Депутат Госдумы Евгений Федоров: «Для нас возвращение Крыма в состав России – это первый этап восстановления границ Отечества 1945-1991 гг»

Депутат государственной думы Евгений Федоров известен своей однозначной имперской позицией. Больше того, его часто относят к так называемой «партии войны» и позволяют говорить то, что даже у московских лидеров только на уме. Федоров — типаж, аналогичный Жириновскому. Только для более образованных. Если, конечно, в условиях путинского режима можно вообще делать различие между позициями депутатов, чиновников и кремлевской администрации.

— В первый раз я избирался в Госдуму РФ в 1993 году от Ленинградской области, — говорит Евгений Федоров. —  На определенном этапе, это была середина 2000-х,  учитывая особенности Калининградской области, и то, что я  занимался вопросами экономики, меня направили на решение проблем региона. Здесь были самые острые законодательные проблемы в плане экономики. Партия сказала, значит, надо идти — в 2007 году меня избрали депутатом Госдумы от Калининградской области.

 Расскажите о вашей роли в создании партии «Единая Россия».
— В 1999 году я был одним из семи учредителей создания блока «Единство – «Медведь», когда Владимир Путин был и.о. председателя правительства РФ. Мы изначально создавали блок под него. Как член его команды, я как раз этим и занимался. Потом этот проект стал партией «Единая Россия», партией реформ Путина, не просто хорошего человека, а человека, который проводит политику реформ, политику национального курса. Суть реформирования – восстановление или усиление суверенитета в экономике и политике. Дальше этот курс разворачивается. Что такое путинский курс в экономике? Это политика количественных смягчений.
 
 Что это означает?
— Снижение процентной ставки до европейского уровня, резкая подача в экономику российских рублей. Для Калининградской области, например, это означает объем инвестиций порядка 1-2 трлн рублей кредитных инвестиций.  В практическом плане это гарантирует, что мы возвращаемся не только к темпам роста экономики области, что были раньше, но даже больше. Все очень просто. Вы спросите у любого предпринимателя. Если ему дадут в Калининграде рублевый кредит на европейских условиях, под 2-4%, по той же системе залогов, что он будет делать? Да сразу построит 10-20 производств. При таких условиях Калининграду не нужны будут даже особенные льготы, хотя я сторонник закона о Калининградской области и один из авторов первой редакции.
И как можно добиться вот таких кредитов на европейских условиях?
— В первую очередь выполнить решение главы государства, добиться того, чтобы его решения были обязательными. Мы предлагаем ввести ответственность за саботаж указов главы государства, вплоть до уголовной. Нужна полная смена экономического курса правительства. Мы же видим конфликт между разными силами в Москве, между разными курсами. Путин говорит: если приватизация, то только национальная. Запрещаю иностранную приватизацию. Улюкаев отвечает: нет, иностранная. Эти курсы противоположны. Путин говорит: деоффшоризация. А что это такое? Это формирование национального бизнеса. Как вы дадите кредит под 2%, если у вас бизнес лондонский? Весь российский крупный бизнес лондонский, включая калининградский. Де-факто это юрисдикция Лондона, и кредиты из Лондона. Поэтому мы и говорим о замене иностранного кредитования на российское, это смена экономического курса и экономической модели. За это тоже идет борьба — МВФ требует от России ставки повышать, Путин говорит: ставки снижайте, причем многократно.
 
Есть вопросы к доходам населения. Почему жители Калининградской области и в целом России за ту же работу получают в 5-10 раз меньше, чем в Европе?
И почему?
— Потому что другой курс. Понятно, что Германия – нищая страна по сравнению с Россией. В России сосредоточена треть мировых богатств. Проблемы не в наличии возможностей, проблемы в политическом и экономическом курсе. Этот курс не сегодняшний, он с 1991 года, и Путин пытается переломить этот курс на национальный. Чтобы российская экономика и политика обслуживали интересы граждан России. Ставка в 2-3% дает возможность вложиться в российское производство. Деоффшоризация бизнеса дает возможность развиваться российским предпринимателям. Майские указы дают возможность резко повысить доходы населения, но пока уровень жизни людей падает.

