Глобальная ложь глобального капитализма

На нижнем уровне глобальной системы труда болтается прекариат, социальный класс, чье состояние экономической нестабильности считается результатом распространения по всему миру неолиберального капитализма.

Прекариат может быть разделен на три группы – атавистов, которые смотрят назад в поисках утраченного прошлого, ностальгирующих, ищущих дом и потерянно рассматривающих настоящее, и прогрессистов, которые находятся в поисках утраченного будущего. Последняя группа в основном состоит из выпускников университетов, которые внезапно осознали, что остались по уши в долгах и без надежды на карьеру и личное развитие.

Именно первая группа – атависты, которые впали в политическое буйство – поддержала Brexit, сделала возможным триумф Дональда Трампа, поддержала Северную Лигу в Италии, Национальный фронт Марин Ле Пен во Франции и других националистов-популистов в Европе. Кажется, повсюду правые популисты выигрывают политически.

Но прогрессисты также подняли революцию, стоя плечом к плечу со сторонниками Подемос в Испании, Берни Сандерса в США, Джереми Корбина в Великобритании, датской партии «Альтернатива» и левыми движениями в Германии, Португалии и Скандинавии.

Тем временем меньшинства, мигранты и беженцы, которые входят в группу ностальгирующих, начинают злиться и точно не смогут терпеть свои проблемы и дальше без надежды на улучшение ситуации.

Время гнева

Нет сомнения, что в обществах накопилось много недовольства элитами и истэблишментом. Это раздражение подпитывает и так ощутимую политическую энергию. Все три группы прекариата по-своему реагируют на рост неравенства и экономическую незащищенность за последние три десятилетия. Все видели разрушение системы распределения дохода, созданной в 20-м веке, которая привязывала доход и привилегии к работе.

Ради конкурентоспособности в глобализирующейся мировой экономике, правительства всех мастей провели реформы рынка труда, которые повысили гибкость, но одновременно сделали прекариат незащищенным. Они ослабили ограничения для банков и финансовых корпораций, дав возможность финансистам получать бо́льший доход, одновременно загнав прекариат в долги. Они укрепили защиту прав собственности всех видов – физической, финансовой и интеллектуальной – что увеличило доход тех, кто владеет активами. Естественно, за счет всех остальных. Они предоставили налоговые льготы богатым и субсидии – корпорациям, одновременно требуя сокращения государственных расходов ради сбалансированности бюджета и урезая льготы прекариату, снижая его абсолютный и относительный доход.

Каждый случай объяснялся тем, что такие меры ускорят экономический рост и увеличат общий «пирог». Однако почти все выгоды от этого роста получила маленькая мировая элита, которая, естественно, начала продавливать подобные изменения еще активнее, чем раньше. Никакого quid pro quo не получилось.

Чем дольше существует эта мошенническая повестка дня, тем сильнее будут гневаться все группы, входящие в прекариат. Неприглядные политические последствия к настоящему времени очевидны каждому.

Для либеральных демократий пока не поздно представить реальные реформы, которые найдут ответ на затруднения прекариата, одновременно содействуя устойчивому экономическому росту и развитию. Однако пока что дальше разговоров дело не пошло. Либеральный истэблишмент должен пойти на реальные уступки и жертвы, или ему придется наблюдать, как под ударами атавистов исчезают ценности, которые либеральные элиты якобы лелеяли: толерантность, свобода, экономическая защищенность и культурное разнообразие.

В первую очередь нам необходимо противостоять сегодняшней системе рентного капитализма, при которой растущая доля богатства попадает в руки тех, кто уже владеет значительными активами, а доход от рабочих мест падает. Джон Мейнард Кейнс в 1936 году предсказывал, что развитие капитализма в 20-м веке приведет к «эвтаназии рантье», поскольку искать доходность станет тяжелее. Однако в реальности все произошло наоборот. Корпорации и финансисты воспользовались своим растущим влиянием на правительства и международные организации, чтобы создать глобальную систему институций и правил, позволяющую элитам максимально увеличить их рентный доход.

Современный капитализм почивает на пяти мифах:

1. Первая ложь говорит, что глобальный капитализм основан на свободных рынках. Без преувеличения можно сказать, что то, что было в итоге создано, – наиболее несвободная рыночная система в истории. Так, интеллектуальная собственность стала основным источником рентного дохода благодаря рыночным силам, созданным распространением торговых марок (критически важных для брендирования), авторских прав, промышленных образцов, географической маркировки, коммерческих тайн и, самое главное, патентов.

