Инкубатор смерти

В преддверии нового 1950 года в хабаровском окружном Доме офицеров прошло заседание. Трибунал Приморского военного округа решал судьбу 12 японцев, которых обвиняли в создании бактериологического оружия и в его дальнейших испытаниях на военнопленных. И хоть процесс считался открытым, в зал допускали людей по заранее утвержденным спискам. Тем не менее на улице висел репродуктор,транслировавший заседание. И, несмотря на приближавшийся Новый Год, у Дома офицеров собралось несколько сот человек. Их волновало одно — какое наказание понесут японцы, погубившие в своих экспериментах только по официальным данным несколько тысяч китайцев и граждан СССР. Рассказывает Павел Жуков.

Дело японского отряда № 731 в Советском Союзе тиражировалось максимально сильно. Одна только газета «Правда» ежедневно рассказывала о плененных японских ученых, их экспериментах и, конечно, о процессе в Хабаровске. А после была даже выпущена специальная брошюра с собранными материалами по делу. Она разошлась тиражом в 50 тысяч экземпляров. И хоть с тех пор минуло много лет, часть «бактериального дела» (все, конечно, самое ценное) до сих пор находится под грифом «секретно».

Каждый пленник отряда № 731 умирал в страшных мучениях

Тот факт, что японцы создавали бактериальное оружие, а затем испытывали его на военнопленных, никем не оспаривался. Даже самими выходцами из Страны восходящего солнца. По документам, люди, на которых ставили опыты, проходили как «бревна». Для конспирации, так сказать.

инкубатор смерти1

Вот так описывал «будни» отряда № 731 один из участников процесса Ниси Тосихидэ: «…10 китайцев-военнопленных были привязаны к столбам на расстоянии 10−20 метров от бомбы шрапнельного действия, заражённой газовой гангреной… После включения тока бомба разорвалась, засыпав площадку, где размещались подопытные, шрапнелью с бактериями газовой гангрены. В результате все подопытные были ранены в ноги или ягодицы и по истечении семи дней умерли в мучениях».

А это отрывок из допроса Кавасима Киоси: «Да, все пленники умирали. За всё время существования тюрьмы, известное мне, ни один из заключённых живым оттуда не вышел. …В 731-м отряде ежегодно умирало от производства опытов, примерно, не менее 600 человек… С 1940 по 1945 год через эту фабрику смерти было пропущено не менее трёх тысяч человек, уничтоженных путём заражения смертоносными бактериями. Какое количество погибло до 1940 года, мне неизвестно».

Из доклада Сталину министра внутренних дел СССР Сергея Круглова становится понятным, что у отряда № 731 был и собственный аэродром, несколько самолетов, полигон. А также заводы по созданию «особых» бомб и артиллерийских снарядов, «заточенных» под бактериальную начинку. К тому же, у них в распоряжении находилась собственная тюрьма, куда привозили пленных китайцев и граждан СССР. Существовал и крематорий, в котором сжигали использованный «материал».

 Японские ученые изготавливали для военных целей бактерии бубонной и ленточной чумы, паратифа, тифа, холеры, сибирской язвы и других «зараз».Вот так описывал Круглов процесс заражения, основываясь на словах майора Кавасима Киоси: «Заражение людей производилось через рот, уколами, посредством насекомых в лабораториях и на опытных полевых участках. Опыты по массовому заражению производились с самолётов и специальных вышек путем сбрасывания бомб, начинённых бактериями или заражёнными насекомыми. При производстве отдельных экспериментов смертность достигала 100%”.

Гениальный маньяк

Во главе всего этого «инкубатора смерти» стоял генерал-лейтенант Исии Сиро. Он же являлся создателем и идейным вдохновителем отряда № 731.

инкубатор смерти2

К мысли о создании центра по изготовлению бактериального оружия, его подтолкнула поездка за границу в 1928—1930 годах. Японец с удивлением обнаружил, что в умах европейцев до сих пор живет первобытный ужас перед различными инфекционными заболеваниями. Особенно это касалось чумы. Исии сделал выход, что память о средневековых эпидемиях может помочь ему при достижении намеченной цели. К тому же, благодаря «страху предков» страны Европы не проводили экспериментов, касающихся бактериального оружия. Соответственно, они не могли ни ответить, ни защититься. И уже в 1932 году Исии Сиро создал свой «инкубатор смерти».

