Крым: четвертый год оккупации

Александр Антонов, Севастополь

Жизнь изменилась. Раньше люди не боялись ФСБ. Теперь боятся и не отвечают на вопросы, которые вы задаете.

С возвращением Крыма в родную гавань лично у меня полностью утратилось ощущение возможности свободно высказываться по тем или иным вопросам, зато появилось ощущение неполноценного россиянина — вроде и рубли в кошельке, а ни Сбербанка, ни Макдональдса, ни мобильных операторов, как у полноценных россиян. Из плюсов — отремонтировали дороги там, где их никогда не ремонтировали.

Крым 2017 alter idea

Полноценно интегрироваться в Россию, наверное, возможно, но не при этой власти.

Сам я в 2014-м не участвовал в референдуме. Почему? Игнорирование референдума – это тоже проявление позиции по данному вопросу.

У меня создалось впечатление, что у большинства крымчан (тех, которые остались после референдума в Крыму) из памяти удалена информация, что они не всегда жили в России. Бывало даже слышал разговор от взрослых женщин вроде «вот хохлы гады с газом торгуются, мы им и так со скидкой его всегда продавали», забыв, что всего несколько лет назад они сами этим же газом и пользовались. Но уж если чему нас всех и научила Украина, то тому, что никаким политикам ни в коем случае доверять нельзя. Отсюда и появляется уверенность в собственных силах, что можно отстоять Херсонес, собравшись коллективом, и сказать решительно «нет» представителю церкви. Или, собрав достаточное количество голосов, обратить внимание президента на некомпетентность местных властей. Или попытаться остановить застройку набережной и подхода к морю, собравшись толпой и выразив свое мнение, как это было в Алуште.

Анонимный комментарий №1 (Евпатория)

Дать настоящий обзор крымских реалий затруднительно — можно либо на арматурные прутья нарваться, либо даже на цивильное предупреждение от ФСБ. Первое практикуется чаще. Стала недоступна нормальная, бесплатная медицина, тарифы ЖКХ выросли в пять раз по сравнению с украинскими. Происходит разбазаривание заповедных земель, застройка парков Ялты, которым 100 лет и которые не трогали ни большевики, ни украинцы. Мудрыми технологами организован отток населения и замена управленцев гостями с материка. А о масштабах отжима и распила бюджета, который не снился украинцам в розовых снах, принято умалчивать. Родные пострадают. Будь семья в Москве, меньше бы стеснялся.

На полуострове действуют антимайдан (сексоты) и народное ополчение/самооборона Крыма, часть представителей которой тоже выполняют «черносотенные» функции.

Чтобы быть справедливым, стоит указать еще некоторые факты, как непозитивные, так и приятные.

В Евпатории впервые за много лет хорошо топят дома, чувствуется личная заинтересованность администрации города в лояльности и поддержке населения. Стало чище, много проектов для детства — площадки, стадионы. Но, понятно, что это стало возможно при финансировании Крыма особым способом.

А вот к полупустым полкам и несколько кратному росту цен «крымнаши» привыкали со скандалами в очередях, давно забытых ранее. И продукты, выбор которых стал скуден, отличаются даже не низким качеством, а полной аналогией с дерьмом. Можно было бы повинить себя в предвзятости, если бы не выступление одного из министров Крыма в 2016 году с признанием, что якобы полуостров наводнен эрзац-продуктами из-за несовершенства законодательства переходного периода.

Вот такие новости. Сегодня снова удалось пригласить к инвалиду врача только после жалобы в Симферополь (звонили на горячую линию помощникам Аксенова).

Алексей, Севастополь

В первые полгода стало сильно больше туристов и сильно больше денег. Цены поднялись в несколько раз, выручки — соответственно. Через год эйфория закончилась, и процветание сменилось стремительным закатом. Один бизнес был закрыт по причинам, тесно связанным со сменой власти. Второй бизнес был продан на волне угарного интереса к Крыму из-за понимая бесперспективности развития туризма в регионе в ближайшие 10-20 лет.

С работой по найму все было печально всегда, поэтому в регионе (и в Украине в целом) была широко распространена самозанятость и предпринимательство. Малый бизнес в России всячески уничтожается, «берется измором» и поощряется только на словах по телевизору, поэтому субъективное ощущение, что с работой стало сложнее.

