Компания «Укрнафта»: аудит «зради»

История полугосударственной компании “Укрнафта” может стать примером слабости государственного управления корпоративными правами.

За последнее десятилетие этот мощный игрок превратился в фактического банкрота. При том, что производители нефти во всем мире за то же время неплохо заработали на высокой стоимости черного золота. Была продана по этим ценам и украинская нефть, и часть государственной нефтедобывающей компании, но деньги, видимо, прошли мимо государственного бюджета. После полуприватизации “Укрнафты” государству приходилось каждый год едва ли не выдирать даже не дивиденды — налоги. Дивиденды государство получало мизерные, хотя владеет 51% этой крупнейшей нефтегазодобывающей компании. До 2015 г. “Укрнафта” была прибыльной. Для тех, очевидно, у кого были с ней не государственные дела. На сегодняшний день “Укрнафта” фактически банкрот и не в состоянии рассчитаться даже за право пользования недрами.

Сегодня речь пойдет только об одном, но самом красноречивом эпизоде в истории “Укрнафты” — о 2015 г., когда из этой компании были выведены более 11 млрд грн. Все это происходило на глазах премьер-министра и председателя правления НАК “Нафтогаз Украины” — председателя наблюдательного совета ПАО “Укрнафта”, которые имели все возможности не только прекратить разграбление этой компании, но и добиться прибыли для бюджета. Это было известно и понятно непосредственно в ходе событий в мае—июле прошлого года.

Теперь те “фантазии” журналистов имеют вид официально подтвержденной аудиторами (считайте, ревизорами) финансовой отчетности “Укрнафты”, о которой сегодня, в частности, пойдет речь подробнее. Денег уже не вернуть, но выводы сделать необходимо, тем более что прошлогодние “герои” до сих пор на арене.

Интересы государства в наблюдательном совете ПАО “Укрнафта” представляет НАК “Нафтогаз Украины”, глава правления которой Андрей Коболев с 2014 г. возглавляет и наблюдательный совет “Укрнафты”. Остальные акции “Укрнафты” принадлежат миноритарным (частным) акционерам, “киприотам”, среди которых самым влиятельным считают члена наблюдательного совета Игоря Коломойского (группа “Приват”). “ПРИВАТизированный” менеджмент руководил “Укрнафтой” почти 14 лет, о чем ZN.UA написало десятки статей. Чуда не произошло, доуправляли до банкротства…

Однако ситуацию еще можно было спасти. После принятия Верховной Радой 7 апреля
2015 г. Закона “Об акционерных обществах” государство получило рычаги для самостоятельной смены менеджмента, но правительство почему-то не захотело воспользоваться этой возможностью. Результат не заставил себя ждать: в 2016-м “Укрнафта” фактически стала банкротом, потому что официально признала, что не может уплатить 11 млрд грн, которые задолжала государственному бюджету. Но “Нафтогаз”, управляющий контрольным пакетом акций “Укрнафты” (51%), до последнего отказывался признавать такое положение вещей, хотя об этом свидетельствовало все. Даже сама “Укрнафта” еще в начале 2016 г. отчиталась, что впервые в истории получила убыток свыше 5 млрд грн. Но менеджеры “Нафтогаза” отказывались предпринимать соответствующие шаги, говоря о том, что, дескать, надо дождаться результатов официального аудита “Укрнафты”. Этот документ появился в мае 2016 г. и в течение продолжительного времени был “засекречен”.

Что показал аудит? Именно то, о чем говорили эксперты, журналисты, народные депутаты и другие небезразличные, призывавшие НАК и правительство немедленно принять меры для спасения “Укрнафты”.

ZN.UA обратилось по этому поводу к представителям “Нафтогаза” в наблюдательном совете “Укрнафты” — Андрею Коболеву и Сергею Коновцу(несмотря на их занятость в арбитражных слушаниях в Стокгольме по искам против “Газпрома”). Независимо от этого, о нюансах финотчета “Укрнафты” за 2015 г., проверенных и подтвержденных аудитором, а также о современном состоянии этой компании и вокруг нее ZN.UA расспрашивало народных депутатов — Викторию ВОЙЦИЦКУЮ и Андрея ЖУРЖИЯ.

Аудит “Укрнафты”, или Как долги полугосударственной компании превращаются в прибыли “неизвестных” коммерсантов

— Виктория Михайловна, Андрей Валерьевич, когда аудитор подготовил свое заключение о консолидированной финансовой отчетности ПАО “Укрнафта” за 2015 г. по международным стандартам?

