Джерримендеринг: как математики перекраивают избирательные округа

Джерримендеринг – один из действенных способов повлиять на результаты парламентских выборов. Меняя границы избирательных округов, власть имущие могут добиться доминирования своей партии в том или ином штате. Но американские математики решили помешать политикам и дальше рисовать фантастические карты (само слово “джерримендеринг” произошло от “саламандра” – именно такой формы была первая подобная карта).
Джонатан Мэттингли alter idea

Откинувшись в кресле, Джонатан Мэттингли закидывает ноги на стол, нажимает клавишу на ноутбуке и меняет результаты выборов 2012 года в Северной Каролине. На экране мелькают линии и точки, формирующие карту 13 парламентских округов штата, от каждого из которых избирается один член Палаты представителей. Смещая границы этих округов и не меняя ни единого голоса, Мэттингли показывает, как кандидаты от Демократической партии могли выиграть шесть, семь или даже восемь мест в парламенте. В реальности они получили только четыре места, несмотря на то, что заработали большинство голосов.

Симуляции, которыми занимается Мэттингли, не могут изменить ход истории, но он надеется, что они способны поддерживать демократию в будущем – и не только в отдельно взятом штате. Будучи математиком в Университете Дьюка (Дарем, Северная Каролина), он изобрел алгоритм, генерирующий случайные альтернативные версии карт избирательных округов – уже более 24 тысяч, – в рамках исследования джерримендеринга. Джерримендеринг (также “избирательная геометрия” или “избирательная география”  – ред.) – это способ разметки избирательных округов, при которой определенные кандидаты или политические партии получают заведомое преимущество.

История джерримендеринга в США – длинная и сложная. Эта избирательная технология – главная причина того, что в 2017 году Штаты попали на 55 место из 158 стран по уровню справедливости выборов (согласно рейтингу, составленному проектом Electoral Integrity Project Университета Сиднея и Гарвардской школы управления имени Джона Кеннеди). Это худший результат среди западных демократий. Хотя джерримендеринг не повлиял на бурные президентские выборы 2016 года, на распределении мест в Палате представителей в том же году эта система, похоже, сказалась.

“Даже если вопрос в 5 местах из 435, этого достаточно, чтобы поколебать баланс голосов”, – говорит Мэттингли.

Суд может вмешаться, когда причиной джерримендеринга является расовая демография. К примеру, в мае Верховный суд постановил, что два округа Северной Каролины были демаркированы с учетом расовой принадлежности их жителей. Но когда дело касается партийного джерримендеринга – географического преимущества одной партии над другой, – суды, как правило, не столь активны. Одной из причин этого является тот факт, что в этой сфере никогда не было проведено разграничение между приемлемой политической игрой и нарушением Конституции США.

Мэттингли и несколько его коллег-математиков надеются это изменить. За последние пять лет они создали алгоритмы и компьютерные модели, которые выявляют перекосы в разграничении округов. И голоса этих исследователей были услышаны.

В декабре 2016 года суд Висконсина учел результаты статистического анализа в деле о партийном джерримендеринге. Этим летом Мэттингли выступит в качестве эксперта на слушаниях в Северной Каролине.

колебающийся штат

Хотя подобные прецеденты знакомы и в других странах, например в Великобритании и Австралии, в США ставки особенно высоки. По всей стране с джерримендерингом борются посредством судебных исков. А после переписи населения, которая будет проведена в 2020 году, запланировано реформирование округов по всем штатам. Если математикам удастся отстоять свою точку зрения, они могут повлиять на то, какими будут новые карты.

“Это то, чего ждали судьи”, – говорит Меган Голл, социолог из Адвокатского комитета по гражданским правам (Вашингтон). “В наших силах повлиять на исход проблемы”.

