Чернобыльская авария: неудачные испытания или плановый теракт?

Так что же все-таки произошло в Чернобыле? Трагическая случайность? Авария? И не скрывается ли за ней некий секретный эксперимент?

С течением лет все большее число людей начинает склоняться к той мысли, что за страшной чернобыльской катастрофой кроется некий опасный эксперимент, для проведения которого 26 апреля 1986 года власти пошли на беспрецедентные меры — сознательно вызвали аварию на реакторе. В поддержку этой гипотезы прежде всего говорит тот факт, что все понимали серьезность ситуации, но никто не смотрел на показания устройств, обеспечивавших безопасность на станции. Затем, как говорит правительственный отчет, последовала цепь «ошибок», которые и привели к взрыву реактора. С трудом верится в такую возможность. Но с какой стати советским властям идти на столь широкомасштабную ядерную катастрофу, ради чего жертвовать миллионами жизней?

 

Версия первая – ядерные испытания

 

Полагают, наиболее разумным объяснением может быть проведение эксперимента, необходимого для проверки последствий ядерного удара. Иными словами, советское правительство готовилось к войне. Но чернобыльский эксперимент мог быть оправдан только одним — выработкой Москвой планов по ведению ядерной войны против Запада. И чернобыльскую аварию следует рассматривать не иначе, как начало активной подготовки к войне. Тогда все становится ясным — советскому правительству требовалось проверить некоторые процессы и работу оборудования, созданного в эпоху «холодной войны» и направленного на защиту и обеззараживание местности после ядерного удара. Кроме того, лидерам СССР необходимо было не просто иметь данные о заражении местности вследствие ядерного удара, им требовались очень надежные данные, то есть полученные в самом худшем из сценариев.

Но даже если в СССР на самом деле в течение долгих лет разрабатывался план ядерной войны с Западом, была ли так уж необходима и «полезна» варварская чернобыльская катастрофа? Запад долгое время снабжал русских информацией о влиянии радиоактивности, как в период короткого воздействия, так и продолжительного.

Действительно, влияние человеческого фактора в сценарии событий 26 апреля 1986 года и предшествующих дней видится исключительным. Поминутный анализ действий персонала станции оставляет скверное впечатление: как будто чем-то одурманенный персонал шел на чудовищный риск. Но ведь в том-то и штука, что он не мог не идти на него! Персонал – это исполнители, они действовали согласно спущенному сверху плану.

По мнению физика-ядерщика Николая Кравчука, что в период с 1 по 23 апреля состояние активной зоны реактора претерпело существенные изменения. Это не предположения, а зафиксированный факт, который легко проверить. Ученый делает вывод: это никак не могло быть случайностью, но явилось результатом «хорошо спланированных, заранее реализованных действий». Вообще, отмечает Кравчук, состояние четвертого реактора к тому моменту было просто «идеальным» для катастрофы. Опять же только факты: по состоянию на апрель 1986 года именно на четвертом энергоблоке было сконцентрировано наибольшее число радиоактивных материалов на 1500 МКи, при этом на момент начала испытаний реактор находился в крайне нестабильном состоянии. Вдобавок ко всему в некоторые ячейки реактора был заложен плутоний-239 – высокообогащенное топливо с атомных подлодок. Надо ли говорить, что и запас графитовых стержней, которые заглушают работу реактора, к моменту испытаний был исчерпан? Гулять так гулять!

Но, допустим, вышеуказанная обстановка на четвертом энергоблоке действительно могла стать результатом некоего рокового стечения обстоятельств, а не злого умысла. Однако есть еще один факт, который уж точно не спишешь ни на какое роковое стечение обстоятельств. Непосредственно в день испытаний не были допущены на работу квалифицированные специалисты Чернобыльской атомной электростанции. Это, в общем-то, тоже совсем несложно проверить. Сам Кравчук ссылается на одного из них – Чернышева. Также доподлинно известно, что те несчастные сотрудники, которым довелось проводить этот адский эксперимент, пытались «достучаться наверх», конкретно до заместителя главного инженера по эксплуатации Чернобыльской АЭС Анатолия Дятлова, который отвечал за эксперимент, чтобы убедить его в крайней опасности мероприятия. Но тщетно. Очевидно, прекратить эксперимент было явно не в его воле. В чьей – вопрос скорее риторический.