Виктория Войцицкая: — Аудитор “Укрнафты”, ООО АФ “ПрайсвотерхаусКуперс (Аудит)”, подготовил свое заключение и передал его этой компании еще 20 мая 2016 г. Хотя мне удалось ознакомиться с ним только после депутатского обращения в ПАО “Укрнафта” вместе с председателем Верховной Рады Андреем Парубием только в середине июня. 

— Задачей аудиторов было проверить предоставленные им документы финансовой отчетности “Укрнафты” за 2015 г. ООО АФ “Прайсвотерхаускуперс (Аудит)” проверило и подготовило “условно-положительное” заключение. Почему, по вашему мнению, его сразу не обнародовали?   

— Почему-то компании, получившие такую общую “условно-положительную” оценку, очень спешат убедить акционеров и общество (если это публичные компании), что такое заключение не означает, что есть существенные оговорки, и что в случае предоставления полной информации заключение аудиторов отличалось бы незначительно. Но при этом аудиторы утверждают, что это далеко не так. В случае с “Укрнафтой” уже даже основания для выражения “условно-положительного” мнения настораживают.

В.В.: — Именно так. Мы с вами сейчас рассматриваем финансовый отчет ПАО “Укрнафта” за 2015 г. и аудиторское заключение ООО АФ “Прайсвотерхаускуперс (Аудит)”, компании, которая входит в так называемую большую четверку. Аудиторы проверили отчет, составленный менеджментом компании “Укрнафта”, и подтвердили те данные, которые предоставил менеджмент “Укрнафты”. Но отчет независимого аудитора начинается с оснований для высказывания “условно-положительного мнения”.

ООО АФ “Прайсвотерхаускуперс (Аудит)”:

“Основания для высказывания условно-положительного мнения” аудитором.

Предоплаты и дебиторская задолженность:

В 2015 г. Группа (”Укрнафта”) выдала предоплаты в сумме 6 569 696 тыс. грн для приобретения нефтепродуктов с договорным сроком поставки в декабре 2018 г. Кроме того, на протяжении 2015 г. Группа реализовала сырой нефти на сумму 7 335 504 тыс. грн с ожидаемым сроком оплаты в декабре 2016 г.

По этим операциям Группа признала выручку в сумме 7 335 504 тыс. грн, финансовые затраты в сумме 4 764 316 тыс. грн, представляющие собой эффект дисконтирования при начальном признании предоплат и дебиторской задолженности, финансовые доходы в сумме
712 592 тыс. грн, которые представляют собой амортизацию дисконта, и операционные затраты в сумме 1 557 321 тыс. грн, представляющие собой убыток от обесценивания за 2015 финансовый год”.

В.В.: — Итак, менеджмент “Укрнафты” за 2015 г. декларирует, а аудиторы подтверждают предоставление предоплаты за услуги по поставке нефтепродуктов со сроком договорной поставки и, главное, уплаты до декабря 2018 г. То есть компании группы “Укрнафта” перечисляют какой-то третьей стороне за какие-то нефтепродукты почти 7 млрд грн предоплаты, авансом за товар, который должен быть поставлен до конца 2018 г.

Более того, на протяжении 2015 г. группа “Укрнафта” реализовала сырой нефти на сумму свыше 7,3 млрд грн с ожидаемым сроком оплаты в декабре 2016 г. По этим операциям группа (”Укрнафта”) признала выручку в сумме 7,34 млрд грн, финансовые затраты — в сумме 4,7 млрд грн, представляющие собой эффект дисконтирования… Этим в “Укрнафте” “объясняют” обесценивание своих активов.

Справка ZN.UA из аудированного отчета группы “Укрнафта” за 2015 г.

Группа компаний “Укрнафта” показала в аудированном финансовом отчете за 2015 г. валовую прибыль
16,45 млрд грн; операционные затраты — 18,93 млрд грн; убыток —
5,69 млрд грн. И при этом списывает — при дебиторской задолженности в 9,5 млрд грн — “накопленный убыток” в сумме 6,4 млрд грн. Долги “Укрнафты” перед госбюджетом только по уплате ренты за 2015 г. выросли до 9,8 млрд грн (в 2014 г. этот налог назывался “платой за пользование недрами” и составлял 8,47 млрд грн). На 31 декабря 2015 г. пени и штрафы составили 6,385 млрд грн и продолжают накапливаться.
 

— Почему “Укрнафта” уже признала указанные выше предоплаты фактически убытками и списала их?

