Братский союз: о чем договорились Путин и Лукашенко в Питере

В день теракта в метро Санкт-Петербурга в том же городе состоялась долгожданная встреча президента России Владимира Путина с главой Беларуси Александром Лукашенко. Несмотря на бодрые реляции руководителей “Союзного государства РФ и РБ” о выходе из затяжного кризиса отношений, дескать, “мы обо всем договорились”, белорусские эксперты оптимизма не испытывают, отмечая лишь тот факт, что маятник поведения Минска от Запада снова серьезно качнулся в сторону Москвы.

Будто не было “войны”

Как мы помним, 27 января Лукашенко, дразня Россию, утверждал, что Украина воюет за свою независимость. Однако уже в феврале он безрезультатно провел 10 дней в Сочи в надежде встретиться с Путиным, а в марте уже рассказывал о подготовке на территории Украины боевиков с целью “свержения президента” РБ. Потому, когда 24 марта Александр Григорьевич сообщил, что между ним и Владимиром Владимировичем прекрасные отношения и вообще они — “родные братья”, можно было предполагать, что конец условной холодной войны между двумя странами не за горами.

“Да успокойтесь − у нас с Владимиром Владимировичем Путиным блестящие отношения. Блестящие. И подберем время, встретимся. Если есть какие-то проблемы, мы их решим”, − отметил тогда Лукашенко. “Без посредников мы решим вдвоем, и нам не надо никакое посредничество. Мы родные братья, нам делить нечего. Я ему как-то публично сказал — может быть, еще будет время, когда придется спиной к спине стать и отстреливаться, ну, как военные люди говорят”, − резюмировал глава Беларуси.

И это при том, что ни о чем договориться Лукашенко с Путиным не могли давно. Как известно, выяснение отношений между российской и белорусской элитами началось с прошлого года из-за нежелания вторых предоставлять свою территорию для открытия авиационной базы первых, неприсоединения Минска к контрсанкциям Москвы и эмбарго украинской продукции, а также разногласий в нефтегазовой сфере. Тогда власть Беларуси в частности заявила о несправедливости цены на российский газ и в одностороннем порядке стала платить за него меньшую цену. Россия в свою очередь заявила о снижении беспошлинных поставок нефти в Беларусь, связав это как с недоплатой за газ, так и с недопоставками нефтепродуктов в РФ.

Лукашенко и Путин в Питере

Дьявол в мелочах

И вот в минувший понедельник Путин заявляет: “Мы договорились о том, что урегулируем все наши спорные споры в нефтегазовой сфере. Мы их урегулировали. Договорились о том, как и в какие сроки мы это сделаем”. По его словам, имеющиеся проблемы будут решены в течение ближайших 10 дней.

“Мы нашли схему, при которой мы сохраняем наши подходы, сближаем наши позиции по ценам. Нашли возможность взаимных уступок, договорились о том, как будем работать в этой сфере не только в 2017, но и в 2018, 2019 году”, − сказал Путин.

В свою очередь российский вице-премьер Аркадий Дворкович рассказал, что уже в апреле может начаться восстановление поставок нефти в Беларусь. Как следует из разъяснений этого чиновника, восстановление поставок “начнется уже более или менее синхронно с выплатой недоплаченной суммы в 726 млн долларов, более 720 млн, давайте так”.

О чем договорились Лукашенко и Путин Alter Idea

Именно такую сумму долга насчитала Россия. Получается, Москва не отходит от своих ранее заявленных принципов. И, судя по всему, Лукашенко платить согласился, хотя совсем недавно задолженность отрицал. Как отмечают белорусские наблюдатели, слова о рефинансировании означает лишь то, что Москва согласна одолжить Минску денег, чтобы тот в свою очередь оплатил долг за газ. То есть речь идет не о подарке, а кредите, который придется отдавать с процентами.

Правда, при этом “Газпром” даст скидки с понижающим коэффициентом к формуле расчета цены газа в 2018 и 2019 годах. Газовые отношения после этого периода, по словам Дворковича, будут зависеть от дальнейших переговоров.

Таким образом, сама формула расчета цены газа пока остается прежней, что само по себе является основой для возможного будущего недовольства Лукашенко и механизмом шантажа белорусского лидера со стороны Кремля одновременно.

Так или иначе, опрошенные “Апострофом” белорусские эксперты, считают, что особых причин для оптимизма нет, акцентируя внимание на скудности поступившей информации.

Как бы хуже не было от этого “мира”

Белорусский писатель и публицист Виктор Мартинович обращает внимание на то, что встречу Путина с Лукашенко в настоящее время комментировать сложно, поскольку “по ее итогам стороны немножечко разошлись в оценках того, о чем точно они договорились”.