К слову, Кравчук уделяет достаточно внимания личности Дятлова, который в итоге уж больно подозрительно легко отделался. «Как будто у него была гарантия от слишком тяжелого наказания», – отмечает Кравчук. Действительно, первоначально Дятлов как ответственный за эксперимент был приговорен по ч. 2 ст. 220 УК УССР к десяти годам колонии общего режима. Но уже через четыре года, в 1990-м, он был досрочно освобожден в связи с тяжелым заболеванием (в момент катастрофы Дятлов получил дозу облучения в 550 бэр) после множества официальных ходатайств. К слову, сам Анатолий Дятлов также написал книгу о чернобыльской катастрофе, где делал акцент на невиновности персонала станции. В свою очередь, современники Дятлова отмечали, что по части дисциплины тот был весьма строг. Впрочем, эти показания опять же работают скорее в пользу версии Кравчука.

 

Версия вторая — теракт

 

Химический элемент уран состоит из двух его изотопов: 0,7 % изотоп с атомным весом 235, остальное — изотоп с атомным весом 238. Топливом является только изотоп урана-235. При захвате (поглощении) нейтрона ядром урана-235 оно становиться неустойчивым и практически мгновенно распадается на две, в основном неравные, части с выделением большого количества энергии. В каждом акте деления ядра, энергии выделяется в миллионы раз больше, чем при сгорании молекулы нефти или газа. В таком большом реакторе как Чернобыльский, при работе на полной мощности «сгорает» около четырех килограммов урана за сутки.

Обычно в энергетических реакторах используют не природный, а обогащенный уран изотопом-235. Большая часть это уран-238 и потому значительное количество нейтронов поглощается им. Ядро урана-238, после поглощения нейтрона, неустойчиво и через двойной распад превращается в химический элемент плутоний-239, также способный делиться при поглощении тепловых нейтронов как и уран-235. Свойства плутония как топлива отличаются от урана и при достаточно большом накоплении, после длительной работы реактора, несколько изменяют физику реактора. Службы атомной станции периодически проводят замену выработанных топливных элеменов, что учитывается в журналах работы станции.

Ничего выдающегося в программе испытаний реактора не было, обычная программа испытаний для проверки состояния турбины и её подшипников. Известность программа получила только в связи с аварией, которая произошла при ее проведении.

Нет никакой технической связи между аварией и программой испытаний. Испытания реактора с одной стороны маскируют проведенную диверсию действиями персонала, а с другой стороны ключевым этапом является последний — остановка реактора в заданное время.

Если бы до испытаний случайно бы произошло автоматическое срабатывание системы защиты, то авария произошла точно так же.

Рассмотрев все документы, комиссия расследования не нашла отклонения параметров от нормы, их не было вплоть до нажатия кнопки аварийной защиты (АЗ). Системы централизованного контроля, в частности, программа ДРЕГ, не зарегистрировали до 01 часа 23 минут 40 секунд, до момента нажатия кнопки АЗ, никаких изменений параметров работы реактора приборами и нет технической причины срабатывания системы аварийной защиты в автоматическом режиме без участия оператора.

Комиссия Госпроматомнадзора под председательством Брунша Валерия Оттовича, собрала и проанализировала большое количество материалов и, как написано в докладе, не смогла установить достоверной причины срабатывания АЗ в автоматическом режиме. Таким образом, реактор глушился по окончании работы самим оператором.

В 01ч. 23 мин. 40с. зарегистрировано нажатие кнопки АЗ реактора для глушения реактора по окончании работы. Эта кнопка используется как в аварийных ситуациях, так и в нормальных условиях для остановки реактора. Стержни системы управления и защиты (СУЗ) в количестве 187 штук пошли в активную зону и по всем канонам должны были прервать цепную реакцию, но этого не произошло.

В 01ч. 23 мин. 43с. зарегистрировано появление аварийных сигналов по превышению мощности и по уменьшению периода разгона реактора (большая скорость увеличения мощности). По этим сигналам должна сработать система СУЗ и стержни АЗ должны идти в активную зону, но они уже идут от нажатия кнопки АЗ. Появляются другие аварийные признаки и сигналы: рост мощности, рост давления в системе охлаждения и т.д.

В 01ч. 23 мин. 47с. произошел взрыв, сотрясший всё здание, и через 1-2с, еще более мощный взрыв. Стержни АЗ остановились, не пройдя и половины пути. В такой будничной обстановке реактор РБМК-1000 четвертого блока ЧАЭС был взорван с помощью кнопки аварийной защиты (АЗ) за семь секунд. Операторы станции в принципе не могли ничего сделать.

