Конфликт в Красном море набирает обороты

Отчаянная гонка за расширение политического, военного и экономического влияния в Красном море усилилась в связи с недавними событиями в Китае. В частности, 13 и 14 мая в Пекине состоялся саммит, участие в котором приняли главы и представители более чем 130 стран мира. Форум «Один пояс, один путь» знаменовал собой возрождение Китаем Шелкового пути и «Пути благовоний», пролегающих через Юго-Восточную Азию, Европу, страны арабского Машрика и Африку, что в свою очередь способствовало усилению конкуренции за влияние и контроль над портами Восточной Африки и Красного моря со стороны арабских стран.

Острова Тиран и Санафир в Красном море alter idea

Так, Объединенные Арабские Эмираты и Саудовская Аравия не замедлили предпринять попытки укрепить свое присутствие в Красном море и Восточной Африке. Саудовская Аравия пытается усилить свое влияние в Красном море, в частности, инвестируя в строительство сухопутного моста на островах Тиран и Санафир. Планируется, что этот мост будет связывать Синайский полуостров и египетские порты с территорией Королевства. Также Саудовская Аравия заявила о своем намерении инвестировать 25 миллиардов долларов в города Суэцкого канала и Синайского полуострова.

В это же время война в Йемене привела к росту политического и экономического значения зоны пролива Баб-эль-Мандеб (Сомали, Эритрея, Джибути) и морских путей, в которые Саудовские Аравия также намерена инвестировать средства. Увеличивается экономическое и политическое присутствие страны на востоке Африки параллельно с ростом торгового оборота с восточно-африканскими странами, в первую очередь с Эфиопией. За последний год он достиг 120 миллионов долларов. Все это способствует усилению конкуренции между арабскими союзниками, которая не отличается от конкуренции между Индией и Китаем на африканском континенте, целью которой является увеличение своего экономического веса и подготовка к новому циклу в экономике.

На конкуренцию за морские пути и порты большое влияние оказывает война в Йемене, поскольку усилия конкурирующих сторон направлены на создание военных баз в Джибути, Эритрее и Сомали. При этом нельзя также игнорировать отношения с Эфиопией, Суданом и другими странами африканского континента — вопрос, который успешно решили Объединенные Арабские Эмираты. Контроль над портами в целях укрепления экономического присутствия и возрождения торговых путей является наиболее важным вопросом при новом экономическом раскладе.

Китай намерен инвестировать около 120 миллиардов долларов в новый проект под названием «Один пояс, один путь». Кроме того, по международным оценкам в ближайшие пять лет инвестиции увеличатся до 700 миллиардов долларов. Параллельно с этим большое значение будут иметь морские пути и порты, ведущие на африканский континент, учитывая, что объем торгового оборота между Африкой и Китаем достиг более чем 150 миллиардов долларов, в то время как в первой половине 90-х годов прошлого века он не превышал одного миллиарда. Все это стимулировало серьезную конкуренцию с Индией, Америкой и европейским континентом. В частности, Индия увеличила объем товарооборота с африканскими странами до 72 миллиардов, в то время как Соединенные Штаты до сих пор не могут преодолеть «китайскую волну» и развить торговые отношения с африканским континентом, несмотря на то, что объем африканской торговли превышает 200 миллиардов долларов. США могут сократить этот разрыв в будущем путем увеличения своего присутствия в Западной Африке, активировав морские коридоры и западные порты, однако они стремятся закрепиться в Восточной Африке через сотрудничество с Суданом и отмену наложенных на него санкций. Все это повлияет на индийские и китайские успехи в торговле и отразится на сухопутных и морских путях, которые пролегают через арабский мир, начиная от Персидского залива и заканчивая Аравийским и Красным морями.

