Дело Бахматюка: частная собственность как институциональная проблема

Не сделаем для украинцев большого открытия, если скажем, что проблемы отечественного сельского хозяйства, впрочем, как и всей украинской экономики, лежат в юридическом закреплении монопольного права ограниченного числа физических лиц на использование и переработку природных ресурсов.

Все предельно просто: политизация вопроса о частной собственности на землю не позволяет запустить рынок земли, — вот и на днях президент Порошенко продлил «земельный» мораторий, предоставив возможность чиновникам и далее распределять участки по собственному хотению и велению; отсутствие четкого правового понимания «частная собственность» приводит к тому, что земля попадает де факто в частное управление, сохраняя де юре свой государственный статус, — это если мыслить категориями международного, а не постсоветского права; разделение земли на используемую под сельхозпроизводство и «под застройку» является также неплохим административным ресурсом, позволяющим манипулировать большими, если не значительными площадями в несколько тысяч, а возможно и десятками тысяч га; административно-финансовая зависимость бизнеса и власти фактически «смазывает» понятие собственника, превращая последнего в зависимого от персональной воли крупного чиновника, который, в свою очередь, как принято утверждать у нас в СМИ, «влияет», а попросту позволяет /не позволяет бизнесу развиваться.

Таким образом рождается коррупция в сельском хозяйстве. Причем ситуация довольно сложная и с точки зрения морального выбора, и с точки зрения «оптимального» ведения самой бизнес-деятельности. Понятно, что земельный рынок никуда не делся, он «перетек» в сферу административного регулирования, где такие явления, как «откат» и «договорняк» как раз и являются рыночными категориями. Только в роли спроса и предложения здесь выступают интересы владельца аграрного холдинга и человека, наделенного властью. Кстати, как показывает украинский опыт, такой человек не обязательно является чиновником, — им может быть любой представитель «элиты», принимающий окончательные решения.

К чему на практике приводит работа оной системы?

К примеру, Олег Бахматюк, являющийся собственником агрохолдинга Укрлэндфарминг, банков VAB и Финансовая инициатива. С одной стороны, он создал крупнейшее сельхозпредприятие в Украине, используя в качестве методов рейдерские захваты более мелких фермерских хозяйств. Понятно, что подобная деятельность не может долго продолжаться, если не будет соответствующего прокурорского, судебного и административного прикрытия. Такова политика нашего времени.

С другой стороны, именно НБУ выдвинуло против него обвинения в мошенничестве, рейдерстве и невыполнении взятых на себя обязательств в отношении собственного банка Финансовая инициатива, — известно, что Бахматюк выступал поручителем на сумму 1,5 млрд. грн.

Между тем, по словам хозяина Укрлэндфарминга, он никому и ничего не должен, а перечисленные НБУ обвинения – это убытки государства.

Что же тогда получается? Два варианта. Либо госпожа Гонтарева «зачищает» аграрный рынок под нового, будущего монополиста, либо Бахматюк не смог договориться с государством, а потому выплачивает «штрафные» за право использовать государственные ресурсы (землю, которая находится в советской «общенародной» собственности) в своих частных финансовых интересах.

А все потому, что в Украине нет частной собственности на средства производства. Но зато есть желание правящего класса и далее «зарабатывать» шальные коррупционные деньги.

Короткий URL: http://alter-idea.info/?p=16123

Добавил: Дата: Ноя 6 2016. Рубрика: Блог-пост. Вы можете перейти к обсуждениям записи RSS 2.0. Все комментарии и пинги в настоящее время запрещены.
Loading...
...

Комментарии недоступны

Загрузка...
Яндекс.Метрика Карта сайта
| Дизайн от Gabfire themes