Реактор РБМК геометрически большой. Отдельные его части могут вести себя как самостоятельные реакторы. При срабатывании АЗ, когда одновременно в зону идет большое количество стержней, в нижней части зоны стержнями может создаться локальная критическая масса и произойти ядерный взрыв.

Когда стержень системы защиты ещё находится в промежуточном положении, вода из нижней части канала уже вытеснена и начинается активизация работы топлива в нижней части. Т.е., при движении стержней вниз, на начальном этапе глушения реактора, они наоборот начинают разгонят реактор и лишь потом его глушат. При большом запасе реактивности, система аварийной защиты (АЗ) справляется со своим назначением. При малом запасе, не справилась. Может вноситься положительная реактивность и согласно расчетам после аварии, величиной «до одной бета». Только через 5…6 секунд защита начинает выполнять своё назначение и глушит реактор. Реактор взорвался на седьмой секунде.

26 апреля 1986 г., после нажатия кнопки АЗ, защита сработала в полном объеме и взорвала реактор.

В 1975 г. на первом блоке Ленинградской АЭС, при выходе на мощность после срабатывания АЗ, произошла авария с разрывом технологического канала из-за перегрева небольшой части активной зоны. Уменьшить в этой части мощность путем погружения стержней здесь и извлечения в других местах не представлялось возможным.

После аварии комиссия сотрудников ИАЭ и НИКИЭТ обследовала реактор и в 1976 г. сформировала рекомендации по улучшению характеристик РБМК, которые легли в основу мероприятий по последующей модернизации станций подобного типа, но модернизацию так и не провели, а о нештатной работе АЗ стало известно [2].

Таким образом, за 10 лет до Чернобыльской аварии научные работники ИАЭ — Институт атомной энергии им. И. В. Курчатова и НИКИЭТ — Научно-исследовательский и конструкторский институт энерготехники им. Н. А. Доллежаля в Москве знали о том эффекте, который возникает при опускании стержней АЗ и разгоне реактора на начальном этапе его остановки. Техническое обоснование для модернизации положено на бумагу и конечно стало известно заинтересованным лицам в СССР и США, у которых было достаточно времени для проверки и математического моделирования аварии. Они могли математически рассчитать образование локальной критической массы в нижней части активной зоны и при определенном составе топлива спрогнозировать его взрыв.

Разгон реактора, который случился в ночь на 26 апреля, был принципиально невозможен при штатном содержании топлива. То есть, если бы топливо реактора соответствовало регламенту, то такого разгона реактора ни в коем случае не было, и он бы не взорвался.

В активную зону было умышленно дополнительно внедрено горючее внештатного состава — с атомных подводных лодок с большой наработкой плутония 239. Информация об этом сегодня открыто опубликована физиком-ядерщиком Николаем Кравчуком. Николай Кравчук закончил кафедру теории атомного ядра физического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова и его выводы рецензировались профессором, доктором технических наук И.А.Кравцом и доктором физико-математических наук В.А.Вышинским.

С 1 по 23 апреля 1986 года «состояние активной зоны реактора существенно изменилось. Такие изменения произошли не случайно, а в результате хорошо спланированных, заранее реализованных действий», пишет Кравчук. На четвёртом энергоблоке содержалось максимальное количество радиоактивных материалов на 1.500 Мки. К моменту испытаний реактор находился в крайне неустойчивом состоянии с падениями мощности. Кроме того, в некоторых ячейках реактора находилось более высокообогащённое топливо с атомных подводных лодок (плутоний-239). [3], [4].

Таким образом, юристам необходимо зафиксировать вывод технических специалистов:

Небольшая часть активной зона реактора взорвалась в результате погружения графитовых стержней для остановки реактора. Вместо снижения активности зоны произошел резкий рост активности на начальном этапе погружения стержней при нештатном топливе в реакторе, что и стало технической причиной взрыва ядерного реактора. Сам факт загрузки нестандартных активных элементов создал условия для взрыва станции, а остановка реактора после проведенного эксперимента, стала спусковым механизмом для взрыва. Аварийная защита (АЗ) стала разгонным устройством.

«Взрыв ядерной станции убьёт сотни, а от радиоактивного заражения погибнут миллионы» и этот тезис понятен всем военным и людям с высшим техническим образованием. Потому необходимо этот этап диверсии рассмотреть отдельно и он наиболее нагляден.