В.В.: — Смотрим дальше баланс компании и видим в частности, что накопленный убыток за
2015 г. составляет 6,4 млрд грн. Это при том, что за 2014 г. “Укрнафта” показывала почти 0,5 млд грн прибыли, так же и в 2013-м была прибыль. И вдруг за прошлый год нам показывают 6,4 млрд грн убытков!

— Откуда?! Как сформирован убыток в 6,4 млрд грн?

В.В.: — Открываем раздел консолидированного отчета о прибылях и убытках, других совокупных доходах группы “Укрнафта” и видим, что на 5,6 млрд грн у группы финансовые затраты. Что это за финансовые затраты? Заметка 13 отчета объясняет: это предоплаты за финансовые инструменты и проценты за заемные средства. То есть группа уплатила эти авансы (на 5,6 млрд грн) и, даже не получив во многих случаях никаких финансовых инструментов, уже считает их как убыток.

Напомню, что через год “корпоративных реформ” в “Укрнафте” государство в результате получило:

1. Налоговый долг компании “Укрнафта” в сумме 10,2 млрд грн (по состоянию на 1 января 2016 г.).

2. Искусственно созданную руководством дебиторскую задолженность, которую компания собирается списать как безнадежную.

Яркие примеры — малоизвестные компании-покупатели, некоторые из них имеют уже аннулированную регистрацию плательщика НДС:

— ООО “ГАЛНАФТА”, код ЕГРПОУ 34454281 (150,4 тыс. т нефти, 3,3 тыс. т газового конденсата). Общая цена продажи (с НДС): нефть — 1 725 821 952 грн, газовый конденсат —
40 364 940 грн. Задолженность покупателя перед ПАО “Укрнафта” за нефть на 30 сентября 2015 г. — 1,366 млрд грн;

— ООО “ ГАРАНТ-УТН”, код ЕГРПОУ 37227524 (140,56 тыс. т нефти, 2,5 тыс. т газового конденсата). Общая цена продажи (с НДС): нефть — 1 630 494 129,6 грн, газовый конденсат — 30 187 050 грн. Задолженность покупателя перед ПАО “Укрнафта” за нефть на 30 сентября 2015 г. — 1,328 млрд грн;

— ООО “ТЕХТРЕЙД ГРУПП”, код ЕГРПОУ 39822322 (160,2 тыс. т нефти, 3,8 тыс. т газового конденсата). Общая цена продажи (с НДС): нефть — 1 518 764 616 грн, газовый конденсат — 38 033 136 грн. Задолженность покупателя перед ПАО “Укрнафта” за нефть на 30 сентября 2015 г. — 1,101 млрд грн;

— ООО “ТД ПРИКАРПАТТЯНАФТОТРЕЙД”, код ЕГРПОУ 39207286 (160
718,11 т нефти на 1 747 288 720 грн). Задолженность покупателя перед ПАО “Укрнафта” за нефть на 30 сентября 2015 г. — 2,049 млрд грн;

— ООО “КОТЛАС”, код ЕГРПОУ 37298946 (275,79 тыс. т нефти, 9,8 тыс. т газового конденсата). Общая цена продажи (с НДС): нефть — 3 242 134 839,9 грн, газовый конденсат —
122 517 836 грн. Задолженность покупателя перед ПАО “Укрнафта” за нефть на 30 сентября 2015 г. — 2,887 млрд грн.

Прямым следствием признания дебиторской задолженности безнадежной и списания ее за счет резервов или чистой прибыли автоматически становится уменьшение на соответствующую сумму (11 млрд грн) суммы распределения дивидендов, что на самом деле приведет к убыточности предприятия.

(Подробно о схемах вывода средств и ресурсов из “Укрнафты” читайте также в статье Сергея Куюна “Нефть в обмен на… телевизор”, ZN.UA №10 от 18 марта 2016 г.) 

3. Псевдоизменения руководства. После замены только одного руководителя в июне — Ван Хеке на Роллинса — компанией фактически продолжал руководить менеджмент миноритария. Марк Роллинс приступил к выполнению обязанностей только в октябре 2015-го.

На период с момента принятия изменений в Закон Украины “Об акционерных обществах” в марте и до октября (когда Роллинс начал исполнять обязанности председателя правления “Укрнафты”) приходится пиковая активность по выводу миллиардов гривен из “Укрнафты” через дебиторку.

Кроме уплаты 5% стоимости в ходе биржевых аукционов, проводившихся на подконтрольной бирже УМВБ, дебиторская задолженность указанных выше компаний-покупателей на последнюю отчетную дату составляет 8,731 млрд грн (по состоянию на 30 сентября 2015 г.).