Нынешнее развитие событий подталкивает Саудовскую Аравию, Иран, Пакистан и Турцию к активным действиям. Так, можно выделить Турцию, которая имеет авиабазу в Сомали и обладает там большим политическим весом в противовес усилиям иранцев закрепиться в Эритрее и Йемене. В то же время Саудовская Аравия путем увеличения присутствия в Красном море и участия в военном конфликте в Йемене намерена распространить свое влияние и в северной части Красного моря. Королевство таким образом обладает географическим преимуществом, с помощью которого она стремится расширить зону своего влияния от пролива Баб-эль-Мандеб до Суэцкого канала.

конфликт в Красном море

Геополитические изменения, которые привели к смещению экономического центра тяжести в сторону Китая, Индии и Юго-Восточной Азии, способствовали росту политической и экономической конкуренции в Восточной Африке, в Красном море, которая повторяет англо-французский конфликт вокруг морских путей, проходящих через Суэцкий канал вдоль индийского субконтинента. В частности, нужно отметить, что Индия заинтересована в Африке не меньше, чем Китай. Индийская сторона выражает недовольство китайскими проектами в Африке, критикуя также развивающиеся экономические отношения Китая с Пакистаном. В частности, последний получил 40 миллиардов долларов в рамках проекта «Один пояс, один путь», нацеленного на создание нового торгового пути. Кроме того, Пакистан может принять более широкое участие не только в обеспечении безопасности Аравийского, Красного морей и Индийского океана, но и в урегулировании йеменского кризиса в будущем.

 Конфликт в Йемене стал магнитом для всех экономических конкурентов, желающих извлечь пользу из роста китайской экономики и смещения центра экономической и демографической тяжести в Азию, что повлекло за собой серьезные изменения в ситуации в Йемене и повлияло на политические союзы в этой стране. Сегодня в Йемене присутствуют иранские силы, то же самое скоро можно будет сказать о Пакистане, Турции и Объединенных Арабских Эмиратах. Вероятно, что стороны примут более активное участие в конфликтах вокруг Красного моря и морских путей, тем самым провоцируя конкуренцию между союзниками и друзьями не менее опасную, чем та, что бывает между врагами.

К примеру, амбиции Ирана не ограничиваются Йеменом. Иранское руководство нацелено на создание партнерских отношений с Оманом путем протяжения газопровода в оманские порты. Иными словами, Иран извлекает выгоду от активизации морской политики Китая и новых рыночных тенденций, которые предоставляют ему большие возможности относительно продвижения к регионам с растущим экономическим весом.Таким образом новая экономическая карта мира, контуры которой очерчивает Китай, сосредоточена на юге земного шара. Сегодня этот регион привлекает внимание всех стран и становится новым центром конкуренции и конфликтов, которым способствуют культурные противоречия и проблемы, с которыми мир не был знаком в период крупных европейских войн (Первой и Второй мировых войн, а также холодной войны).

В этих геополитических условиях Красное море и Восточная Африка с их богатствами, портами и выходом к африканскому континенту обретают все больший политический вес в процессе закладывания основ следующего этапа, в ходе которого будут формироваться экономические и политические отношения между государствами и их интересы в среднесрочной и долгосрочной перспективе.

Конфликты превратят Красное море в арену конкуренции между региональными и мировыми державами. Можно сказать, что с тех времен, когда Индия, будучи жемчужиной британской короны, стала причиной открытия Суэцкого канала и связанных с ним войн, активизация деятельности Китая и Индии на европейских рынках и африканском континенте возвращает Красному морю его международное значение, придает ему политическую и экономическую ценность. Таким образом зона Красного моря будет учитываться при политических расчетах как между врагами, так и между друзьями и союзниками.

Короткий URL: http://alter-idea.info/?p=21770

Добавил: Дата: Май 23 2017. Рубрика: Геополитический контекст. Вы можете перейти к обсуждениям записи RSS 2.0. Все комментарии и пинги в настоящее время запрещены.
Loading...
Загрузка...

Комментарии недоступны

Загрузка...
Карта сайта
Войти | Дизайн от Gabfire themes