Голливуд и борьба с коммунизмом

Понятно, что чем более зрелищным является фильм, тем лучше он выполняет свое предназначение отвлекать эксплуатируемые массы от социальных проблем и социальной борьбы. Но Голливуд последних лет все чаще использует социальные проблемы в качестве фона, на котором разворачивается действие красочного, развлекательного фильма, и тем самым позволяет массам увидеть эти проблемы со стороны. Парадоксально, но сегодня буржуазный кинематограф демонстрирует социальные проблемы, противоречия капитализма, приводящие к драматическим, трагическим событиям, чем косвенно ориентирует способных думать людей на борьбу с причиной этих проблем: капитализмом.

игра на понижение фильм alter idea

Фильм может быть прямо посвящен этим проблемам, как это было в «Money monster» («Финансовый монстр») и «The Big Short» («Игра на понижение»), а может касаться их вскользь, но при пристальном изучении контекста, фона, на котором разворачиваются события, антикапиталистический посыл становится вполне различим. Это постоянно вызывает бурю возмущения «коммунистической пропагандой Голливуда» со стороны правых республиканцев, например, правоконсервативное движение «Выживание Америки» (America’s Survival), специально созданное для борьбы с «коммунизмом и марксизмом» в США, выступающее, кстати, не только против Обамы, но и против Трампа, в рамках своего видеоканала на Ютубе (есть еще и сайт) постоянно заявляет, что «Голливуд захвачен коммунистами», а в кино американцам навязывают «коммунистическую пропаганду».

Поводами для таких заявлений были не только такие фильмы, как «Трамбо», в положительном ключе повествующем о коммунисте Далтоне Трамбо, голливудском сценаристе, подвергнутом преследованию за свои коммунистические взгляды, но и вполне безобидный на первый взгляд «Марсианин»: консерваторам не понравилось, что в фильме американское космическое агентство NASA оказывается неспособно вывести на орбиту спасательный зонд, и на помощь США приходит Китай, космические технологии которого оказываются более высокими и надежными. Китай в глазах республиканцев – это «коммунистическая» страна, ведь её возглавляет Коммунистическая партия Китая. Вот так даже в «Марсианине» Голливуд сумел подсунуть американцам «коммунистическую пропаганду».

Конечно, антикапиталистический пафос в отдельных голливудских фильмах вполне объясним маркетинговыми соображениями: зрителю продают то, что популярно.

Слоган боевика «Налетчики» (Marauders) с Брюсом Уиллисом гласит «Богатые заплатят!». Некоторые фразы главного героя из «Финансового монстра», возмущенного финансовыми спекуляциями богачей, будто скопированы из выступлений Берни Сандерса.

Иногда создатели фильмов не ограничиваются несколькими «левыми» фразами из уст главного героя. Пространные экономические цитаты в «Игре на понижение» (The Big Short) вполне могли быть взяты из книг Наоми Кляйн. Фильм можно рассматривать как популярную экономическую энциклопедию по финансовым спекуляциям, которые привели к кризису 2008 года в США. Авторы дают и нравственную оценку, которая явно не в пользу «финансовых монстров». Ключевой диалог фильма:

– Вы понимаете, что сделали?

– Мы заключили сделку всей жизни, нужно это отпраздновать!

– Вы сделали ставку против американской экономики!

– Да, это круто!

– Это значит, что если вы правы, люди лишатся домов, потеряют работу и все свои сбережения, потеряют пенсии. Знаете, за что я ненавижу банки? За то, что люди для них — это цифры. А если безработица вырастает на 1%, 40 тысяч человек умирает, вы это знаете?

Симпатии создателей фильма и зрителей здесь явно не на стороне спекулянтов. Но это лишь еще раз доказывает, что левые идеи социальной справедливости популярны в капиталистическом обществе, и массы живут «в ожидании социализма».

Поэтому таких фильмов становится все больше, и антикапиталистический контекст можно разглядеть в значительном числе картин. В пору писать об этом не статью, а целую книгу «Голливуд: контрасты 2010-х», как в свое время в СССР вышла книга «Голливуд: контрасты 70-х», в которой подробно рассматривались роли Аль Пачино, Де Ниро, Николсона, Хоффмана, Редфорда, фильмы Кубрика, Оливера Стоуна, ставшие на сегодняшний день золотой классикой кинематографа, в которых также критиковались противоречия капиталистического общества.