Кроме образования этой задолженности за нефть, менеджмент “Укрнафты” также провел авансовый платеж на счет одного из должников за нефть — ООО “Котлас” за нефтепродукты в сумме 3 млрд грн.

Всего с апреля по сентябрь 2015 г. из “Укрнафты” было выведено 11,61 млрд грн!

Цинизм ситуации в том, что, по словам Роллинса, он оставлял в правлении бывших приватовских менеджеров потому, что “они владеют ценной информацией, в том числе и той, что необходима для возвращения дебиторки”, которую они сами и создали.

— Кто-то за это отвечает хотя бы в досудебном производстве?

В.В.: — На сегодняшний день есть три открытых уголовных производства относительно должностных лиц ПАО “Укрнафта” по факту уклонения от уплаты налогов (от 28 апреля 2015 г., от 21 июля 2015 г. и от 11 декабря 2015 г.). Все они находятся на стадии досудебного расследования. Выдвинутых обвинений руководству — нуль. До недавних пор право первой подписи оставалось за бывшими членами правления — В.Пустоваровым и А.Кущом.

Уголовное производство по Насирову плюс 290 кг “приватных” аргументов “в обмен” на 5 млрд долл.

— Цифры аудированного финансового отчета “Укрнафты” за 2015 г. впечатляющие. Чего стоит только налоговый долг за ренту в 9,8 млрд грн, а также затраты на обеспечение штрафов и пени в
6,4 млрд грн. Но ведь не только правление и наблюдательный совет ответственны за такое финансовое состояние “Укрнафты” и долги перед госбюджетом?

В.В.: — В продолжение нашей истории коммуникации с Государственной фискальной службой. Вместе с Андреем Журжием мы подали заявление о совершении уголовного правонарушения главой ГФС.

Уже восьмой месяц мы не можем получить от ГФС информацию о сумме налогового долга по рентной плате за пользование недрами отдельно по каждому объекту недр ПАО “Укрнафта”. В конце концов, после нашего обращения Генеральная прокуратура Украины начала расследование. Непредоставление главой ГФС Украины запрашиваемой информации является прямым препятствованием деятельности народных депутатов Украины.

А.Ж.: — Мы заявили о совершении уголовного преступления главой Государственной фискальной службы, и ГПУ открыла уголовное производство по факту невыполнения должностными лицами ГФС Украины законных требований народных депутатов Украины.

***

К слову, как сообщало ZN.UA, в середине апреля Национальное антикоррупционное бюро возбудило уголовное дело в отношении должностных лиц ГФС за служебный подлог официальных документов. А в конце мая НАБУ завело дело относительно руководителя фискальной службы Романа Насирова по фактам, касающимся “Укрнафты”.

Кроме этого, в конце мая главное следственное управление ГПУ начало досудебное расследование в деле о невыполнении служебных обязанностей председателем наблюдательного совета ПАО “Укрнафта” Андреем Коболевым. ZN.UA обратилось к нему за комментарием, но, ссылаясь на занятость и непосредственное участие в арбитражном производстве в Стокгольме, начатом на этой неделе, господин Коболев отвечать лично отказался. Обещал прислать позицию “Нафтогаза”.

По последним имеющимся данным, “Укрнафта” задолжала госбюджету 15,3 млрд грн налогов по состоянию на начало второго полугодия 2016 г. (с учетом пени и штрафных санкций).

А тем временем миноритарии с мая 2016 г. требуют у государства почти 5 млрд долл. и 2 млрд кубометров газа у “Нафтогаза” по старым долгам. Глава НАКа говорит, что выполнить решение суда о возвращении
2 млрд кубометров газа нереально. Неофициально на рынке газа не очень и скрывают и не удивляются, что Коломойскому удалось получить такое невыполнимое решение суда о возвращении газа.

Другое дело со Стокгольмским арбитражем. От лица Украины ответчиком является Минюст. Но после опроса причастных к этому делу лиц и сторон ZN.UA пришло к выводу, что Минюст просто откровенно “сливает” дело по иску на почти 5 млрд долл. В пользу миноритариев “Укрнафты”, которые привезли в Минюст 290 кг доказательств. Кто-то их будет изучать, анализировать? В этом случае Минюсту достаточно ничего не делать, чтобы государство Украина проиграло миноритариям “Укрнафты”.

