Мартыненко, Яценюка и Авакова (по последнему есть исключение — Мустафа Найем, который занимается продвижением новой полиции). Скептически настроены по отношению к правительству Гройсмана (в свое время пропагандировали выдвижение на место премьера Наталью Яресько). Защищают экс-зама генпрокурора Касько.

Как результат — с этой группой ведут затяжную войну «порохоботы» и аваковцы. Помимо грубых наездов в стиле «жопа Гнапа» и «Лещенко-педофил» одной из основных тем дискредитации «еврооптимистов» являются обвинения в связях с близким к президенту олигархом Константином Григоришиным — мол, «топят» они не за европейскую идею, а за интересы олигарха. «Еврооптимисты» эту версию с гневом отметают.

«Подобными обвинениями пытаются дискредитировать источник информации, поэтому под каждого пытаются найти темы, чтобы создать дымовую завесу и отвлечь внимание от антикоррупционного разоблачения, — сказал Сергей Лещенко. — Я обмениваюсь с Константином Григоришиным информацией на тему коррупционных схем и происходящих процессов в стране, но никакие бизнес-отношения меня с ним не связывают».

В политическом смысле группа достаточно близко смыкается с одесским губернатором Михаилом Саакашвили. Время от времени представители группы защищают его и членов его окружения от наездов аваковцев и «порохоботов». Михо, кстати, сам по себе топ-ЛОМ с 850 тысячами подписчиков. Каждый его пост собирает более двух тысяч лайков.

Правда, в пиар-среде поговаривают, что и здесь без накруток не обходится. И на одесского губернатора работает целая армия ботов.

 
Гасконь на берегах Днепра
 

Сетевая армия олигарха и бывшего губернатора Днепропетровской области Игоря Коломойского была одной из мощнейших в Украине в начале 2015 года. Возможно, даже самой мощной. В сферу влияния авторитетного Игоря Валерьевича были втянуты сотни ЛОМов из числа общественных активистов, журналистов, политиков, волонтеров, бойцов АТО. Представители команды Коломойского — такие, как Борис Филатов, например, — сами стали топовыми блогерами.

Всю эту армию прозвали «гасконцами». Правда, происхождение этого названия довольно загадочно. По одной из версий, оно связано с тем, что команда Коломойского декларировала, что «своих не бросает», исповедуя лозунг Д’Артаньяна «один за всех и все за одного».

Сетевые силы «гасконцев» были настолько впечатляющими, что, как поговаривают, сама идея создания армии «порохоботов» родилась у политтехнологов президента как ответ на явный проигрыш Порошенко в соцсетях в соревновании с Коломойским.

Однако с тех пор по «гасконцам» было нанесено несколько ощутимых ударов. Во-первых, со скандалом был уволен Игорь Коломойский. Причем его поведение при этом было настолько брутальным, что многие ЛОМы сочли разумным воздержаться от его поддержки.

Во-вторых, довольно неудачно развивалась история с политическим проектом Коломойского — партией УКРОП. Вначале она набрала неплохой темп, взяла довольно много голосов на выборах, провела в мэры Днепропетровска Бориса Филатова. Однако в конце октября ее лидер Геннадий Корбан был отправлен за решетку, а затем усилиями Коломойского смещен с руководящего поста в партии, что ослабило проект и дезориентировало «гасконцев». Затем Корбан вышел на волю, но к рулю УКРОПа не вернулся. Сам Коломойский к тому времени уже достиг договоренности с властями о лояльности, в обмен на голоса близких к нему депутатов в Раде.

Впрочем, своя линейка ЛОМов у Коломойского сохраняется. Помимо Филатова (его база подписчиков составляет 177 тысяч) и «укроповцев» к поддержке линии «гасконцев» время от времени подключаются депутаты Игорь Луценко и Владимир Парасюк.

Радикальные элементы

Отдельно стоит упомянуть представителей радикальной тусовки. Это представители добробатов, волонтеры, а также активисты правых националистических организаций: «Правый сектор», «Азов», движение Яроша, С14, «Свобода» и подобные. Правда, они не представляют собой единого целого, хотя отдельные их ЛОМы могут быть весьма влиятельны.

Основная их работа в соцсетях связана с обвинениями в «зраде» нынешней украинской власти («режим внутренней оккупации»), защитой своих соратников, которых пытаются судить, а также поиском внутренних врагов.

В последнем случае радикалов часто используют упомянутые выше сетевые армии, чтобы затем раскручивать обвинения в предательстве против своих противников.

 
Сектор Антимайдана
 

Все вышеперечисленные группы так или иначе работают среди людей, которых принято называть «майдановцами». Они между собой могут сражаться, однако по базовым ценностям их мнения совпадают.

Как то: Майдан сыграл позитивную историческую роль. Россия — враг, с которым нет и не может быть никаких компромиссов. С сепаратистами «ДНР/ЛНР» (террористами, пособниками российских оккупантов) нельзя вести диалог. Магистральный путь развития Украины — вступление в ЕС и НАТО.

Всех, кто относится к Майдану, России, НАТО и ЕС иначе, можно сгруппировать в условный кластер «Антимайдан». В Facebook их меньшинство, правда, довольно заметное. И его можно поделить на две большие группы.

Первая — «антиукраинский Антимайдан». В основном это представители эмиграции, а также жители Крыма и территорий подконтрольных «ДНР/ЛНР». Они не признают нынешней Украины, поддерживают аннексию Крыма и непризнанные республики Донбасса. Считают, что украинское государство уже потеряно для нормальной жизни, а потому нужно либо забыть о нем, либо захватить военной силой и присоединить к России (целиком или частью), либо просто ждать, пока Украина сама распадется, либо готовить народное восстание с целью создания «Новороссии» или включения в состав России.

