Игры в глобальный капитализм и свободный рынок уже бессмысленны

Идея, что свободная торговля создает преимущества для всех участников процесса, возникла в Англии и быстро завоевала популярность на Западе. Со временем, впрочем, выяснилось, что эта теория создает преимущества только и исключительно для промышленно развитых стран.

В первые годы своего существования в Советском Союзе теорию свободной торговли рассматривали не более как буржуазную пропаганду. Веком раньше так же отнеслись к ней и в Соединенных Штатах.  

Однако, как это нередко случается, авторы пропаганды со временем сами подпадают под ее действие. То же произошло и с западными странами. Падение Берлинской стены стало торжеством рыночной идеи. В тот момент вдруг перестало иметь значение, что производит та или иная страна, какую политику она проводит. Неизменным и универсальным ответом на любой вопрос стало слово «рынок».

Сейчас мы расплачиваемся за это безумство. 

Все проблемы, с которыми сталкивается Евросоюз, были заложены в Маастрихтском договоре, подписанном всего через два года после разрушения Берлинской стены. Тогда в ЕС строили планы только в расчете на «хорошую погоду», на попутный ветер и совсем не видели проблем, с которыми им приходится бороться сегодня. Рынок представлялся волшебным инструментом по созданию идеально гармоничного экономического пространства. 

Под влиянием порыва принимались важнейшие решения. Возвращаясь домой после подписания Маастрихтского договора, канцлер Германии Гельмут Коль сказал: «Чтобы продемонстрировать солидарность по отношению к бедным странам на периферии ЕС, надо включить их в зону евро». Это было сделано, несмотря на то, что изначально еврозона задумывалась как единое валютное пространство, объединяющее самые богатые европейские страны. Последствия этого шага известны…

Теперь, вместо того чтобы признать свои ошибки, признать, что они подпали под действие собственной пропаганды, западные страны начинают обвинять в своих неудачах друг друга. США обвиняют в валютных спекуляциях Китай, Япония обвиняет США и так далее, и тому подобное.

Они не видят другого: из-за экономических неурядиц растет возмущение среднего класса, как это было в Европе после Первой мировой войны.

Тогда подписание Версальского договора привело к разорению Германии, от чего сильнее всего пострадал германский средний класс. На мирных переговорах в Версале представитель британского министерства финансов и главный идеолог современного капитализма Джон Мейнард Кейнс предупреждал, что условия, навязываемые Германии по этому договору, приведут Европу к новой мировой войне. Тем не менее договор был подписан, и спустя двадцать лет в Европе разразилась война. Одной из главных движущих сил стало тогда крайнее раздражение среднего класса.

Сегодня история повторяется. Средний класс в США раздражен так же, как в Германии в 1930-е годы. На этом раздражении ловко играют и Сандерс, и Трамп — оба «крайних» кандидата на участие в президентской гонке. Но политический истеблишмент, похоже, не замечает роста протестных настроений и продолжает играть в «глобализацию» и в «свободный рынок».

США — не единственная страна, где средний класс начинает выказывать растущее недовольство. В Греции, в Италии, в других европейских странах, в которых стремительно снижается уровень жизни, народ начинает понимать, что еврозона — это проект, от которого сегодня выигрывает только Германия. С помощью евро германской экономике удается держать низкие цены на экспортные товары, а это самым пагубным образом сказывается на экономическом состоянии большинства европейских стран.

Страна, лишившаяся промышленного производства, теряет способность удерживать население. Даже относительно благополучная Латвия после выхода из СССР потеряла 20% своего населения.  

Из всех стран СНГ только Белоруссия сумела сохранить прежний экономический уклад и  хороший экономический рост. Ее пример подтверждает простую и непреложную истину: лучше иметь не самое эффективное промышленное производство, чем не иметь промышленности вообще.  

А потому мой совет странам СНГ — не уничтожайте свою промышленность, даже если она недостаточно эффективна.

Сделать ее эффективной поможет высокая оплата труда, хотя у близоруких предпринимателей это решение вызывает откровенный ужас. Между тем механизм прост: высокие зарплаты стимулируют механизацию труда и потребительский спрос, а это, в свою очередь, выражается в росте ВВП. Так было в Италии в 1970-е годы, и это единственный способ повысить эффективность промышленного производства.     

Сегодня в США начинают понимать, как важно развивать у себя промышленное производство и защищать своего производителя. Если на выборах победит Трамп, он станет выстраивать торговые барьеры. На самом деле США всегда ограждали от рыночных потрясений корпорацию Boeing, Европа всегда защищала Airbus. Они не называют эту политику протекционистской, но это именно она. 

Автор: Эрик Райнерт

Короткий URL: http://alter-idea.info/?p=11805

Добавил: Дата: Апр 4 2016. Рубрика: Экономика stand by. Вы можете перейти к обсуждениям записи RSS 2.0. Все комментарии и пинги в настоящее время запрещены.
Loading...
...

Комментарии недоступны

Загрузка...
Яндекс.Метрика Карта сайта
| Дизайн от Gabfire themes