На ваш взгляд, компенсационный механизм, разработанный после отмены таможенных преференций участникам ОЭЗ в Калининградской области, сгладил негативные последствия?

— Нет. Нет экономического роста, следовательно, не сгладил. А рост должен был быть. Можно поставить вопрос так: слава Богу, что живы. Я считаю, что это неправильно. Нужно изменить правила, чтобы обеспечить резкий экономический рост, и увеличить доходы населения.
 
Поэтому мы работаем над законом о Калининградской области, в котором должны быть прописаны эти механизмы. И они будут называться не компенсационные, а возвратные платежи. Это те же субсидии, федеральное финансирование, которые должны быть прописаны в законе в виде параметров, сумм и категорий. Любой субъект экономики Калининградской области не должен договариваться с бюджетом страны о финансировании, которое сегодня есть, а через год не будет. Это должно быть в законе как специфика функционирования бизнеса на территории области. А уже бюджет этот закон автоматически исполняет.
 
Много говорят о  том, чтобы распространить на Калининград режим ТОР (территория опережающего развития. ­ Ред.).
 
— В законе о Калининградской области должна быть отражена часть параметров закона о ТОР, тот набор параметров, которые позволяют ускорить это развитие. Нам не надо ТОР в Калининградской области, нам нужен закон, в котором содержатся нормативы, проработанные в ТОР.
 
Что конкретно?
— Это вся палитра господдержки: льготные кредиты, госгарантии кредитов, субсидирование – от процентных ставок до механизмов частно-государственного партнерства. Например, если вы решили построить предприятие, государство должно вам подвести всю инфраструктуру. Это также субсидирование рынка труда, участие госбанков в проектах, РОСНАНО, финансирование научной сферы. В России действуют где-то 23 института государственного развития, направленных, в том числе, на развитие малого бизнеса. В стратегии 2020, кстати, предусмотрен трехкратный рост малого бизнеса.
Вот утроение малого бизнеса, я считаю, должно быть отражено в законе о Калининградской области. Калининградский малый бизнес должен войти в промышленность.
 
Это как?
— Комплектующие и промпроизводство должны быть возложены на малый бизнес. ВРП области на 60% должен формироваться малым бизнесом. А сейчас — чуть больше 20%.

В случае избрания депутатом от Калининградской области решением каких первоочередных задач вы планируете заняться?

— В первую очередь необходимо помочь губернатору, будучи членом его команды, вернуть возможности поддержки, лоббирования в федеральном центре по параметрам бюджета на большем уровне, чем сейчас. Федеральное финансирование должно быть значительно увеличено, возможно, удвоено. Второе. Вернуть специфику особого положения Калининградской области в законное русло через закон о Калининградской области, в котором будут отражены экономические и социальные аспекты, экология, геополитика.
 
Первоочередного внимания требуют дороги, рост цен и тарифов ЖКХ, в целом сфера ЖКХ. Нужно решать вопросы здравоохранения, в частности, нехватку специалистов узкого профиля, безработицы, капремонта жилья, водоснабжения, газификации. Необходимо уделить внимание благоустройству наших городов, решать вопросы с уличным освещением, тротуарами, детскими площадками.
 
Я считаю, нужно поднять вопрос о завершении строительства Балтийской атомной электростанции. Необходимо решить вопрос с ответвлением в регион от газопровода «Северный поток».
 