В рублевом эквиваленте зарплата сильно выросла, в долларовом — снизилась. Цены выросли сильнее зарплаты. Соотношение доходов и расходов стало не в пользу потребителя.

Какие улучшения? Переправа стала лучше работать, чем раньше. Ухудшений больше: разрушен стабильный и постепенный рост популярности региона (особенно среди западных туристов), снизились реальные доходы населения, разрушена благоприятная атмосфера для развития бизнеса и личности, ущемление прав и свобод, запуганные жители, невозможность иметь и высказывать собственное мнение, если оно отлично «от линии партии», уехало очень много креативных людей.

С банками тоже проблема — в привычном понимании банков с обычным набором услуг практически нет, доверие к ним минимальное.

Перемещаться тоже сложнее стало, мы сделали паспорт с пропиской в Ростовской области, чтобы было легко путешествовать.

В целом я отношусь позитивно к присоединению Крыма, но резко негативно к внутренним процессам, происходящим в РФ. Что думают мои друзья? 50/50, половина друзей в Крыму до сих не отошла от своей иллюзии.

Ян Шапиро, Севастополь

За три года изменилось все, начиная с вещей крупных и очевидных — у нас другая страна, заканчивая самыми мелочами: номера телефонов, документы, марки продуктов.

После присоединения у людей были смешанные чувства страха и эйфории. А потом этот адреналиновый заряд понемножку исчерпался, и люди стали жить своей, менее политизированной жизнью.

По моим ощущениям, во времена Майдана нарастали страх и неопределенность. Это видел и в какой-то степени испытывал и я лично. Среди моих знакомых никто не ждал присоединения Крыма и никто на это не рассчитывал. Это была совершенно нереальная перспектива. И когда пришла Россия, появилась какая-то определенность, и это было облегчение. Но я, правда, живу в Севастополе. Этот город всегда был русский и антиукраиноязычный, скажем так.

Сразу после присоединения у многих было ожидание каких-то золотых гор. И сперва действительно было резкое повышение пенсий. Но потом было и достаточно резкое повышение цен. Появились какие-то нерешенные проблемы — например, к нам в Севастополь завезли огромное количество медицинского оборудования, но не было специалистов, которые могут на этом работать. Только сейчас понемногу начинает как-то все притираться. Люди, которые ожидали, что все стремительно переменится к лучшему, конечно, сейчас разочарованы. Но это уже какой-то постфактум, все переналадилось. Когда у людей все перемены медленно в головах улеглись, большинство перестали интересоваться политикой, как и раньше. И, на мой взгляд, это очень хорошо. Крымчане уже привыкли, что мы Россия и сидим под санкциями.

Я сам голосовал за Украину, но, как я своим друзьям в Москве говорил: «Исключительно, чтобы сделать вам приятное». Потому что таких придурков, как я, было буквально несколько. И я подумал, что как-то это моих друзей утешит, это был некий жест.

Для меня как для религиозного еврея разница между Украиной и Россией — это разница между свободой и опасностью и несвободой и безопасностью. И как религиозный еврей я выбираю несвободу и безопасность. Тем более, по моим ощущениям, слухи о российской диктатуре сильно преувеличены .

В момент Майдана активизировались русские националисты, и в Украине стало опасно. Были пикеты у синагоги, в нас кидали свиными головами. Некоторое ощущение опасности было.

С точки зрения безопасности, конечно, в нынешней России мне лучше по сравнению с нынешней Украиной. Именно сейчас, раньше все было по-другому. Сравнивать теперешнюю Россию и тогдашнюю Украину некорректно.

Вмешательство России в события на Украине и присоединение Крыма очень многое изменили, потому что раньше водораздел происходил совершенно по-другому. С отходом Крыма и отпадением Донбасса изменился баланс сил Украины. Сейчас хотя бы Украина определилась, в какую сторону она идет. И в принципе совершенно очевидно, что ей не нужен ни Крым, ни Донбасс, которые опять передвинут баланс на середину. И я не вижу, кому выгодно эту ситуацию менять. Крым однозначно останется в России, а если что-то изменится, то не дай бог.