“Нафтогаз” потерял большинство в наблюдательном совете “Укрнафты”

Структура управления АО состоит из наблюдательного совета, представляющего интересы акционеров, и правления, осуществляющего оперативное управление компанией (те самые топ-менеджеры; в таких компаниях, как “Укрнафта”, их зарплата в месяц может составлять несколько миллионов долларов). К сожалению, опыт той же “Укрнафты” свидетельствует, что даже такая зарплата (не считая бонусов и других немалых выплат, например, главе правления) отнюдь не гарантирует успешной работы компании и председателя ее правления. Хотя он на самом деле, наверное, может быть суперспециалистом, но не при таких условиях.

Есть в “Укрнафте” еще и ревизионная комиссия. Но в этом случае она, наверно, также формальность — дескать, закон требует. Потому что если бы была не формальной, то давно бы уже била в набат. Вы слышите? Вот то-то и оно.

На время составления финотчета ПАО “Укрнафта” за 2015 г. в наблюдательный совет компании входили 11 человек. Шесть из них представляли уполномоченные лица НАК “Нафтогаз Украины”, которая от лица государства управляет государственным пакетом акций в 51% уставного капитала. Миноритарных акционеров представляли пять членов.

Однако 20 сентября 2016 г. Соломенский районный суд г. Киева отстранил Сергея Перелому от должности члена наблюдательного совета ПАО “Укрнафта”. После этого решения суда количество представителей “Нафтогаза” и миноритариев в наблюдательном совете сравнялось. Учитывая, что бывший сотрудник “Нафтогаза” Петр Столяр, как утверждают в НАКе, отказывается от участия в заседаниях наблюдательного совета “Укрнафты” (по данным ZN.UA, из-за личного конфликта с Коболевым, который уволил Столяра из НАКа), представители госкомпании оказались в этом органе в меньшинстве. Фактически даже теоретическое влияние государства на компанию растаяло.

Из “Укрнафты” вывели средства по такой же схеме, как и значительно больше 18 млрд грн рефинансирования из Приватбанка

Из аудированного консолидированного отчета ПАО “Укрнафта”:

Учитывая существенное снижение цен на нефть до конца года и их сохранение на низком уровне в начале 2016 г., накопленную налоговую задолженность с 2014 г., невозможность достичь договоренности относительно цены на природный газ, закачиваемый в государственное газохранилище Украины с 2006 г., и взыскать дебиторскую задолженность за реализованную сырую нефть в 2015 г. и получить нефтепродукты, за которые была осуществлена предоплата, в 2015 г., Группа имела недостаточно средств для финансирования ее нужд в оборотном капитале и осуществления платежей для урегулирования налоговых обязательств при наступлении их срока. В результате по состоянию на 31 декабря 2015 г. текущие обязательства Группы превысили оборотные активы на 7 499 085 тыс. грн (на 31 декабря 2014 г. — 749 219 тыс. грн), и Группа понесла чистый убыток в сумме 5 690 398 тыс. грн за 2015 финансовый год (на 31 декабря 2014 г. — чистая прибыль в сумме 1 301 565 тыс. грн)”.

ООО АФ “Прайсвотерхаускуперс (Аудит)”

— Насколько правление компании уполномочено списывать в убытки средства на названную выше сумму 6,4 млрд грн? Тем более что у компании, как отмечают аудиторы, были проблемы со средствами, в частности оборотными? И почему с этим, по вашему мнению, соглашается наблюдательный совет?

В.В.: — Правление может попытаться списать проблемные долги. Но были ли списанные именно такими? Об этом следует спросить у наблюдательного совета “Укрнафты” и его председателя Андрея Коболева.

Однако наиболее значительная сумма просроченной и обесцененной дебиторской задолженности (см. заметку 22 аудированного отчета) — почти
6 млрд грн. То есть менеджмент компании прокредитовал своих дебиторов и теперь говорит: я почти 6 млрд грн не верну.

— И что на это говорит наблюдательный совет “Укрнафты”?

В.В.: — В ходе заседаний набсовета, на которых я присутствовала в 2015 г., наблюдательный совет и его председатель вплоть до сентября не проявляли какой-либо инициативы, чтобы выяснить природу долгов полугосударственной “Укрнафты”. И это тогда, когда компания начала накапливать новые миллиардные долги перед государственным бюджетом за ренту.

