И никто не заметил геополитический переворот, совершенный Китаем…

В 2014 году бывший советник по национальной безопасности США Стивен Хэдли на открытой лекции в Институте Лоуи, Австралия, заявил следующее: «Правда, нет реальной альтернативы Соединенным Штатам как глобальному лидеру… Китай не хочет этой роли… Но, честно говоря, Китаю не будут доверять большинство стран, особенно в Азиатско-Тихоокеанском регионе, как глобальному лидеру».

геополитические амбиции Китая

Китайское окружение

Сегодня, спустя три года, геополитический пейзаж выглядит совсем по-другому. Разумеется, Америка никуда не ушла, креативность ее экономики никогда не следует преуменьшать, но, тем не менее, Штатам все труднее оставаться на лидерских позициях. К тому же одни региональные игроки уходят, другие приходят им на смену, мир динамичен, что в определенной степени гарантирует сохранение хрупкого равновесия в мировой геополитической «матрице».

В действительности американский ответ на изменение глобального порядка был невероятно нереалистичным. Это не просто результат действий администрации Трампа. В конце концов, его предшественники десятилетиями отказывались от реформы международной экономической системы, пока Китай, как всегда тихо и незаметно, создал Азиатский инфраструктурный инвестиционный банк, параллельно запустив в производство несколько торговых «путей», «нитей» и «сетей». В результате от Вашингтона отрезали всю Юго-Восточную Азию, где сейчас беспредельно правит Пекин.

В период Трампа нежелание отпустить вожжи превратилось в самосозерцание «America first». Как результат – обамовский путь к открытой торговой стратегии привел к господству грубого протекционизма, отказу от Транс-Тихоокеанского партнерства и финансовому подрыву объединения NAFTA.

Такая политика резко контрастирует с Китаем, драйвовые позиции которого в азиатской экономике просто незыблемы. Пекин не скрывает, что в ближайшие 10 лет станет крупнейшей мировой экономикой. И в Белом доме это прекрасно понимают. По самым скромным подсчетам, промышленная мощь Поднебесной не будет сбавлять темпов роста в ближайшие четверть столетия. Средний доход на душу населения в Китае уже приближается к западным стандартам, а когда пересечет заветную мечту, тогда Пекин открыто заговорит не только о региональных, но и глобальных амбициях.

шелковый путь Евросоюз alter ideaНовый Китай находиться в авангарде крупнейший программы экономического развития в истории человечества — запущена Инициатива по созданию сети экономических поясов и дорог. Разумеется, потребуются десятилетия, но «китайский мир» охватит территорию от Тихого океана до Атлантики и от Арктики до Индийского океана, что означает жесткую перекройку геополитической карты мира. Без каких-либо существенных перспектив на самостоятельное развитие для большинства государств, если последние не предпримут жесткие меры по своему спасению. И в этом контекст судьба Сибири, Дальнего Востока и Индокитая кажется предопределенной.

Некоторые эксперты даже считают, что из всех торговых центров Азии ни один из них не имеет благоприятных условий, чтобы извлечь выгоду из складывающегося «китайского мира». Разве что Гонконг, и то при условии сохранения действующих пока еще геополитических договоренностей. Но удача города-спутника КНР – в вечной роли торгового и финансового посредника. Хотя и этого достаточно, так как риски падения Уолл-стрит и Лондонской биржи в данном геополитическом контексте очень велики. В Гонконге уже поговаривают о создании новых мировых логистических правил. Согласитесь, что это далеко не последняя роль в мировой экономике.

Еще один фактор, вызывающий беспокойство, — неопределенная с военной точки зрения ситуация вокруг КНДР. По мере формирования нового глобального порядка возникает множество рисков и проблем. Геополитический просчет на Корейском полуострове способен развязать катастрофу; Ближний Восток остается нестабильным и взрывоопасным; Россия, продуцирующая нацистскую политику 30-х годов прошлого века, продолжает раскачивать политические режимы своих соседей, пытаясь воссоздать то ли СССР 2.0, то ли принудить Запад запустить процесс нового передела мира по своему сценарию Ялта-2. В то же время немаленькая Индия, перманентно находящееся на грани горячего конфликта с Пакистаном, нервничает по поводу «поясной» и «дорожной» активности Китая, не вписываясь в евразийские геополитические потоки. Очевидно, что и этому государству в ближайшее время придется решать: то ли моделировать вассально-равноправное сотрудничество с Поднебесной, то ли искать хотя бы политико-правовую поддержку британского Содружества. К тому же проблемы дисбаланса в экономике Китая и возникающие демографические нагрузки всего региона Юго-Восточной Азии еще предстоит решить. Так что китайская гегемония еще не определяющая реальность, но ощутимая перспектива, которую нужно учитывать.