Удивительно то, что критика современной системы показана не в мелкобюджетных арт-хаусных фильмах малоизвестных студий. Нет, это высокобюджетные кинокартины класса «А», в которых задействованы высокооплачиваемые звезды Голливуда, снятые крупными киностудиями, и эти фильмы обеспечивают приличные кассовые сборы, их номинируют на «Оскар» и другие премии.

Показательно и отношение к религии. Если сама церковная система признается коррумпированной и порочной («В центре внимания» / «Spotlight»), то личная вера в бога рассматривается как безусловная добродетель. Человек, утративший веру в бога, часто становится отчаянным маньяком, монстром, убивающим и причиняющим боль другим ради мести. Главный герой фильма «Не дыши» (Don’t breathe), слепой ветеран войны в Ираке, именно такой человек. В кульминационный момент фильма зритель узнает причину его бесчеловечной жестокости: «Бог? Бога нет. Это шутка». «Нет ничего, что человек не мог бы совершить, с того момента, как он признает факт, что бога не существует», имея в виду отнюдь не добрые дела, а месть и чудовищную жестокость.

Сюжет фильма «Не дыши» напоминает сюжет фильма «Пленницы» («Prisoners»), в котором пожилые супруги похищают и убивают детей, но их истинная цель – заставить страдать их родителей из мести к богу, допустившему смерть их собственного ребенка:

«Похищение детей – это наша война с богом, которую мы ведем, чтобы люди потеряли веру, превратились в демонов, каким стал ты».

Действие «Пленниц», также как и «Не дыши», разворачивается на фоне разрушенной городской инфраструктуры и безработицы. Это соцреализм, показывающий коллапс американской инфраструктуры и промышленности. Главный герой «Пленниц» – работящий и энергичный человек, но он лишен возможности содержать семью, единственная его работа – это контракт на ремонт частного дома, другой работы в городе нет. В английском языке существительные не имеют родовых окончаний, поэтому «Prisoners» это не только «пленницы», но и «пленники»: все герои этого фильма — это пленники существующего общественного устройства, строя, в котором человек обращается на человека, люди убивают и пытают друг друга просто от отчаяния и безысходности. И эта система — капитализм — лишает людей работы, дома, близких ради денег.

Герой «Не дыши» чудовищно жесток. Но его отношения с богом как причина такой жестокости остаются на втором плане повествования. На первом плане в числе причин ожесточение героя – война и коррумпированная государственная система: в Ираке на войне он потерял зрение, вернувшись домой, он потерял дочь, а виновная в ее смерти представительница класса богатых избежала уголовной ответственности благодаря связям и состоянию родителей. Казалось бы, типичный сюжет, но нет. Война в Ираке показана как негативный фактор, а не как патриотическое событие. Вывод, к которому подводят зрителя: война в Ираке – это проявление империалистической воинственной политики, из-за которой страдают простые люди, таких войн быть не должно.

Далее, ветеран этой войны живет в нищенских условиях, это показатель того, что государство, отправившее солдат на эту войну, неспособно и не желает позаботиться о тех, кто пострадал, получил травмы. И напротив, богатые родители девушки, сбившей его дочь, способны не только откупиться от правосудия, но и выплатить нашему герою огромнейшую сумму денег. Что это, если не антимилитаристская и антикапиталистическая пропаганда? Государство должно заботиться о ветеранах – такая мысль рождается при просмотре фильма. Но ведь для американцев любая социалка – это уже «социализм». Получается, что нам нужен социализм! А богатые должны нести равную ответственность за свои преступления, что для капитализма нонсенс, все знают, что богатые уходят от ответственности благодаря деньгам. Получается, нам снова нужен социализм: равенство и справедливость.

Действие фильма «Не дыши» разворачивается в Детройте, городе с самым высоким уровнем преступности в США. Нам показывают пригород, огромный район, состоящий из пустых, разрушающихся домов. Каждый из них мог бы служить воплощением «американской мечты»: свой дом в пригороде, на природе, но они пустуют и разрушаются. Во всех этих домах могли бы жить люди, но в США число бездомных побило все рекорды и составляет около 3,5 миллионов человек, при этом на 1 бездомного приходится 22 пустых дома, изъятых банками за долги по кредитам и ипотеке. Это современная действительность в США. Люди живут в палаточных городках в городских парках, т. к. их выселили из их жилья, а огромное количество домов стоят пустыми и разрушаются, но отдавать их бездомным банки не будут, потому что это капитализм и частная собственность священна.