ПРОВЕСТИ ЧЕРТУ

В 1812 году губернатор штата Массачусетс Элбридж Герри (искаж. Джерри) подписал билль, изменивший границы некоторых избирательных округов, с целью добиться преимущества для своей партии. В результате один из округов принял странную форму, обвившись вокруг Бостона подобно саламандре. Политические сатирики прозвали новый округ “джерри-мандрой”. С тех пор эта стратегия стала отличительной чертой политики в США: законотворцы то и дело перерисовывают границы округов с вымученной изобретательностью.

границы округов alter idea

Два доминирующих подхода к джерримендерингу принято называть “упаковкой” и “распаковкой”. В первом варианте парламентарии стараются “упаковать” возможных оппозиционных избирателей в как можно меньшее число избирательных округов. При “распаковке” людей, которые отдают голоса соперничающей партии, стараются поделить между несколькими округами, тем самым снижая риск избрания их представителя и укрепляя шансы на победу правящей партии.

упаковка и распаковка

Исторически Верховный суд не вмешивался в этот процесс до тех пор, пока при формировании округов соблюдались четыре критерия: непрерывность, компактность, примерно одинаковое количество населения и соблюдение прав меньшинств на избрание собственных представителей в соответствии с Актом об избирательном праве 1965 года. В деле Дэвиса против Бэндемера (1986) суд признал, что он вправе вмешиваться в случаи партийного джерримендеринга, но не стал этого делать, поскольку не было конкретных критериев, позволяющих определить, когда такое вмешательство необходимо.

Будучи экспертом в сфере статистики и теории вероятностей, Мэттингли никогда не задумывался об этом вопросе. Но отвлеченный интерес к политике в 2013 году привел его на митинг, где один из выступавших порицал результаты выборов 2012 года в Северной Каролине. На протяжении десятилетия штат был более-менее равномерно поделен на 13 избирательных округов. Иногда демократам доставалось шесть мест, иногда семь. Но проведенная республиканцами реформа округов в преддверии выборов “упаковала” демократов в три округа, сильно ударив по позициям партии. Несмотря на то, что кандидаты от Демократической партии заработали 50,3% голосов, мест им досталось всего 4.

Мэттингли поразила не только страстная речь спикера, но и головоломка, о которой он вел речь. “Если несправедливость и правда имела место, это можно доказать математически, – говорит ученый.  – Я хотел отойти от формата “он сказал, она сказала” и перейти к более объективному подходу”. Вникнув в тему, он понял, что может сформулировать критерии, которых не хватало судьям.

“Упаковка” и “распаковка” дают о себе знать в результатах выборов: оппозиционная партия, как правило, набирает подавляющее большинство голосов в “упакованных” районах, но проигрывает с небольшим разрывом в “распакованных”. Округи, подвергнутые джерримендерингу, имеют необычную географическую протяженность и нестандартную форму. С помощью студентки Кристи Грейвс Мэттингли решил свести такие параметры в единый “Индекс джерримендеринга Северной Каролины”.

Эти двое начали с исследования выборов 2012 года, изучив данные по отдельным районам. Потом они принялись вносить тысячи малейших изменений в границы округов, анализируя каждую итерацию, которая отвечала бы критериям Верховного суда.

Добиться непрерывности было довольно просто, учитывая, что численность населения в каждом округе варьируется в пределах лишь 0,1%. Гарантировать представленность афроамериканских или испанских меньшинств в том или ином округе тоже оказалось легко.

А вот оценка компактности оказалась проблемой. Во-первых, сложно математически проанализировать соответствие округа столь расплывчатому критерию. Во-вторых, есть более 30 разных способов оценить компактность той или иной геометрической фигуры, и каждый из них дает разный результат. Математики не определились, какой все же лучше использовать для избирательной системы. Мун Дачин из Университета Тафтса в Медфорде, штат Массачусетс, потратила несколько лет на изобретение подходящей метрики. “Но в этой сфере царит чудовищная неразбериха”, – говорит она.

