Газпром и другие: энергетическое принуждение к “русскому миру”

Украина практически год не закупает напрямую российский газ и не импортирует российский энергетический уголь. На этот факт отреагировал Владимир Путин, публично отметивший, что наша страна предпочитает переплачивать за “голубое золото” европейским компаниям, а не покупать по дешевке (180 долларов за тысячу кубов)  у “Газпрома”. Эти словесные эскапады российского президента — далеко не единственный элемент гибридной агрессии России против Украины.

Хочу напомнить, что еще в 2005 году, накануне первой “газовой войны”, российские политики заговорили об Украине как о failed state — несостоявшемся государстве. Напуганный “оранжевой революцией” Кремль вдоволь поизмывался в мировом информационном пространстве над имиджем нашей страны, навязывая Западу свое восприятие Украины как ненадежного партнера и ощущая себя практически безнаказанным. Кстати, главным результатом обеих “газовых войн” — 2006 и 2009 годов (последняя завершилась подписанием кабального газового соглашения, одобренного премьерами Тимошенко и Путиным) — должно было стать установление контроля “Газпрома” над украинской ГТС.

Но не сложилось, и сегодня Россия предпринимает титанические усилия, дабы лишить Украину статуса транзитера энергоресурсов европейского масштаба. Задабривание Анкары ради строительства “на перспективу” “Турецкого потока”, продавливание решения об увеличении использования “Газпромом” газопровода OPAL — все это “этапы большого пути” России по уменьшению объемов транзита газа по украинской территории.

Россия спешит неслучайно. В вопросах энергетики экономические резоны традиционно уступают место политическому интересу. Хотя нефть, газ и уголь не попали под санкции Запада, Кремлю приходится форсировать реализацию своей задумки. Она очевидна — экономически вынудить Украину играть по российским правилам как можно скорее. Спешка обуславливается не столько тем фактом, что в 2019 году истечет кабальное газовое соглашение (особенно досадное на фоне пересмотра условий контрактов “Газпрома” практически со всем потребителями “голубого золота”), сколько стремлением Украины оспорить соглашение в Стокгольмском арбитраже. Решение в столице Швеции может быть вынесено уже в 2017 году, на кону — десятки миллиардов долларов. Пока стороны процесса доводят до арбитража свои доводы, но уже в следующем году решение Стокгольмского арбитража может серьезно изменить расстановку сил на транзитно-энергетической карте Европы.

Не будем забывать, что Россия располагает куда более мощными информационными ресурсами по сравнению с Украиной. Поэтому ее союзники постараются представить спор в шведской столице как конфликт хозяйствующих субъектов (излюбленная тактика Кремля), при этом далеко не факт, что “Газпром” смирится с негативным для себя результатом рассмотрения встречных исков.

Сегодня для Украины важны  не только экономические компоненты, но и информационные. Поэтому работа “Укртрансгаза”, уже 2,5 года информирующего постоянно общественность о транзите энергетических ресурсов по территории Украины и наполненности подземных хранилищ газа заслуживает всяческой поддержки. В то же время, недавний публичный конфликт “Нафтогаза” и Минэкономразвития по поводу контроля над “Укртрансгазом” едва не поставил всю эту работу под сомнение. В условиях гибридной войны СМИ и соцсети явно не лучшая площадка для склок между высокопоставленными чиновниками по поводу государственного газового транзитера.

Другой фронт активного влияния РФ — политическое торпедирование основ энергетической безопасности Украины, позволяющих диверсифицировать поставки энергоресурсов. Здесь мишенью российских информационных диверсий становятся новые механизмы ценообразования, ориентированные не на российские “низкие” цены, а на европейские бенчмарки — NCG (NetConnect Germany) для газа и API2 (“Роттердам+”) для энергетических углей. Искусственно генерируемые и информационно подпитываемые волны “тарифных разоблачений” раз за разом накрывают соцсети, вовлекая в заранее смоделированную интерпретационную рамку огромные массы украинцев.

Тем временем НКРЭКУ, к сожалению, раз за разом пропускает информационные голы в свои ворота. К сожалению, глава НКРЭКУ Дмитрий Вовк не понимает, что практически каждое государственное учреждение, работающее в сфере энергетики, является укрепрайоном в противодействии гибридной агрессии России. И полагать, что масштабные проблемы, разгоняемые в соцсетях и информационном пространстве, сами собой рассосутся — мягко говоря, наивно.

В состоянии энергетической сферы Украины хватает непростых моментов, а работа “информированных источников” о грядущих веерных отключениях и “самой холодной зиме за 32 года” в исполнении “народных синоптиков” представляет собой мощный информационный вызов. Отвечать на него необходимо максимально внятно и оперативно, в противном случае наша страна рискует понести серьезные имиджевые потери и столкнуться с четко направленным общественно-политическим кризисом.

Уменьшение военной активности на Донбассе — не повод почивать на лаврах, а сигнал о необходимости консолидированной информационной работы власти. Прежде всего — в энергетической сфере, касающейся миллионов людей и особенно чувствительной на фоне повышения тарифов на услуги ЖКХ. В условиях гибридной агрессии позволить себе пропустить информационные удары как изнутри страны, так и извне Украина не имеет права  — такой сценарий грозит для нее потерей суверенитета.

Источник

Короткий URL: http://alter-idea.info/?p=16060

Добавил: Дата: Ноя 2 2016. Рубрика: Геополитический контекст. Вы можете перейти к обсуждениям записи RSS 2.0. Все комментарии и пинги в настоящее время запрещены.
Loading...
Загрузка...

Комментарии недоступны

Загрузка...
Карта сайта
Войти | Дизайн от Gabfire themes