“Белорусская сторона заявила о договоре рефинансирования Россией долга за газ, российская сторона (в лице Дворковича) заявила, что долг Беларусь вернет, причем, как следует из заявлений, еще весной, но вернет его дочке “Газпрома”. И вот для меня пока не до конца ясен механизм “рефинансирования”, почему “возврат долга” (по Дворковичу) назван “рефинансированием долга”. Возможно, там предусмотрена какая-то комбинация с немонетарным возмещением долга − в общем, нужно ждать подробностей”, − сказал он “Апострофу”. “Вообще, все энергетические договоренности последнего времени характеризуются тем, что раскрываются именно в подробностях. Вообще же − и Лукашенко, и Путину на фоне ситуации в их странах нужны какие-нибудь хорошие новости. Дело в том, что по доброй традиции сказаны лишь самые общие слова − непонятно, что точно изменилось в раскладе и в отношениях”, − добавил Мартинович.

А вот правозащитник и бывший политзаключенный Алесь Беляцкий высказал предположение, что экономика в прошедшей встрече — не главное.

“Каким-то таким странным образом получилось, что вопросы безопасности стали главными во время этой встречи, не экономические вопросы, не проблемы во взаимоотношениях, а именно — безопасность”, − сказал он “Апострофу”.

Лукашенко и Путин о безопасности Alter Idea

Беляцкий обратил внимание на слова Лукашенко по итогам переговоров: “Мы очень много говорили о безопасности, и не только в связи с этим несчастным случаем. Так было запланировано, это основной вопрос. Не нефтегазовыми вопросами мы начали обсуждение. Мы действительно основное внимание уделили давно запланированному вопросу безопасности наших государств”.

“И это — после ряда мирных манифестаций, прошедших во многих белорусских городах, а также в России в марте, — обращает внимание правозащитник. — Неслучайно эта “безопасность” вылилась в массовые репрессии против гражданских и политических активистов, против участников мирных акций. Авторитарные президенты одинаково выстраивают стратегию обороны своих режимов. Вот что случилось в Санкт-Петербурге в эти дни. И для этой совместной обороны Лукашенко пожертвовал отношениями с соседями Беларуси — Украиной, Польшей, Литвой. И сделал это уже в который раз. Кстати, в связи с этой продекларированной безопасностью очень подозрительно выглядит этот теракт в питерском метро”.

В свою очередь политолог Алесь Логвинец, задержанный в Минске на митинге 25 марта, избитый ОМОНом и отсидевший “сутки” в СИЗО, отмечает, что несмотря на очевидные противоречия и личную дистанцию, Лукашенко и Путин вынуждены договариваться. “Мы видим, что стороны долго не могли договориться. Из того, что сейчас объявлено, можно сделать вывод, что какой-то компромисс все-таки найден. Посмотрим, чем закончатся переговоры о цене газа. Нам также неизвестна непубличная сторона достигнутых договоренностей. Возможно, Москва добилась от Минска согласия на появление у нас новой российской военной базы, а может, о чем-то и новом с целью “противостоять” Западу”, − сказал он “Апострофу”.

Редактор белорусской службы сообщества “InformNapalm” Денис Ивашин отмечает, что в отношениях между Россией и Беларусью последней отведена роль своего рода протектората РФ.

“Помимо задекларированного осуществления военной защиты, протектор может предоставлять помощь при выстраивании отношений с другими государствами на международной арене. Именно об этом просил Лукашенко Путина во время встречи с ним в понедельник, 3 апреля. Это напрямую говорит о том, что построенная Лукашенко модель государства имеет неполный суверенитет в своих внешнеполитических делах, и Россия тут несомненно играет роль покровителя, который, несмотря на все козни и чудачества своего подзащитного, предоставляет ему экономические преференции, производит прямое и косвенное субсидирование белоруской экономики. Как когда-то очень четко высказался один из кремлевских деятелей, что “Лукашенко, может быть, и сукин сын, но это наш сукин сын”, — говорит Ивашин.

И пока суть договоренностей между лидерами Беларуси и РФ остается не до конца понятной, такая неизвестность вызывает у белорусов тревогу. “Могу только выражать надежду на то, что белорусский суверенитет стоит несколько дороже 700 млн долларов и скидки на газ”, − резюмировал Виктор Мартинович.

Источник

Короткий URL: http://alter-idea.info/?p=20270

Добавил: Дата: Апр 6 2017. Рубрика: Блог-пост. Вы можете перейти к обсуждениям записи RSS 2.0. Все комментарии и пинги в настоящее время запрещены.
Loading...
...

Комментарии недоступны

Загрузка...
Яндекс.Метрика Карта сайта
| Дизайн от Gabfire themes