На 2016-й год 48,8% 25-летних американцев все еще живут с родителями.

34% молодых американцев вообще не имеют надежды обрести независимость от родителей из-за огромных долгов по студенческим кредитам и безработицы. Особенно высоки эти печальные показатели молодежной необеспеченности даже не в депрессивном Детройте, а в солнечной Калифорнии, куда главная героиня «Не дыши» мечтает уехать и увезти свою маленькую сестренку – в Калифорнии 35% молодых людей, родившихся в 80-е годы прошлого века, до сих пор не в состоянии обеспечивать себя полностью.

Данные Департамента образования США свидетельствуют, что долги студентов сегодня составляют 1,3 триллиона долларов, что в три раза выше, чем десять лет назад. В США нет бесплатного высшего образования, и за колледж студенты должны платить сами, это возможно только путем получения кредита на обучение. Но после окончания обучения выпускники сталкиваются с безработицей, и отдавать долг по кредиту им нечем. Они оказываются в долговой яме. 13,7% выпускников должны были начать в 2011 году погашать долги за обучение, а вместо этого в 2014 году стали объявлять себя банкротами.

Цифры статистики воплощаются в историю на экране. Молодые герои «Не дыши» живут с родителями и используют служебные возможности своих родителей для совершения преступлений, т. к. работы у них нет. Работы вообще нет. Молодой человек по прозвищу «Мани» (деньги) использует для совершения краж ключи от домов и электронные ключи от охранных систем в домах, которые хранятся у его отца, сотрудника охранной фирмы, устанавливающей сигнализации в домах. Другой парень живет с отцом – сотрудником полиции и использует знания о приемах работы полиции, чтобы не привлекать пристального внимания правоохранительных органов к совершаемым им кражам. Кроме краж, у молодых людей нет ни единого шанса получить деньги и наладить жизнь.

Из города уезжает все больше и больше жителей, так как никакой работы и перспектив в городе нет. Герои фильма тоже планируют уехать, как только смогут скопить благодаря кражам достаточную для этого сумму. Но куда они надеются уехать? От капитализма не уехать никуда.

Главная героиня живет с безработной матерью-алкоголичкой, которая в детстве запирала дочь в багажнике автомобиля, чтобы не слышать, как она плачет. Это тоже характерно для капитализма, когда государство бросает детей на произвол судьбы, и их воспитание целиком и полностью зависит от родителей. Если родители не занимаются воспитанием или применяют насилие – это их дело, дети – собственность родителей. Впрочем, в США за этим еще следит ювенальная юстиция или, как правильнее говорить, социальные службы. В России же ювенальная юстиция консервативными кругами объявляется злом, вмешательство социальных служб в семейные дела демонизируется и реальная помощь детям, защита их от насилия и произвола представляются консервативной пропагандой как посягательство на «традиционные ценности».

При социализме это невозможно, т. к. воспитание детей — не частная, а общественная задача, общество, государство несет ответственность за подрастающее поколение.

Лишение нерадивых отцов и матерей родительских прав — правильная и нормальная практика в социалистическом обществе, как и общественное воспитание. Получается, что нам снова нужен социализм, иначе мы получим таких вот молодых людей, которых видим на экране: преступников не по своей воле.

В США, как и в Европе, социальные службы располагают широкими полномочиями. Ни одна служба не имеет права просто так взять и забрать ребенка у законных родителей. Только в случае угрозы его жизни или здоровью и только в судебном порядке. И эти же социальные службы подвергаются такой же травле и шельмованию со стороны консервативных сил в США, при этом в США консерваторы называют деятельность социальных служб «социализмом», вмешательством государства в частную жизнь, разрушающим «традиционные американские ценности», под которыми подразумевается свободный капитализм.

Проблема воспитания детей при капитализме стоит особо остро, т. к. для капитализма закономерным является одиночество родителей. Более 80% браков при капитализме распадаются, что обусловлено нацеленной на это пропагандой и созданием соответствующего мировоззрения: для капитала два одиноких человека в качестве потребителей в 2 раза выгоднее, чем семья из 2-х человек: одинокие купят в два раза больше товаров (две сковородки для каждого по отдельности вместо одной на одну семью и т. д.), заплатят за 2 квартиры, вместо одной. Капитализму выгодно одиночество. По статистике, 40,9% детей в США выращены одним родителем, который живет в крайней бедности.