В августе 1945 года, когда Вторая Мировая война уже была проиграна, Сиро отдал приказ замести следы — уничтожить все разработки и пленных. Более того, он лично приказал своим подчиненным и их семьям покончить жизнь самоубийством (правда, часть все же сумела отвертеться).

А вот у подопытных шансов на спасение не было. В их камеры просто побросали колбы с синильной кислотой (цианистый водород). Вот отрывок из книги писателя Моримура «Кухня дьявола»: «…Некоторые не умирали сразу, они кричали и стучали в стальные двери камер, издавали страшное рычание, раздирали себе грудь. Похоже было, что перед нами обезумевшие гориллы в клетке». Кстати, не пощадили японцы и своих сподручных — китайцев-переводчиков.

инкубатор смерти3

Взаимовыгодное сотрудничество

В 1946 году в Хабаровск пришла шифровка с приказом допросить всех пленных и собрать материал по бактериологическому оружию.

В одном из Хабаровских лагерей нашлись аж три генерала, которые лично возглавляли эксперименты над людьми. Это Такахаси, Кавасима и Казициа (их-то потом, кстати, и судили). Японцы охотно пошли на контакт со спецслужбами и подробно рассказали о своих «трудах».

О том, что Япония усиленно готовится к бактериальной войне, в СССР узнали еще до полной капитуляции Квантунской армии. Дело в том, что китайская разведка поделилась информацией о «госпитале», появившимся в нищем поселке Пинфинь, что в Маньчжурии. Вскоре его и город Харбин связала новая асфальтированная дорога, по которой начали ездить в большом количестве грузовики. Советская разведка, конечно, взяла объект на особый контроль.

20 августа 1945 года советские войска подошли к Пинфиню, но «госпиталь» уже лежал в руинах.

Как уже было сказано выше, в Хабаровске судили лишь 12 человек. Но вот именно тех, кто напрямую относился к 731-у отряду, было только шесть.

Приговор, вынесенный трибуналом, удивил многих. По 25 лет заключения получили лишь 4 генерала. Еще один — 20. Остальным досталось меньше — от 2 до 18 лет.

Советский Союз сделал запрос в США и ряд европейский стран, в котором требовал выдачи главных «умельцев» отряда № 731. Но, ожидаемо, получил отказ. Никто выдавать японских бактериологов не собирался — они обладали слишком ценными знаниями. Кстати, по признанию американских военных, часть «опыта» они применили во время боевых действий в Корее.

Но спецслужбы СССР сумели обзавестись не менее ценными «артефактами». Именно они стали той базой, на которой начал работать военно-биологический институт в Свердловске-19, основанный по личному распоряжению Сталина. Вот так описывает это Лев Федоров в книге «Советское биологическое оружие»: «В руках у советских военных биологов уже имелась захваченная во время боевых действий в Маньчжурии техническая документация на комплекс производств биологического оружия. И были те японские производства и крупнее, и совершеннее советских».

Так что вполне логично, что вместо нескольких сот «солдат» 731-го отряда судили лишь 12 человек. Остальных в это время основательно «доили», стараясь получить максимальный объем информации. Да и те, кого осудили, не досидели до конца свои сроки. Уже в 1956 году их отпустили и отправили домой. В Хабаровске для японцев по этому поводу даже закатили банкет. Такая вот благодарность за обмен опытом.

Источник

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Короткий URL: http://alter-idea.info/?p=14855

Добавил: Дата: Авг 22 2016. Рубрика: Культпросвет. Вы можете перейти к обсуждениям записи RSS 2.0. Все комментарии и пинги в настоящее время запрещены.
Loading...
Загрузка...

Комментарии недоступны




Загрузка...






Карта сайта
Войти | Дизайн от Gabfire themes