Дмитрий, Керчь

Я не работаю, получаю пенсию по инвалидности. В больницах стало лучше… кормят бесплатно. Пенсия хорошая — 12 тысяч рублей, на еду хватает. Все конечно, очень рады, что Крым в России теперь. Только с банками дела хуже. Их мало, и с картами трудно: Visa и MasterCard почти нигде сделать невозможно, мало где можно снять деньги… С кредитами тоже трудно, особенно пенсионерам, — не дают, совсем. Да и я сам телевизор новый не могу купить… Квартплата большая и коммунальные платежи. Ничего не дешевеет, может, с открытием моста будут улучшения. Но в любом случае, все лучше, чем было при Украине… Надеюсь, и пенсию повысят нормально, чтобы покупать не только продукты. В целом все супер.

Все мои знакомые в принципе довольны <тем, что Крым стал частью России — The Insider>. Только на госпредприятиях маловато платят, но многих устраивает, т.к. появились льготы разные, каких при Украине не было.

Анонимный комментарий №2

Я, как и многие москвичи и питерцы, переехала в Крым после присоединения к РФ, поэтому насчет изменений мне сложно сравнивать.

Из изменений последнего года могу отметить очень активный ремонт дорог (которые здесь просто ужасные). Однако этот ремонт зачастую, к сожалению, оказывается недолговечным. Ямы появляются на прежних местах, но не везде, конечно.

Цены на продукты питания здесь выше, чем в Москве

Очень сильно выросли цены. На все. На коммерческую недвижимость цены за три года выросли в пять (пять!) раз. Цены на продукты питания здесь выше, чем в Москве. Цены на жилую недвижимость сопоставимы с Питером и Подмосковьем. У меня здесь молодой бизнес, поэтому меня напрямую затрагивают также вопросы логистики. Доставка с материка идет через паромную переправу, и это, конечно, ад. Месяц назад в Керченском проливе был ледоход, переправа встала, в порту «Кавказ» скопилось более 1000 фур. Грузовик, который мы ждали, стоял в очереди на переправу несколько суток. Сейчас мы больше всего ждем открытия Керченского моста.

Еще мы пережили здесь блэкаут. Переехали как раз в разгар отключений электричества. Но с материка быстро перебросили линии энергомоста, это было круто!

Елена, Симферополь

Я из тех самых четырех процентов, которые голосовали за то, чтобы нас оставили в составе Украины. Я изначально была против присоединения к России, потому что очень многое с Украиной связано.

Когда у нас проходил референдум, я как раз заканчивала аспирантуру в медуниверситете и понимала, что я ее не закончу. Это был мой второй год обучения, я понимала, что свою кандидатскую степень я получу совершенно в другом государстве. Проблема вся в том, что я работаю в бюджетной сфере. Я врач и уже семь лет работаю в обычной государственной клинике. Тут есть и хорошие моменты, и плохие. Даже не знаю, с чего начать.

Недавно читала такую интересную статью, в которой Крым сравнили с витриной, на которой выставили манекен. Когда нас присоединяли к России, нам обещали слишком радужную перспективу. Говорили, что у нас будут феноменальные зарплаты, врачи будут в шоколаде и так далее. На поверку все оказалось совершенно не так. Крым, например, был не готов к системе ОМС. То есть то, как живет материк, мы так никогда не жили.

Зарплаты первое время, да, были существенно выше, чем те официальные оклады, которые мы получали на руки при Украине. Если при Украине мы официально получали, к примеру, 1000 гривен, то перейдя в Россию, по эквиваленту мы должны были получать 3000 рублей, а мы получали, допустим, 20 тысяч рублей. Для всех людей, кто работал в бюджетной сфере, сначала это показалось каким-то раем. Как это так, как вообще такое возможно?

Но менталитет наших людей таков, что им же разрешили жаловаться, и сейчас шаг влево, шаг вправо, мы звоним на горячую линию – прокуратура, Следственный комитет и так далее. В больницах участились случаи, когда приходили пациенты и с ноги толкали дверь в ординаторскую и орали: «Вы мне обязаны!». У нас участились случаи, когда избивали пациенты врачей. У нас сейчас из 10 врачей на 9 человек в Министерстве здравоохранения лежат жалобы, и неважно, что ты сделал – по твоей вине умер человек, или ты ему просто нахамил или еще что-то, или пациенту не понравился цвет твоего халата. То есть все идут, жалуются, пишут, соответственно, врачей задергали по судам, по прокуратурам, по следственным комитетам. Работать в такой ситуации просто невозможно.

У нас массово уходят врачи из отделений.

Профессия врача на данный момент уравнялась с каким-то обслуживающим персоналом, то есть нам сейчас грош цена. У нас массово уходят врачи из отделений. На момент 2014 года, референдума, в нашем отделении работало 20 врачей, причем врачей с категориями, а сейчас в нашем отделении работают пять человек, всего пять врачей.