Сожитель матери главной героини фильма тоже не работает и бездомный, она пустила его пожить в свой дом, пока тот «не найдет работу», но надежды на это ни у кого нет. Заплатить за пиццу мать просит дочь, т. к. денег у нее нет. При этом мамаша намекает на то, как, по ее мнению, дочь получает наличные: занимаясь проституцией. И это неудивительно: никаких других способов заработать, кроме проституции или преступлений, у простого народа при капитализме нет. Государство не гарантирует трудоустройство, не создает рабочих мест, наоборот, частный капитал выводит рабочие места из страны за рубеж в страны «третьего мира», где рабочая сила дешевле. Именно такая участь и постигла Детройт.

Основной причиной упадка Детройта стало свертывание автомобильного производства крупнейшими автомобильными корпорациями, заводы которых были градообразующими. Благодаря сильному рабочему профсоюзному движению в 1960-х рабочие добились от корпораций социальных гарантий и повышения заработной платы, что для капиталистов было очень невыгодно, и с 1970-х корпорации начинают выводить производство за рубеж: в Мексику, страны третьего мира, в лучшем случае в другие регионы страны, где нет профсоюзов, эксплуатация рабочих ничем не ограничена и платить им можно минимум, получая сверхприбыли. То, что это повлекло коллапс экономики целого города, капиталистов не волновало.

Экономист Ричард Д. Уолф заявляет, что история Детройта благодаря капитализму успешна в 1950-х и 60-х, но в дальнейших декадах капитализм виноват в глубоком упадке, охватившем город.

Капитализм 1950-х и современный капитализм сильно отличаются. В 1950-х это было наследие «Нового курса» Рузвельта и кейнсианская социально-ориентированная экономика, социальное государство, от которого с 1970-х годов произошел откат, и с приходом к власти Рейгана в 1980 году начался этап неолиберализма в экономике, полного отказа от социальных обязательств государства, дерегулирование экономики, тотальная приватизация. В России этот сценарий был реализован в ходе либеральных реформ 1990-х.

Количество бедных в США растет с каждым годом. В 2016 году около 32 миллионов человек не могли позволить себе купить медицинскую страховку из-за бедности, и при отсутствии в США бесплатного всеобщего здравоохранения были полностью лишены доступа к медицинской помощи. 7,9 млн трудоспособных американцев «официально безработные», а 94,7 млн американцев не работают по тем или иным причинам. Если сложить эти цифры, то в сумме мы получим 102,6 млн — столько трудоспособных американцев, которые не имеют работы на данный момент.

Количество бездомных детей в США увеличилось на 60% в течение последних шести лет. 1,6 млн американских детей переночевало в ночных приютах за последний год. Полиция Нью-Йорка оборудовала более 80 специальных мест для бездомных, кризис бездомных людей сейчас в Америке называют эпидемией. С 2000 года количество людей, живущих в самых бедных районах Америки, удвоилось. 45% афроамериканских детей живут в районах концентрированной бедности.

Если вы владеете домом в Америке, то вас автоматически относят к «среднему классу». В течение последних 8 лет количество американцев, владеющих недвижимостью, стремительно падает.

25% американцев имеют так называемый «отрицательный капитал». Это значит, что общая сумма того, что они должны, превышает сумму того, что у них есть.

А у 0,1% американских семей сверхбогатых столько имущества, сколько у 90% других американских семей вместе взятых.

Имущественное расслоение, экономическое и социальное неравенство приводят к росту ненависти в обществе. Главный отрицательный герой фильма, слепой ветеран, получил огромную сумму денег в качестве компенсации морального вреда за смерть своей дочери. Но ему были нужны не деньги, а правосудие, которое не свершилось. «Она отмазалась, потому что богатые девочки не садятся в тюрьмы», – говорит слепой. Поэтому он решает взять правосудие, вернее, месть, в свои руки.

Ситуация опять же характерная для капитализма и невозможная при социализме. Суд обслуживает классовые интересы господствующего класса, и то, что буржуазный суд оправдывает представителей имущего класса и осуждает представителей неимущего класса, является закономерным. Это приводит к самосудам, росту социальной напряженности и классовой ненависти, если население достаточно развито, чтобы осознавать себя как представителей того или иного класса. Впрочем, богатые всегда осознают себя как особый, привилегированный класс, а бедным пропаганда внушает идею об отсутствии классов, «равенстве» всех и безграничных возможностях при капитализме, что позволяет легко манипулировать бедными и не допускать их самоорганизации для коллективной защиты своих классовых интересов.