Николай Чечеров, который 20 лет исследовал внутренние части реактора — с 1986 по 2005 год, дал интервью где рассказал, что ему и другим исследователям удалось осмотреть практически все помещения четвертого блока — центральный зал и все помещения под реактором. Он сообщает следующее: «Нам удалось обследовать все места скопления топливосодержащих расплавов, и стало ясно, что расплавы попали в бассейн-барботер (емкость, предназначенную для приема пара в случае аварии). Никакого парового взрыва, которого так опасалась правительственная комиссия, не произошло. В шахте реактора и в помещении под ним также никаких следов взрыва не обнаружено. Видимые разрушения, то есть те, которые мы своими глазами видели, говорят, что взрыв произошел прямо в центральном зале. Взрыв был один, и он был ядерный», — говорит ученый.

Учёный сообщает, что при осмотре шахты оказалось, что она пуста. «Более того, в ней мы не обнаружили никаких следов горения, даже краска на металлоконструкциях была цела». Чечеров утверждает, что все сообщения в газетах о том, что графит в реакторе горел чуть не две недели, — абсолютные выдумки. «Это всё от незнания того, что графит реактора РБМК не горит! Эта легенда была нужна, чтобы декларировать существование активной зоны в шахте», — сказал он.

Произошедший ядерный взрыв части активной зоны реактора выбросил до самой стратосферы много десятков тонн радиоактивных веществ и этот выброс, независимо от событий на ЧАЭС, должен был быть зафиксирован всеми другими службами гражданской обороны и военными частями.

Военные отлично знают, что такое радиоактивное заражение и на сколько важна скорость принятия мер по защите населения, т.к. максимальные уровни радиации в первые часы после ядерного взрыва и выпадения осадков.

Уровень излучения радиоактивных осадков сильно зависит от времени, прошедшего с момента взрыва. Это обуславливается периодом полураспада и в первые часы и дни уровень излучения падает довольно сильно за счет распада короткоживущих изотопов, составляющих основную массу радиоактивных осадков. Далее уровень радиации падает очень медленно за счет частиц с большим периодом полураспада. Скорость падения уровней радиации известен всем выпускникам средней общеобразовательной школы СССР из курса начальной военной подготовки и в современных единицах измерения выглядит как показано на рисунке 2. Падение уровня радиации происходит по экспоненте.

"Правило семи/десяти", что учат в школе и в армии.

По состоянию на 1986 год в СССР действовали инструкции для населения и сил гражданской обороны, содержание которых хорошо всем известно вплоть до наглядной агитации на стендах в каждой школе и в организациях:
Таким образом, скорость действий сил и средств Гражданской обороны имеет решающее значение для выживания населения. Потому военные немедленно информировали штабы об уровнях радиации в местах своей дислокации и руководители в Москве знали ситуацию об уровнях радиоактивного заражения с первых минут выпадения радиоактивных осадков. Средства Гражданской обороны фактически не задействованы и произошло максимальное поражение населения, умысел очевиден.

Журналист Игорь Осипчук беседовал с полковником В.Мусиец, командиром в/ч 74939 ЗГРЛС «Чернобыль-2» — станция радиоразведки и слежения за пусками баллистических ракет США. Вопрос: -«Чернобыль-2» и ЧАЭС построили всего лишь в девяти километрах друг от друга — нет ли в этом практического смысла?

Ответ:-«…От Чернобыльской атомной к нам провели линию электропередач. Энергию мы получали и от ЛЭП, шедшей со стороны Киева.
О Чернобыльской катастрофе мне сообщили через пару часов после взрыва реактора. Сразу же с начальником химзащиты майором Шевченко мы помчались в Припять, измеряя по пути уровни радиации, а затем по просьбе руководства города занимались измерениями в Припяти и на промбазе. Часов в 11 утра я распорядился отключить наш объект — система вентиляции засасывала вместе с воздухом радиацию, это привело бы к выходу из строя электронно-вычислительной техники. После этого «Чернобыль-2» ни разу не работал.
… После Чернобыльской катастрофы гражданское население городка эвакуировали в тот же день, что и Припять… (Другие части остались на зараженных территориях и женщин с детьми своевременно не эвакуировали).
Вопрос: -«Как часто Вы передавали результаты наблюдений на командный пункт? Ответ: Что касается «Чернобыля-2», то информация отсюда постоянно передавалась в «Солнечногорск-25» Центр Подготовки Специалистов Подразделений Связи Специального Назначения СА, так как объект официально не был еще на боевом дежурстве. Это планировали сделать в конце 1986 года, но помешала Чернобыльская катастрофа. Объект «Чернобыль-2″, как часть системы противоракетной и противокосмической обороны войск ПВО, был создан с единственной целью — зафиксировать ядерное нападение на СССР в первые две-три минуты после запуска БР.» [6].