Мун Дачин alter idea

 

Ситуацию усложняет еще и то, что многие округи имеют необычную форму из-за наличия у них природных границ – например, рек. Мэттингли и Грейвс создали шкалу компактности, измеряя длину периметра округа и сопоставляя с его площадью (тест Полсби-Поппера). Наименьший коэффициент отношения периметра к площади – у окружности, но когда границы отклоняются от этой формы, периметр расширяется, а компактность снижается.

С тысячами карт на руках и привязанными к ним результатами голосований, Мэттингли и Грейвс могли приступить к анализу того, насколько джерримендеринг влияет на их округи. 3 из 13 округов на выборах 2012 года были на три четверти населены сторонниками демократов – это более плотная “упаковка”, чем в любой из случайным образом сгенерированных карт, даже с учетом самых “синих” (цвет Демократической партии – ред.) округов. Результаты выборов были еще более красноречивыми. По картам математиков демократам в среднем отдавалось 7,6 мест, тогда как в реальности вышло лишь 4. “Чем больше я узнаю, тем больше это выводит меня из себя”, – говорит Мэттингли.

Анализ данных других штатов показал, что партийный джерримендеринг демократов в Мэриленде помог им обезвредить консерваторов. В таких штатах как Аризона и Айова, где за созданием избирательных округов следят независимые или двухпартийные комиссии, картина была более приемлемой. Проводя собственное исследование, специалист по анализу географической информации Дэниел МакГлоун из фирмы Azavea (штат Пенсильвания) оценил компактность каждого штата и пришел к выводу, что больше всего от джерримендеринга страдает Мэриленд. Северная Каролина оказалась на втором месте. Лучше всего справились Невада, Небраска и Индиана.

СДЕЛАТЬ ПОДСЧЕТЫ

Летом 2016 года двухпартийная коллегия бывших судей встретилась, чтобы обсудить создание более справедливых избирательных округов в Северной Каролине. Их карты дали Мэттингли шанс проанализировать его Индекс. Предложенные судьями округа оказались менее подвержены джерримендерингу, чем 75% компьютерных моделей – признак хорошего качества карт. Для сравнения, каждая из 24 тыс. компьютерных моделей была менее подвержена джерримендерингу, чем варианты, созданные парламентариями в 2012 и 2016 гг. Об этом Мэттингли и Грейвс со своими коллегами заявили в апреле 2017 года.

“Мне хочется, чтобы эти выводы к чему-то привели, – говорит Мэттингли. – Они показывают, что результаты выборов на деле не отражают волю населения”. Когда представители про-демократической адвокатской группы Common Cause узнали о проделанной Мэттингли работе, они пригласили его стать свидетелем-экспертом по вопросу джерримендеринга на будущих слушаниях. Однако судьям еще предстоит решить, действительно ли подход Мэттингли – лучший.

Математики в других штатах разрабатывают собственные методы “измерения” джерримендеринга. Венди Там Чо из Иллинойсского университета в Урбане-Шампейне создала алгоритмы, позволяющие нарисовать карту, которая соответствовала бы законодательным критериям, но не включала в себя информацию, касающуюся партий – например, историю распределения голосов на данной территории. Изменяя фактор компактности района или разницу между населением в том или ином округе, она получает разные наборы округов. Чо сравнивает границы существующих округов с миллиардами “беспартийных” карт, которые генерирует ее программа. Если они сильно различаются, значит люди, рисовавшие карту, скорее всего руководствовались корыстными мотивами, говорит Чо.

Венди Там Чо alter idea

 

Ее подход позволяет создать больше карт, чем способ Мэттингли, что, по мнению Чо, дает ее варианту преимущество. Мэттингли же замечает, что его алгоритмы более прозрачны, поэтому могут сгенерировать метрику, которая больше приглянется судьям. Обе стратегии высокотехнологичны и должны подвергнуться профессиональной экспертизе, прежде чем их начнут внедрять, говорит Сэм Ванг, нейробиолог из Университета Принстона, Нью Джерси, который в свободное время анализирует результаты выборов в своем блоге. “Верховный суд утверждает, что ищет стандарт, с которым легче справляться. Когда дело касается Конституции, более легким может оказаться тот вариант, который не предусматривает обращения к сторонним экспертам”, – говорит он.