Конечно же, в триллерах наподобие «Не дыши» слова «капитализм» и «социализм» никто не произносит. Но контекст фильма однозначно дает понять: выхода из сложившейся ситуации в рамках существующей системы нет. Главная героиня говорит своей маленькой сестре, мечтающей заниматься серфингом:

«Есть вещи, которые нельзя изменить. Независимо от того, насколько они несправедливы».

Для современного пролетариата, вернее, прекариата, так как современный капитализм не может предложить массам бедняков даже цепей в виде постоянного трудоустройства, бедные вынуждены довольствоваться временными рабочими местами на условиях аутсорсинга, фриланса, в России – на условиях гражданско-правовых договоров, не имея никаких трудовых прав, под угрозой мгновенного увольнения по прихоти капиталиста, выхода для бедных никакого нет, кроме преступного пути или, другой вариант, революции, кардинальной смены существующей экономической и политической системы. К таким мыслям приводит незамысловатый, на первый взгляд, триллер.

И таких фильмов довольно много за последние годы, что тоже неслучайно: это были годы президентства Барака Обамы, самого левого президента США послевоенной эпохи.

Ненависть и демонизация Обамы российской пропагандой перекликается с подобным отношением к Обаме со стороны республиканцев в США. Обаму на уже упоминавшихся ресурсах «Выживание Америки» именуют ни много ни мало «марксистом», его реформу здравоохранения, по которой малообеспеченные американцы получили государственные субсидии на медицинскую страховку, называют «социалистической». На фоне «левого» Обамы становится понятной щенячья радость российских властей, «Единой России» и кремлевских журналистов  по поводу победы Трампа, который на политической арене является противником Обамы и «капиталистом».

Конечно же, Обама и рядом не стоял с социалистами. В его политике были некоторые элементы леводемократического курса, социального государства, но в целом он проводил неолиберальную экономическую политику. Но в сфере массовой культуры даже такое минимальное присутствие левой демократии создало условия для критики установившейся капиталистической системы. Голливуд оказался способен с точностью соцреализма демонстрировать пороки и противоречия капитализма.

Такое было невозможным в 1980-е и начале 90-х, в эпоху рейганомики, символом которой в массовой культуре можно считать боевики Шварценеггера и Сталлоне с ярко-антикоммунистической направленностью, в которых герои со стальными мышцами в одиночку расстреливают целые армии советских солдат в Афганистане и Южной Америке, а о социализме если и упоминают, то только в качестве примера унылой, тоскливой, нищенской, бесправной действительности в «империи зла» СССР. Сегодня такая действительность царит в США. В фильмах её можно увидеть, т. к. её не скрывают, не оправдывают, из нее подсказывают выход: смена этой системы на более регулируемую со стороны государства и социально справедливую, с меньшим уровнем неравенства и большей поддержкой со стороны государства и общества в отношении бедных. Конечно, это не социализм, это кейнсианский капитализм «с человеческим лицом», но в России и таких мыслей нет.

Надежда в эпоху Трампа

Что же ждет Голливуд после поражения демократов, в эпоху Трампа-триумфатора? Невероятно мощным ответом консервативному лагерю стал новый фильм из серии «Звездных войн» – Rogue One: Star Wars Story.

Русский перевод названия, как всегда, ни о чем. «Изгой Один». В английском языке rogue имеет значение не столько «изгой», сколько зловредное, опасное лицо. Передать смысл этого понятия одним словом (тем более словом «изгой») на русском практически нельзя. Скорее всего, это довольно богатое по содержанию понятие, которого в русском языке или вообще нет в полностью аналогичном значении, или русскоязычные аналоги (больше всего тут подходят “бунтовщик”, “смутьян” и т. п.) все-таки отличаются по значению. Оно означает открытое несогласие с властью, демонстративное неподчинение общепринятым нормам поведения. А в России, как известно, «народ безмолвствует»…

Устойчивое выражение gone rogue часто используется для обозначения протеста против начальства в крупной корпорации, когда подчиненный сотрудник демонстративно отказывается подчиняться начальству и ведет себя своевольно и вызывающе, действует независимо от других подчиненных, «качает права», спорит с начальством. Синонимом rogue или gone rogue применительно к военнослужащим является AWOL – «самоволка», уйти в самоволку, что отличается от дезертирства тем, что солдат не имеет намерения оставлять свою часть и отказываться от участия в боевых действиях насовсем, он отказывается подчиниться дисциплине или приказу начальника в настоящий момент и оставляет место службы без разрешения командования по какой-либо причине, в т. ч. благородной (одноименный фильм с Ван Даммом — лучшая иллюстрация). Rogue или gone rogue — это тот, кто ведет себя независимо и своенравно, отбивается от группы, не подчиняется общим нормам и правилам, действует скандально, оскорбительно, жестоко, чем вызывает всеобщее возмущение.