Теоретически предположим, что в ближайшие 10 лет Индия нащупает свои институциональные точки роста и тогда, с учетом потенциала не хуже китайского, Пекину придется в срочном порядке демонтировать свои геополитические линзы. Мир окажется не таким красочным, как видится с трибун ЦК КПК. Тем более с учетом того, что в Китае тихо-мирно сменился политический режим, товарищ Си через партийные интриги уничтожил потенциальных сменщиков на посту главы партии, а внутренняя оппозиция (так называемый «Шанхайский клан») фактически ушла в подполье. Так что риск политического недовольства среди китайской элиты есть, и он будет формализоваться, если не произойдет плановая смена власти. В этих условиях выход Японии из долговременной рецессии только подольет масла в огонь. И вместо строительства всяких мостов и дорог КНР будет занята своим геостратегическим самоопределением, находясь между индийским молотом и японской наковальней.

Перезагрузка

Существует также более стратегический риск, побуждающий нас прогнозировать смещение установленного миропорядка в сторону глобальной нестабильности. В новейшей истории было только два периода, когда существовала одна сверхдержава. Первый период начался в 1815 году с поражения Наполеона и закончился в 1871 году с момента объединения Германии. Тогда за полвека Британия, уничтожившая руками Кремля революционную Францию, управляла океанами и заморскими территориями по своему усмотрению. Но это было время относительной стабильности, когда единые правила игры сдерживали амбиции неготовых к войне игроков, но одновременно подготавливая их сначала к Бурской, а затем к Первой и Второй мировым войнам.

Другой период начался в 1989 году с краха СССР как идеологического проекта. Но время Америки как единственной глобальной сверхдержавы было укорочено КНР. Чрезвычайный экономический подъем последней обеспечил незыблемость своих позиций на мировой арене. На этом этапе остались, как уже подчеркивалось, и другие потенциальные участники: Индия, которая вскоре станет страной с самим большим в мире населением; Москва, раздувающая геополитический пузырь на месте уже распадающейся Российской империи; Япония, которая по-прежнему является третьей по величине экономикой в мире и заявившая о своих международных амбициях, явно не совместимых с требованиями национальной конституции.

дороги Китая alter idea

Что касается бедной Европы, то сейчас она находится в долгосрочном относительном упадке. Это уже не энергичный, амбициозный и агрессивный континент, когда португальцы, испанцы, голландцы, французы и англичане отправились за океан, чтобы грабить, торговать и колонизировать. Это не тот континент, чей технический блеск обеспечил открытие коммерческих отношений с Китаем в 1793 году. И это не линии противостояния о времена «холодной войны» между двумя ядерными сверхдержавами.

Уставшая от бесконечных войн Европа отступила от идеи самоопределяющегося центра мира, пытаясь выстроить модель мирного сосуществования. Азиатские страны рассматривают ЕС как большой рынок с привлекательными инвестиционными возможностями. Но Старому континенту не хватает сплоченности. Он склеротичен, внутренне озабочен и неуверен в своей идентичности. Бывший американский государственный секретарь классно сказал, что англичане потеряли империю и еще не нашли своей роли. Brexit доказывает, что это все еще так. Но в каком-то смысле обвинительное заключение американца относится к Европе в целом.

Проще говоря, ничто не поменяется: Китай присоединился к мировой арене, Америка все больше опасается, но не уверена в своих силах. Между тем, когда они смотрят друг на друга, оба знают, что Европа теряет сое значение. Важность этой геополитической трансформации для торговли трудно преувеличить. В США 19-го века амбициозные шли на запад, в 21 столетии все двинулись на Восток. А у ЕС появилось время для самовосстановления. Желательно без глобальной войны.

Короткий URL: http://alter-idea.info/?p=26284

Добавил: Дата: Ноя 28 2017. Рубрика: Геополитический контекст. Вы можете перейти к обсуждениям записи RSS 2.0. Все комментарии и пинги в настоящее время запрещены.
Loading...
Загрузка...

Комментарии недоступны




Загрузка...





Карта сайта