Я, Андрей Журжий, другие депутаты начали писать обращения к главе ГФС с требованием разобраться в этой ситуации. Было даже специальное совещание в “Нафтогазе” по этому поводу. Но председателя наблюдательного совета “Укрнафты”, который является и главой НАКа, на этом совещании не было. Коболев даже не созвал внеочередное заседание набсовета “Укрнафты”, чтобы разобраться в этом вопросе. И в конце
2015 г. звучал тезис, что сначала должен быть проведен аудит, а потом, по результатам аудита, мы поймем, что же там на самом деле происходит в “Укрнафте”.

— Аудит провели, вот его результаты (см. документ). А “Укрнафту” тем временем уже готовят к санации…

— Аудиторы представили свой отчет в июне 2016 г., и все, о чем мы сейчас говорим, происходило в 2015-м, когда еще даже не пришел новый менеджмент. Был назначен только новый председатель правления Марк Роллинс. Пока его назначали, пока он начал менять менеджмент компании, все это время скапливались долги и выводились деньги из компании.

— Кроме обозначенных выше схем, какие еще существовали?

 

В.В.: — Деньги выводились за счет того, что компания брала предоплату только 5%, и часто это были недобросовестные контрагенты. А еще “Укрнафта” уплатила авансом несколько миллиардов за товары с поставкой до конца 2018 г.

А.Ж.: — То есть деньги перечислены, а товар так и не поступил. Более того, тех контрагентов уже даже не существует в едином реестре плательщиков НДС.

— Но и такого миноритария, как Коломойский у “Укрнафты”, еще надо поискать.

В.В.: — На одном из заседаний наблюдательного совета “Укрнафты”, когда Коломойский еще не ссылался на то, что ему адвокаты запрещают принимать участие в заседаниях (из-за исков), он сказал, что они начали разбираться с недобросовестными контрагентами и выяснили, что это глава ГФС Насиров чуть ли не собственноручно выбрасывает эти компании из реестра плательщиков НДС, что это, дескать, саботаж с его стороны, и что сейчас они делают все для того, чтобы восстановить справедливость…

На мой взгляд, заслуживают внимания две интересные вещи. Первая: фактически по такой схеме, как выводились средства из “Укрнафты”, в 2014 г. из Приватбанка было выведено значительно больше 18 млрд грн рефинансирования, предоставленного ему Нацбанком. То есть ничего нового в этом смысле не придумали.

Вторая вещь. И здесь у меня снова вопрос к наблюдательному совету “Укрнафты” и прежде всего к “Нафтогазу”. Когда им срочно надо было сменить менеджмент “Укргаздобычи”, они в течение месяца получили соответствующее постановление правительства, которое позволило НАКу, можно сказать, в авральном порядке заменить предыдущего руководителя “Укргаздобычи” на Олега Прохоренко. Что, между прочим, является позитивом для этой государственной компании. А вот с “Укрнафтой” процесс смены менеджмента затянулся более чем на полгода. К тому же вместо того, чтобы полностью заменить предыдущее правление компании, поставить при необходимости даже исполняющих обязанности, ввести процесс поиска необходимых специалистов на конкурсной основе, словом, поставить подконтрольный представителям государства менеджмент, который бы реально действовал в интересах защиты прав государства как акционера, а не только в интересах миноритарных акционеров “Укрнафты”, все было пущено, мягко говоря, на самотек. Формальные признаки смены менеджмента вроде бы и наблюдались, но практически именно за этот период из “Укрнафты” вывели почти 15 млрд грн. Чтобы в этом убедиться, наблюдательному совету “Укрнафты” не нужно было полгода ждать заключение аудита компании.

“Нафтогаз”: 6,4 млрд грн дебиторской задолженности “Укрнафты” — это не списание

Действующие члены наблюдательного совета ПАО “Укрнафта” от “Нафтогаза” не нашли времени на ответы ZN.UA, что можно было прогнозировать, учитывая их загруженность и нежелание отвечать на вопросы, которые, скажем так, касаются их непосредственного участия/неучастия в делах “Укрнафты”. Пресс-служба НАК “Нафтогаз Украины” прислала на наши вопросы ответы, которые была уполномочена руководством и юридической службой предоставить.

В частности пресс-служба отмечает, что принятым весной 2015 г. Законом “Об акционерных обществах” кворум для проведения общего собрания акционеров был уменьшен до 50%.

“Однако это не означает, что “Нафтогаз” может принимать любые решения в отношении “Укрнафты” единолично. Есть другие нормы, регулирующие деятельность таких компаний, права и обязанности акционеров и их представителей. Кроме того, относительно “Укрнафты” действуют два акционерных соглашения, заключенных в 2010 г., существует ряд судебных производств и решений, а также другие риски. Кворум — это важный, но не единственный вопрос”, — подчеркивают в пресс-службе НАКа.