Есть и понятие rogue employee – работник-бунтовщик, это работник, который подрывает порядки в организации, в которой он работает, отказываясь подчиняться и соответствовать деловым правилам и обычаям, корпоративной политике, принятой в этой организации.

Такой рабочий может открыто пренебрегать и глумиться над правилами этой компании, и это приведет к тому, что он недолго проработает на своем месте, его уволят.

В глазах благопристойного общества rogue означает беспринципного, лживого, ненадежного человека, негодяя или мошенника. Это тот, кто нарочно вредничает, бездельник и безобразник. Скитающийся нищий, бродяга. Впоследствии этим словом также называли отбившегося от стада слона, который стал агрессивным и нападает на всех остальных.

С точки зрения российской пропаганды, rogue — это экстремист. А с точки зрения левого прогрессивного движения, это скорее революционер. Поэтому учитывая все эти значения и нюансы, думаю, самым лучшим переводом для Rogue One в данном контексте было бы «Революционер номер один» — шутка, но направление мысли такой перевод передает лучше, чем «Изгой Один».

Значение слова rogue в первую очередь в США ассоциируется с понятием rogue state – «страна-злодей». Это 5 стран, которые США причислили к мировой оси зла. После распада СССР к ним относятся Северная Корея, Куба, Ирак, Иран и Ливия. В Северной Корее и на Кубе с точки зрения США – коммунистические режимы, в остальных странах – террористические.

Для американской официальной пропаганды эти страны – все равно что для российской путинской пропаганды Обама. Это безусловное зло.

Но отношение в американском обществе к навязываемой пропаганде сильно изменилось за время президентства Обамы, левые идеи распространяются, на маршах против военного вмешательства и вторжения США в другие страны можно увидеть плакаты с надписью: «И кто теперь страна-злодей? США — страна-злодей!».

Понятия поменялись местами: те, кого злодеями называет пропаганда, стали героями, революционерами, борющимися за свободу. А государство, США, вторгающееся в другие государства, как раз само является злодеем, и общественность порицает его. Это и есть Империя зла, возглавляемая темным императором и Дартом Вейдером.

«Звездные войны: Изгой Один» снимали еще при Обаме, в середине 2015 года, как раз тогда, когда началась кампания Берни Сандерса, и для всей Америки стало очевидно, что самый популярный кандидат – это социалист Берни Сандерс, а самый популярный лозунг – это призыв Берни к политической революции. Восьмая серия была готова уже к концу 2015 года, ее просто должны были показать позже, в 2016-м, но революционный настрой в ней как будто скопирован из атмосферы маршей и митингов Берни Сандерса.

В консервативной пропаганде Сандерса клеймили как социалиста и марксиста, а государства-злодеи, это, конечно же, социалистическая Куба и Серверная Корея. В глазах же общественности, в первую очередь, конечно, в глазах прогрессивной демократической общественности, среди сторонников Берни Сандерса, государством-злодеем являются США.

В фильме показана ситуация, актуальная для левого демократического движения.

Штаб повстанцев погряз в рутине, партийные бюрократы боятся предпринимать решительные шаги, хотя ситуация такова, что думать нужно не о том, есть ли у Сопротивления шанс, а есть ли выбор.

Выбора бороться или не бороться нет – только бороться, иначе полное уничтожение.

Вопрос о шансах отходит на второй план. Но руководство медлит и боится, что в случае решительных действий станет еще хуже. Необходимость решительных действий понимает молодая девушка, готовая вступить в бой, но лидеры повстанцев обюрократились, пребывают в нерешительности, готовы к одним лишь бессмысленным обсуждениям и голосованиям. Тогда смельчаки берут ответственность на себя и отправляются в бой небольшой группой. Они берут себе название, которое и дало имя фильму.