Наиболее четко эта точка зрения артикулируется на сайте «Политнавигатор» (возглавляет его Сергей Степанов, бывший глава киевской редакции информагентства «Новый регион»). К числу видных ЛОМов этого направления можно отнести Александра Чаленко, Ростислава Ищенко, Валентина Филиппова, а также многих донецких журналистов, поддержавших «ДНР/ЛНР».

В этом же русле работают и армии ботов, создаваемых в российских структурах вроде легендарного Ольгино. Правда, их активность в последнее время снизилась.

Вторая большая группа — это часть Антимайдана, которую можно назвать проукраинской. Ее представители не поддерживают сепаратистов и аннексию Крыма и выступают за легальные формы политической борьбы. Но при этом они за скорейшее мирное урегулирование на востоке на компромиссной основе, за нейтральный статус страны (либо за ЕС, но против НАТО), за нормализацию отношений с Россией, за освобождение Руслана Коцабы, против украинизации и политики тотальных переименований. Сами себя они любят называть «адекватниками» — в противовес «ватникам» (антиукраинскому Антимайдану) и «вышиватникам» (радикальные майдановцы). Хотя, конечно, степень адекватности у них различна.

Наиболее яркие ЛОМы этого направления — Анатолий Шарий (который входит в число украинских топ-блогеров с почти 200 тысячами подписчиков в ФБ плюс 775 тысяч подписчиков на его YouTube-канале); Андрей Портнов — один из немногих представителей прежней власти, который сумел стать успешным и очень эффективным сетевым бойцом; политологи Михаил Павлив, Кость Бондаренко, экс-нардепы Елена Бондаренко, Ирина Бережная, а также многие депутаты «Оппозиционного блока». К этой линии примыкает и ряд блогеров, которых трудно причислить к Антимайдану (часть из них Майдан поддерживали), но которые выступают за мирное урегулирование на Донбассе на основе политической части минских соглашений. Наиболее известные — Олег Волошин и Энрике Менендес.

Отношения между двумя сетевыми группами Антимайдана напряженные. Судя по тональности их постов, «антиукраинцы» обвиняют «проукраинцев» в сговоре с властью и Западом. «Проукраинцы» обвиняют «антиукраинцев» в том, что они ведут пропаганду против участия сторонников Антимайдана в выборах, чем снижают явку на юго-востоке, что автоматически работает на повышение процента голосов, отданных за партии Майдана.

Особняком стоят представители бывшей власти, от которых ЛОМы из обоих лагерей стараются держаться подальше.

Некоторые из «бывших» вообще никак в соцсетях не присутствуют (например, Виктор Янукович). Другие наоборот — присутствуют лично и очень активно. Типичный пример — экс-премьер Николай Азаров.

Впрочем, системную сетевую работу ведут лишь несколько человек. Например, экс-глава МВД Виталий Захарченко. А также бывший министр доходов и сборов Александр Клименко. Последний раскручивает свою партию «Успешная страна», а потому соцсетям он уделил должное внимание, создав внушительную армию ботов, которая в режиме 24/7 воспевает его талант государственного деятеля, а также выражает искреннее восхищение жгучим креативом его видеороликов.

 
Зло манипуляций
 

Все, что написано выше, может показаться просто странными, но безобидными играми взрослых людей. Но это уже давно не игры. И уже давно не безобидные.

Армии ботов и ЛОМов, превратив соцсети в поле битвы за интересы своих заказчиков, порождают волны ненависти, которые охватывают огромное число обычных людей, разделяя их по линии «свой-чужой».

Наиболее распространенным способом воздействия на аудиторию у нас уже давно является технология управляемой истерики. Сначала появляются кликуши, вещающие про «распятых мальчиков» или «сепаров» в телесериале. Это подхватывают ЛОМы. За ними — журналисты и СМИ. Эмоции катятся валом, умело подпитываемым специально обученными товарищами. Люди мобилизуются за «своих» против «чужих». Требуют мести, расправы, войны до победного конца, голосования за нужную политсилу, которая все это обеспечит.

Самое плохое, что вслед за каждой волной такой истерики следует френдоцит. Пользователи соцсетей удаляют из своих друзей тех, кто не попал в струю истерики, показав себя «чужими». В конце концов в ленте остаются только «свои». Таким образом, люди сами себя лишают доступа к альтернативной точке зрения. А это, в свою очередь, сильно облегчает задачу манипуляторам.

Как можно уберечься от этого? Как научиться думать своей головой, а не «коллективным разумом» ботов и ЛОМов, получающих за каждый пост по $100-150?

Выход только один — не принимать безальтернативную картину мира. Не закрывать для себя доступ к альтернативным точкам зрения, «поселить» в своей ленте ЛОМов из разных лагерей, с разными убеждениями. Не верить на слово никому, пока не появятся подтверждения. И, в конце концов, включать здравый смысл, прежде чем включить истерику.

Источник

Короткий URL: http://alter-idea.info/?p=13129

Добавил: Дата: Июн 2 2016. Рубрика: Блог-пост. Вы можете перейти к обсуждениям записи RSS 2.0. Все комментарии и пинги в настоящее время запрещены.
Loading...
...

Комментарии недоступны

Загрузка...
Яндекс.Метрика Карта сайта
| Дизайн от Gabfire themes