Политолог Николас Стефанопулос из Университета Чикаго, штат Иллинойс, измеряет джерримендеринг более простым способом. Он разработал так называемый “промежуток эффективности”, позволяющий подсчитать пропавшие голоса (т.е. голоса за кандидата, проигравшего в данном округе, и голоса за победителя сверх того минимума, который все равно позволил бы ему победить). Если одна партия побеждает в ряде округов с большим отрывом, это может быть признаком джерримендеринга. В простоте такой метрики – ее сила, говорит Ванг.

Николас Стефанопулос alter idea

Но Дачин считает, что методы, анализирующие какой-то отдельный аспект проблемы (будь то перекос в результатах голосов или компактность), далеко не идеальны. Ей больше по душе метрика, которая включала бы в себя множество факторов.

Майкл МакДональд, политолог из Университета Флориды, ставит под сомнение справедливость всех подобных метрик, потому что они опираются на создание случайного варианта карты. Он утверждает, что невозможно вычислить, насколько в действительности случаен тот или иной вариант, показанный ученому. “Существует больше способов нарисовать карту округов в США, чем кварков во всей вселенной!” – говорит он.

Недовольство джерримендерингом знакомо и британцам. Еще 20 лет назад формирование границ округов независимой комиссией было по большей части аполитичным процессом, утверждает географ Рон Джонстон из Университета Бристоля. В 90-х сторонники лейбористов, будучи в оппозиции, поняли, что могут повлиять на положение вещей путем подачи на рассмотрение собственных карт. Это открыло путь для разнообразных политических подтасовок, говорит Джонстон. Текущая реформа избирательных округов в Великобритании может сократить число членов парламента до 50 человек; окончательный вердикт независимой комиссии по вопросу границ ожидается в 2018 году. Политические партии, вероятно, будут пытаться сместить результаты в свою пользу, но математический подход способен деполитизировать этот процесс.

Рон Джонстон alter idea

РЕШЕНИЕ УЖЕ НА ГОРИЗОНТЕ

В США политики воспринимают предложения математиков без особого энтузиазма. Но судебные разбирательства демонстрируют, что вопрос становится все более неотложным, утверждает Голл. В деле “Уитфорд против Гилла” (штат Висконсин) федеральные судьи решили, что распределение избирательных округов в штате является примером неконституционного джерримендеринга – основываясь на математическом “промежутке эффективности”. В нынешнем году это дело, вероятно, попадет в Верховный суд.

Если судьи согласятся подвергнуть вопрос математической проверке, им потребуются свидетельства экспертов вроде Мэттингли, которые способны объяснить, как и почему такая проверка работает. Однако нескольких математиков недостаточно, когда речь идет о множестве исков. Даже если суд согласится принять единый стандарт, в каждом спорном случае судьям понадобится эксперт. Вот почему Дачин организовывает недельный тренинг для математиков, в ходе которого им продемонстрируют тонкости работы разных моделей джерримендеринга и их применения. Дачин ожидала, что запишется порядка 50 человек; желающих оказалось больше тысячи. “Отклик нас просто поразил”, – говорит девушка, которая теперь готовит провести несколько тренингов.

День Мэттингли и его математической модели настанет этим летом в суде. Даже если его алгоритмы не будут приняты в качестве стандарта, он надеется, что судебная система сможет побороть джерримендеринг и вернуть доверие к избирательной системе. “Я ведь еще и гражданин”, – поясняет он.

Источник

Короткий URL: http://alter-idea.info/?p=22318

Добавил: Дата: Июн 21 2017. Рубрика: Госстрой. Вы можете перейти к обсуждениям записи RSS 2.0. Все комментарии и пинги в настоящее время запрещены.
Loading...
Загрузка...

Комментарии недоступны

Загрузка...
Карта сайта
Войти | Дизайн от Gabfire themes