Аналогии с Че Геварой и отрядом Фиделя из 28 человек, сумевшим свергнуть диктатора Батисту на Кубе, победить целую армию, просто нельзя не заметить. Куба — это же самая близкая и самая знакомая американцам rogue state, Куба — это и есть rogue one — злодей номер один для официальной пропаганды США. И повстанцы, несущие Свободу, — это тоже rogue one. Символизм просто невероятен! Свобода, справедливость идут от «злодеев» слева! Это и есть демократический социализм, который свергает империю…

И с другой стороны — затхлая обстановка в руководстве повстанцев, бюрократизм… ничего не напоминает? Да, это то, что хорошо знакомо левым по ситуации в руководстве наиболее известных левых партий. Ддля США это прямой намек на руководство Демократической партии. Вместо того, чтобы поддержать Сандерса, у которого были все шансы на победу над консерватором Трампом, партийные бюрократы строили ему козни и подыгрывали обреченной на поражение Хиллари. Если бы этот эпизод «Звездных войн» вышел во время праймериз, возможно, все эти аналогии были бы еще очевиднее. Но создатели фильма были оптимистичны, в итоге в фильме бюрократы все-таки поддержали горстку храбрецов. В реальности, как известно, победила империя…

Но в названии есть и нечто еще, что дает надежду: «номер один» — раз это первый номер, значит, будут и другие. Это только начало.

Кстати, трейлер фильма оказался более радикальным, чем сам фильм, самая мощная цитата главной героини: «Вы же вроде бунтовщики? Я бунтую», не вошла в фильм. Очевидно, создатели из «Уолта Диснея» посчитали, что фильм и так перенасыщен духом бунтарства.

Таблетка от капитализма

Антикапиталистический символизм отлично выражен и в другом фильме – «Таблетка от здоровья». Этот фильм мощно заряжен идеологически антикапитализмом.

В фильме проводится мысль, что поклонение деньгам, материальному успеху убивает. В начале фильма от сердечного приступа умирает на работе в огромной финансовой корпорации важный сотрудник. Название фильма появляется на фоне работающих мониторов десятков компьютеров в огромной корпорации, а на полу лежит только что умерший от сердечного приступа работник.

Молодой главный герой страдает от переживаний детства: его отец, крупный финансист, покончил с собой на глазах у сына. По радио в машине отец слышит, что в результате экономического кризиса его фирма обанкротилась, ему придется отвечать перед акционерами, он останавливает машину, выходит и бросается с моста вниз на глазах у сына, сидящего в машине.

Сюжет фильма строится вокруг затерянного в горах Швейцарии центра здоровья. Письмо из него прислал высокопоставленный сотрудник крупной корпорации, член совета директоров, который пишет, что увидел правду и теперь не может ее «развидеть»:

«Моим коллегам по совету директоров. Человек не может развидеть правду, он не может по своему желанию, добровольно вновь вернуться во тьму и стать слепым, когда он уже получил дар зрения. Это так же верно, как и то, что человек не может быть рожден обратно. Мы единственные живые существа на Земле, способные к самосознанию. Единственные существа, у которых сомнение в самих себе вписано в генетический код. И несоразмерно этим нашим дарам мы строим, мы покупаем, мы потребляем, мы заворачиваем себя в иллюзию материального успеха. Мы обманываем и жульничаем, карабкаясь к вершине, которую мы определяем как достижение: превосходство над другими людьми. Внутри нас есть болезнь. Поднимающаяся, как желчь, оставляющая вкус горечи в горле. Эта болезнь есть в каждом из вас, сидящих за столом. Мы отрицаем ее существование до того момента, когда тело восстанет против сознания и закричит: «я не здоровый человек!» Я не сомневаюсь, что вы думаете только о сделке по слиянию. Об этом грязном слиянии двух в равной степени смертельно больных организаций. Но правду больше нельзя игнорировать. Только когда мы поймем, чем мы больны, только тогда мы сможем обрести надежду найти лекарство. Я не вернусь. Не пытайтесь связаться со мной».

Фирма заключает рискованную сделку, ее начинают проверять на мошенничество, и совет директоров хочет назначить крайним «свихнувшегося», но для этого его сначала нужно привезти обратно в Нью-Йорк. За ним посылают самого молодого кандидата в члены совета директоров, сверхамбициозного, помешанного на работе и успехе парня по фамилии Локхарт.