Наукоемкие отрасли экономики, которые сейчас производят более 30% мирового ВВП, на рентном доходе от интеллектуальной собственности зарабатывают столько же, сколько на продаже реальных товаров и услуг. Это демонстрирует политический выбор правительств по всему миру, которые отдают знания и технологии на откуп монополиям, которым позволено ограничивать доступ к ним или завышать их цену. Не просто так Томас Джефферсон говорил, что идеи не должны быть субъектом собственности.

2. Вторая ложь заключается в том, что мощная защита интеллектуальных прав необходима для того, чтобы поощрять и вознаграждать рискованные инвестиции в исследование и развитие (R&D). Тем не менее, чаще всего эти расходы несут на себе рядовые налогоплательщики. Многие «дойные коровы» (технологии и знания) для корпораций созданы на основе исследований, спонсируемых обществом, которые проводились в общественных университетах и организациях или за счет субсидий и налоговых льгот. Более того, большинство инноваций, приносящих значительный рентный доход корпорациям или отдельным людям, – результат целой серии идей и экспериментов, авторы которых остаются без вознаграждения. Точно так же и многие патенты подаются с целью помешать конкурентам, а не с целью исследовать технологию для дальнейшего применения.
3. Третья ложь заключается в том, что укрепление прав собственности ведет к ускорению экономического роста. Вместо этого, оно увеличивает неравенство и искажает структуру потребления, что приводит к более медленному и менее устойчивому экономическому росту.
4. Четвертый миф говорит, что рост прибыли отражает эффективность управления и является премией за принятие рисков. На самом деле основная доля этого роста идет тем, кто получает рентный доход, чаще всего привязанный к финансовым активам.

5. «Работа – лучший путь из нищеты». Это пятая и политически наиболее важная ложь. Для миллионов «прекариев» это звучит просто как глупая шутка.

Война с зарплатами

Это – ключевой вопрос. Система распределения доходов сломана. Практически во всех развитых странах (членах ОЭСР) реальные зарплаты не растут последние три десятилетия. Доля дохода, который получает капитал, продолжает расти, доля дохода, который получают наемные работники, сокращается.

Три экономические взаимозависимости показывают, что происходит с зарплатами. Во-первых, раньше рост производительности приводил к параллельному росту зарплат, сейчас и в США, и в других странах, этого не происходит. Во-вторых, раньше когда увеличивалась прибыль компаний , увеличивались и зарплаты, сейчас они не сдвигаются с места. В-третьих, раньше снижение безработицы вызывало рост средней зарплаты, сейчас же средняя зарплата может даже снизиться, потому что что на новых рабочих местах могут платить меньше.

И как бы тяжко не трудился «прекариат», у людей из этого социального класса весьма незначительные шансы на жизнь в экономической безопасности. И чем дольше этот факт остается неудобной правдой, тем выше опасность того, что люди начнут прислушиваться к «пост-правде» авторитарных популистов, которые предлагают повернуть историю вспять. И единственный способ избежать катастрофических политических последствий – это построить такую систему распределения доходов, которая будет эффективна в 21-м веке.

Именно это будет темой следующей статьи цикла, которая приведет к тому, что должно вызвать серьезные дебаты на Всемирном экономическом форуме в Давосе, который пройдет в январе. Вместе с изменением климата и влиянием на человечество четвертой промышленной революции, нет более срочного вопроса.

Гай Стэндинг, экономист, преподаватель Школы восточных и африканских исследований университета Лондона.

Короткий URL: http://alter-idea.info/?p=17870

Добавил: Дата: Янв 3 2017. Рубрика: Экономика stand by. Вы можете перейти к обсуждениям записи RSS 2.0. Все комментарии и пинги в настоящее время запрещены.
Loading...
...

2 комментария для “Глобальная ложь глобального капитализма”

  1. Глобальная экономика сложилась на исходе XX столетия в результате реструктуризации фирм и финансовых рынков вслед за кризисом 1970-х годов. Она расширялась, используя новые информационные и коммуникационные технологии. Это стало возможным благодаря проведению правительствами вполне определённой политики.

Комментарии недоступны

Загрузка...
Яндекс.Метрика Карта сайта
| Дизайн от Gabfire themes