В “Нафтогазе” отмечают, что на протяжении весны и лета 2015 г. “Нафтогаз” совершал действия, необходимые для смены руководства (членов правления. — Авт.) “Укрнафты” и для выведения ПАО из кризиса согласно действующему законодательству: “Использовались имеющиеся процедурные инструменты и учитывались риски, включая вероятность дальнейшего обжалования и недружественных действий со стороны третьих лиц”.

Процесс смены руководства “Укрнафты”, считают в НАКе, удалось завершить в сентябре 2015 г. На протяжении этого времени, констатирует пресс-служба НАКа, “предыдущее руководство “Укрнафты” осуществило ряд операций, которые привели к существенному ухудшению состояния общества. Ни международные аудиторы, проверявшие отчетность “Укрнафты” за 2015 г., ни члены наблюдательного совета со стороны “Нафтогаза” не имеют подтверждений об экономической обоснованности и целесообразности этих операций”.

— Обращался ли “Нафтогаз” по этому поводу в ГФС и правоохранительные органы? Если да, то когда, к кому, по какому поводу? Какой получили ответ? Какими были действия фискальных и правоохранительных органов?

— “Нафтогаз” письмом от 28 июля 2015 г. №41-5468/1.10-15 сообщил ГФС об уголовном преступлении должностных лиц “Укрнафты”, а именно — о неуплате налогов в размере около 10 млрд грн. Право подписи согласно данным государственного реестра на то время имели Алексей Кущ и Владимир Пустоваров.

О дальнейших действиях ГФС нам не сообщала. Также “Нафтогаз” письмами (от 12 января 2016 г. №7-103/1.2.1-16, от 22 февраля 2016 г. №7-965/1.2-16) предоставлял ГФС информацию о расчетах “Укрнафты” с госбюджетом.

По данным руководства “Укрнафты”, в ходе расследования ряда уголовных производств и в пределах предоставленного судебными постановлениями временного доступа к документам общества органы следствия уже изъяли и продолжают изымать оригиналы первичных документов (свыше 2 тыс. наименований), касающихся хозяйственных операций. В частности изъятые документы касаются реализации АО нефти и газа на протяжении 2014—2015 гг.

В открытых Генеральной прокуратурой уголовных производствах проводятся досудебные расследования органами ГФС и НАБУ. Кроме того, главным управлением контрразведывательной защиты интересов государства в сфере экономической безопасности СБУ проводятся проверки в пределах имеющихся в его производстве дел.

— Когда наблюдательный совет получил предварительно консолидированную отчетность ПАО “Укрнафта”, когда — аудированную?

— Годовую финансовую отчетность ПАО “Укрнафта” за 2015 г., не проверенную аудитором, наблюдательный совет получил 9 марта 2016 г. В присланной отчетности чистый убыток составлял 4,9 млрд грн, также отсутствовали объяснения о начисленных суммах затрат, которые привели к формированию убытка. Наблюдательный совет получил отчетность общества, проверенную аудитором, 3 июня 2016 г. Показатели финансовой отчетности существенно изменились, в частности чистый убыток увеличился до 5,7 млрд грн.

Финансовая отчетность “Укрнафты” была подтверждена аудиторской компанией PricewaterhouseCoopers. Аудитор выразил условно-положительное мнение о финансовой отчетности “Укрнафты” за 2015 г., тем самым подтвердив, что отчетность была составлена согласно Международным стандартам финансовой отчетности (МСФО) и отражает реальное состояние предприятия за исключением некоторых моментов, относительно которых аудитор предоставил оговорку.

Самая важная оговорка аудитора касалась неопределенности результатов переговоров о поставках продукции или возврате авансов за нефтепродукты и погашении дебиторской задолженности за поставленную нефть, которые были сформированы до назначения нового председателя правления решением общего собрания акционеров “Укрнафты”.

— Из чего состоит накопленный убыток ПАО “Укрнафта”, который, по данным аудированного отчета компании за 2015 г., составляет 6,4 млрд грн? Ведь за 2014 г. АО показывало свыше полмиллиарда прибыли, и в 2013 г. была прибыль. А в 2015-м — убытки! Откуда?! Как они сформированы? Можете объяснить, почему “Укрнафта” уже признала эти предоплаты фактически убытками и списала их?