В горном санатории время будто остановилось. Архитектура и интерьеры начала XX века. И, как оказалось, неспроста. Директор санатория – живущий уже 300 лет аристократ, сумасшедший ученый, разработавший способ продлить жизнь за счет очищенной воды. 300 лет назад, при феодализме, на месте санатория было поместье барона, который проводил опыты на своих крестьянах. Крестьян находили полностью высушенными, обезвоженными. Кроме того, барон был адептом евгеники и решил, что лучший генофонд, самая чистая кровь – внутри его собственного рода, у его сестры, на которой он и решил жениться, отвергнув запрет церкви и повесив священника. Это переполнило чашу терпения крестьян, они подожгли поместье, привязали сестру барона к столбу и сожгли, барон сумел выжить в пожаре, но лицо его оказалось изуродованным похлеще, чем у Фредди Крюгера. Он пересадил себе человеческую кожу в 1912 году и с тех пор выдает себя за директора санатория, который отстроил на месте сгоревшего поместья. Эти подробности пришлось указать, чтобы было понятно, о чем речь.

Свои опыты барон продолжил. Если раньше он проводил их тайно, похищал своих крестьян и насильно подвергал их своим экспериментам, то теперь он действует под вывеской медицинского центра, и люди сами приезжают к нему, причем платят за это огромные деньги. Они добровольно оказываются в изобретенном бароном аппарате: в рот человеку вставляют толстую трубку, через которую запускают мелких угрей. Как это работает, не очень понятно, это процесс дистилляции: человеческое тело выступает в качестве фильтра, очищенную субстанцию собирают в пузырек, и эту субстанцию барон и его дочь принимают, чтобы продлить себе жизнь. Угрей, видимо, придумали для усиления впечатления от адского эксперимента. Кульминация фильма – слова барона о том, как ему все это удалось, как стало возможным провернуть такой дьявольский эксперимент над людьми:

«Барон изобрел способ, как очистить воду до состояния дарящей жизнь эссенции. Для этого он использовал тела своих крестьян. К сожалению, он заплатил суровую цену за свою изобретательность. Ошибкой барона было то, что он использовал субъектов, которые не желали участвовать в эксперименте. Последние 200 лет истории человечества были наиболее продуктивными. Человек избавил себя от бога, от иерархии, от всего, что придавало смысл его жизни, и в итоге он оказался поклоняющимся пустому алтарю своих собственных амбиций. Вот почему эти пациенты приезжают сюда. И никто из них не хочет уезжать».

Что это за последние 200 лет? Речь идет о капиталистическом мире. Богачи, приезжающие в санаторий, хотят исцелиться от алчности и злобы капиталистического мира, ими же созданного. При капитализме стал возможным апофеоз бесчеловечного, адского надругательства над людьми за их же счет.

Капитализм и есть та болезнь, от которой обществу нужно лекарство.

Другая цитата директора санатория перед очередным его адским опытом: «Знаете, какое лекарство нужно человеку от его человеческого состояния? Болезнь. Потому что только в болезни человек начинает надеяться получить лекарство». То есть должно стать хуже, чтобы человек почувствовал боль и захотел, чтобы стало лучше.

Капитализм — это и есть «лекарство от здоровья», адская болезнь, иссушающая людей, выжимающая из них жизненную эссенцию. Их жизнь пьют находящиеся на вершине, получившие власть путем обмана и оболванивания людей. Антикапиталистический символизм сюжета хорошо понятен. Директор санатория, барон, иссушает, выжимает жизненные соки из своих пациентов, они умирают, но умирают в состоянии эйфории, со словами: «Я в жизни не чувствовал себя лучше». Жизненную эссенцию использует только он и его приближенные, например, коррумпированный им начальник полиции. Это аллегорическое изображение общественного устройства при капитализме.

Капитализм — это адская болезнь, и в этой болезни, когда она обострится до предела, человек наконец начнет искать лекарство от нее.

В конце появляются директора фирмы, которые послали главного героя в командировку, и на его отказ сесть в машину, вернуться к ним, его спрашивают: «Ты в своем уме? Ты ненормальный?», на что он отвечает: «Вообще-то, сейчас я себя чувствую гораздо лучше». Процесс исцеления начался, человек получил свое лекарство от капитализма

Источник

Короткий URL: http://alter-idea.info/?p=22408

Добавил: Дата: Июн 26 2017. Рубрика: Kulturpolitik. Вы можете перейти к обсуждениям записи RSS 2.0. Все комментарии и пинги в настоящее время запрещены.
Loading...
Загрузка...

Комментарии недоступны




Загрузка...






Карта сайта
Войти | Дизайн от Gabfire themes