Если военный специалист будет планировать ядерный удар и радиоактивное заражение местности, то он воспользуется розой ветров для данного региона в заданный период времени. Для европейской части СССР господствующие ветра дают перспективу радиоактивного заражения местности, которую специалист представит графически. Таким образом, в результате террористического акта и радиоактивного заражения местности планировалось убить население на территориях, которые обозначены на рисунке ниже красным цветом.

Господствующие ветра над Европой в период с января по июль

Фактически произошло неожиданное для тех, кто планировал теракт, диверсию. После взрыва ветер отправил радиоактивные осадки на север и максимальные уровни радиации от короткоживущих изотопов стали выпадать к северу, и далее на запад, выпали на Европу. Итоговая картина заражения показана на карте ниже 

Радиоактивное заражение европейской части континента. Белым цветом показаны зоны, по которым нет данных

Тоже самое, с указанием величины загрязнений.
То же, что и на рис. 4, с указанием распределениях загрязнения в Кюри

Состав радиоактивного заражения местности после распада короткоживущих радиоактивных элементов показан в таблице.

  Состав радиоактивных элементов в радиоактивном заражении после взрыва Чернобыльской АЭС

Фактически пострадало всё северное полушарие планеты и постепенно радиоактивное заражение распространилось на всю планету. Медики отмечают резкий рост раковых заболеваний как результат радиоактивного заражения местности [7].

 

Ссылки:

  1. Ядерная энергия (начальные сведения из физики ядерного реактора), URL: http://www.reactors.narod.ru/rbmk/02_nucleng.htm
  2. А.С.Дятлов. Чернобыль. Как это было. / М.: Научтехлитиздат, 2003. — 191 с. — ISBN 5-93728-006-7, URL: http://lib.aldebaran.ru/author/dyatlov_anatolii/dyatlov_anatolii_chernobyl_kak_yeto_bylo/
  3. Н.В. Кравчук. Загадка Чернобыльской катастрофы. (Опыт независимого исследования). – М.: АИРО–XXI, ISBN 978-5-91022–153-0, 2011. 104 с., URL: http://www.airo-xxi.ru/2009-12-27-19-12-47/doc_details/28—-
  4. В.Мартынюк. Трагедия Чернобыля могла быть результатом заговора, а не разгильдяйства / Интервью Н.В.Кравчук в сетевом издании KM.RU. Свидетельство о регистрации Эл № ФС 77 – 41842. 5.06.2013, URL: http://www.km.ru/world/2013/06/05/chernobylskaya-katastrofa/712470-tragediya-chernobylya-mogla-byt-rezultatom-zagovor
  5. М.Ганапольский. Правда о Чернобыле через 25 лет – мы пережили ядерный взрыв! / URL: http://tsn.ua/analitika/pravda-o-chernobyle-cherez-25-let-my-perezhili-yadernyy-vzryv.html
  6. C.Прокопчук. Чернобыль-2 Радиоактивные деньги / Сайт в сети Интернет: «ChernobylZone», 2012-07-22, URL: http://chernobylzone.wen.ru/Page/Chernobyl2Dollars.htm
  7. А.П.Трунев. Чернобыльская катастрофа: локальная карта и оценка влияния южного следа на здоровье населения / Сайт в сети Интернет http://chaosandcorrelation.org/thewar/No41/chernobyl.htm
  8. И.Золотухина. Экс-начальник Припятского отделения КГБ УССР: “Как основную версию рассматривали диверсию”/ Интернет издание Украины газета «Сегодня» от 26 Апреля 2011, URL: http://www.segodnya.ua/life/interview/ekc-nachalnik-pripjatckoho-otdelenija-khb-uccr-kak-ocnovnuju-verciju-raccmatrivali-diverciju.html

Короткий URL: http://alter-idea.info/?p=11994

Добавил: Дата: Апр 14 2016. Рубрика: Культпросвет. Вы можете перейти к обсуждениям записи RSS 2.0. Все комментарии и пинги в настоящее время запрещены.
Loading...
...

Комментарии недоступны

Загрузка...
Яндекс.Метрика Карта сайта
| Дизайн от Gabfire themes