— По состоянию на 31 декабря 2014 г. в отчете о финансовом состоянии “Укрнафты” была отражена прибыль в сумме 0,6 млрд грн. По результатам деятельности в 2015 г. общество получило чистый убыток в сумме 5,7 млрд грн. Кроме того, согласно решению общего собрания от 22 июля 2015 г. была распределена прибыль 2014 г. и начислены дивиденды в пользу акционеров в сумме 1,3 млрд грн. Соответственно, по состоянию на 31 декабря 2015 г. в отчетности “Укрнафты” отражен накопленный убыток в размере 6,4 млрд грн.

По результатам деятельности в 2015 г. “Укрнафта” получила валовую прибыль в размере 16,5 млрд грн, что на 2,5 млрд грн больше, чем в 2014 г. Однако при этом АО получило чистый убыток в сумме 5,7 млрд грн.

Предыдущее руководство приняло решения, которые привели к отвлечению оборотных средств на осуществление авансов за нефтепродукты и отгрузку нефти с отложенным более чем на год сроком оплаты. В связи с этими решениями, согласно требованиям МСФО, в финансовой отчетности было отображено следующим образом:

А. Обеспечение под возможные штрафы за долги по уплате налогов.

В результате созданного дефицита оборотных средств предприятие накопило долги перед государством по уплате налогов (рентной платы, налога на прибыль, НДС и дивидендов). Согласно требованиям МСФО общество отразило в составе затрат обеспечение под возможные штрафы и пени на сумму
6,4 млрд грн.

Б. Дисконтирование дебиторской задолженности со сроком погашения более года согласно МСФО.

Кроме того, поскольку срок погашения дебиторской задолженности за нефть и авансов за нефтепродукты, которые были сформированы до назначения нового председателя правления, превышает один год, они были отражены по дисконтированной стоимости согласно требованиям МСФО.

Это не является списанием. Таковы требования отражения в отчетности доходов, которые должны быть получены через определенное время. Разница между дисконтированной и реальной (номинальной) стоимостью задолженности равнялась почти 5 млрд грн и также была отражена в отчетности как финансовые затраты.

— Почему наблюдательный совет не возразил (не остановил) против сотрудничества так называемого независимого правления ПАО “Укрнафта” с фейковыми контрагентами? Суммы такого “сотрудничества” — миллиардные. И найти этих контрагентов по их официальным реквизитам налогоплательщиков уже почти невозможно.

— Операции с этими контрагентами были осуществлены до того, как Роллинс и новое правление “Укрнафты” приступили к выполнению своих обязанностей. Роллинс был избран общим собранием акционеров 22 июля 2015 г., трудовой контракт с ним был утвержден наблюдательным советом 28 сентября 2015 г., члены правления общества были избраны наблюдательным советом 22 ноября 2015 г., а трудовые контракты с ними утверждены 8 декабря 2015 г.

— Почему “Укрнафта” снова формирует долги перед бюджетом за рентные платежи? Сколько на сегодняшний день составляет налоговый долг ПАО “Укрнафта” и какова его структура?

— Да, на протяжении 2016 г. ПАО “Укрнафта” продолжает накапливать долги по платежам в бюджет. По имеющейся в “Нафтогазе” информации, из начисленных на протяжении января—августа текущего года 7 млрд грн налогов, сборов (обязательных платежей) обществом в государственный бюджет уплачено только 4,7 млрд грн, или 67% общего объема начисленных налоговых обязательств.

По состоянию на 1 сентября 2016 г. задолженность перед госбюджетом по налогам (с учетом начисленных ГФС штрафов и пени) фактически составляет 11,9 млрд грн. Наибольшие суммы задолженности: рентная плата (за пользование недрами) — 10,1 млрд грн и неуплаченный своевременно налог на прибыль — 1,2 млрд грн.

Рост долга “Укрнафты” перед госбюджетом является следствием прежде всего непогашения долгов, которые были сформированы при смене руководства общества в 2015 г. На деятельность “Укрнафты” также отрицательно влияет уменьшение доходов из-за падения цен на нефть.

Выведение “Укрнафты” из кризисного состояния, считают в “Нафтогазе”, требует комплексного решения, которое должны поддержать и акционеры, и кредиторы общества. Такого единства в позициях сторон сейчас нет.

Источник

Короткий URL: http://alter-idea.info/?p=15537

Добавил: Дата: Окт 3 2016. Рубрика: Блог-пост. Вы можете перейти к обсуждениям записи RSS 2.0. Все комментарии и пинги в настоящее время запрещены.
Loading...
...

Комментарии недоступны

Загрузка...
Яндекс.Метрика Карта сайта
| Дизайн от Gabfire themes