На ваш взгляд, почему эти вопросы до сих пор не решены?
— Наверное, недостаточно было приложено усилий. Потому я и говорю, что необходимо усилить профессионально команду губернатора. Понятно, что ответвление невыгодно для Газпрома. Но ведь нужна же программа газификации? Вот здесь и встают вопросы лоббизма, нужно добавить профессиональной энергии. Главный лоббист региона – это губернатор, депутаты могут помочь ему, «приделать ноги» инициативе, добиться увеличения финансирования проектов, протолкнуть их в нужные московские кабинеты. Это если говорить о конкретной работе для региона. Есть работа в продолжение национального курса. Этим занимается депутатское объединение «Российский суверенитет».
 
Какие задачи стоят перед объединением?
— Национальный курс, в который входит политика количественного смягчения, утроение малого бизнеса, рост доходов населения, запрет на иностранную приватизацию, деоффшоризация бизнеса. В Калининградской области весь крупный бизнес — иностранный. Подготовка изменения экономического курса страны, борьба с коррупцией.
 
Вы были автором закона о запрете чиновникам иметь иностранные счета, бизнес и имущество за границей. Первые два пункта реализованы, а вот третий – запрет на имущество – буксует, хотя есть политическая воля президента. Почему?
— Законопроект до сих пор «висит» в Госдуме, но мы добьемся его принятия. Поймите: в стране сейчас фактически двоевластие. Есть президент с национальным курсом, есть чиновники, завязанные на внешнее управление страной. Поэтому мы добиваемся конституционной реформы, исключающей главенство международного права над национальным, — ст. 15 Конституции РФ, — чтобы чиновники не исполняли решения иностранных судов. Да, в 1991 году мы проиграли холодную войну, проигравшие платят. Хватит платить. Хватит перераспределять богатства страны в интересах иностранных государств, уничтожать нашу промышленность, сельское хозяйство. Вот почему Калининградская область имеет проблемы, связанные с анклавностью?
 
 Потому что оторвана от остальной территории России?
— А с какой стати оторвана? Разве распад СССР законен? Это незаконное решение  Горбачева. Моя позиция – нужно международное разбирательство по ликвидации СССР и незаконных указов Горбачева. Мы должны в правовом отношении убрать проблему анклавности, признав в ходе судебного разбирательства Литву, Латвию и Эстонию незаконно вышедшими из состава СССР. И на этой базе вести разговоры о транспортном коридоре и решении всего комплекса последствий, вызванных незаконными решениями.
 
Мечты, мечты…
— У Китая получилось с помощью госполитики возврата территорий на правовом уровне вернуть Гонконг. Нужно поставить вопрос.
 
 Вы являетесь основателем Национального освободительного движения. Что это за движение?
— 9 мая прошла акция «Бессмертный полк». Люди несли портреты своих дедов и прадедов. Ради чего они жили и умерли? Ради своего Отечества. У Отечества есть границы, это не абстрактное понятие. Они погибли за то, чтобы было Отечество в границах 1945-1991 годов. Для них жизнь была менее важна, чем границы этого Отечества. Почему мы должны вести себя по-другому? Это если мы говорим о территориальном аспекте. Они же погибли не просто за Отечество в границах, они погибли за свободное Отечество. За независимость и свободу нашего государства. Отсюда и вопрос внутренней свободы российского государства от иностранного управления. Его и призвано решать НОД, через эту призму решать вопросы экономики, политики, госстроительства, культуры.
 
Мы сторонники реформы по укреплению суверенитета России.  Что такое возвращение Крыма в состав России? Для нас это первый этап восстановления границ Отечества 1945-1991 гг.
Какое отличие Крыма от Киева или Харькова? Никакое. Для нашего деда или прадеда это одинаково. Они сражались за суверенитет физически, а у нас есть возможность решить этот вопрос политическим способом.

Источник

Короткий URL: http://alter-idea.info/?p=12586

Добавил: Дата: Май 17 2016. Рубрика: Блог-пост. Вы можете перейти к обсуждениям записи RSS 2.0. Все комментарии и пинги в настоящее время запрещены.
Loading...
...

Комментарии недоступны

Загрузка...
Яндекс.Метрика Карта сайта
| Дизайн от Gabfire themes