У нас не хочет идти в практическое здравоохранение никто. Я сейчас еще преподаю в институте. Опять же это тоже достаточно больная мозоль наша в том отношении, что решили на территории Крыма объединить все вузы и создать, так называемый Крымский федеральный университет. К сожалению, наши власти не подумали о том, что нельзя уравнять агроуниверситет и медуниверситет. Две абсолютно разные структуры, но, тем не менее, нас объединили. Объединяли причем всякий хлам, то есть у каждого университета есть уровень аккредитации первый, второй, третий, четвертый. Объединяли и какие-то непонятные университеты, чуть ли не частные, то есть нужно было создать имитацию бурной деятельности: смотрите, какие мы молодцы, мы создали КФУ.

При Украине, если взять с точки зрения здравоохранения, была интернатура. При России интернатуры нет. У нас выпускаются специалисты, они проходят аккредитацию после пятого курса, и мы их отпускаем в свободное плавание. Следовательно, вы должны понимать, что сейчас люди, которые пришли на третий курс, еще через два года будут специалистами. Кого мы выпускаем? Какого специалиста, который ни разу не держал инструментария в руках – он вообще понятия не имеет, ни что делать, ни как лечить. Мы выпускаем тупо теоретиков.

Раньше у нас врачи, которые работали, практически все преподавали, для того чтобы у студентов была практика. Сейчас этого нет. Сейчас ты либо числишься, у тебя основное место работы, например, КФУ, и ты там как ассистент кафедры. Я сейчас как ассистент кафедры на полставки получаю 4900 оклад и 2300 стимулирующих, у меня на данный момент зарплата в КФУ 7 с копейками выходит. Соответственно, такого даже прожиточного минимума не существует. У нас не идет стаж, у людей, которые работают сейчас в медицинской академии, они не работают врачами, соответственно, у них закончился непрерывный медицинский стаж, который в дальнейшем был бы нужен для пенсии. Мы сейчас работаем на вольном альтруизме.

Если взять другие сферы деятельности, конечно, в некоторых моментах стало немножко хуже. Объясню, почему. У меня мама – ликвидатор ЧАЭСя. Она тоже у меня врач, она ездила в 1986 году туда, соответственно, при Украине у нас была куча льгот, именно у мамы: минус 50 процентов на все коммунальные платежи и так далее, и так далее. Это если взять обычную бытовуху. Сейчас это все сняли, то есть никаких сейчас «немцовок», ничего нет. Если человек с 1986 года пользовался благами того, то сейчас этого нет.

Если взять с точки зрения продуктов питания, конечно, первые два года, три даже, до сегодняшнего дня не могут толком наладить логистику. Пока у нас все происходит средством паромной переправы, я сама недавно ездила в Краснодар, я видела, какое количество фур стоит на переправе, то есть малейший шторм, паром стоит. Соответственно, нам везут молоко, кефир и тому подобное либо не скоропортящийся, вот эти пастеризованные, тетрапаки. У нас нет такого обилия продуктов, как в самых дешевых супермаркетах Москвы, Краснодара, Петербурга. Я зашла в Краснодаре в какой-то банальный супермаркет, там только видов молока штук 60 стоит, у нас их три.

Крым не был готов к такому продовольственному кризису.

Когда мы были при Украине, мы не испытывали дефицита в овощах, фруктах и всем остальном, потому что мы прекрасно знали, что придет осень или лето, и у нас будут арбузы из Херсона, помидоры из Херсона, персики из Николаева, виноград из Запорожья и так далее. Крым не был готов к такому продовольственному кризису. У нас выращивают что? Виноградники под Бахчисараем, какие-то персиковые сады и совсем немного яблок. Это уже сейчас, когда начали люди сами понимать, что им надо как-то себя прокормить, у нас начало возвращаться сельское хозяйство. У нас в деревнях снова начали люди покупать коров, коз, кур, и как-то, по крайней мере, так выравнивается.

С точки зрения дорог, я ездила на машине в Краснодар, от паромной переправы, начиная от Темрюка до Краснодара, я таких дорог никогда в жизни не видела, правду вам скажу. Нам до ваших дорог… Мы отстаем лет на 20, наверное.

У нас очень большие проблемы с банковской системой. Запрещены Visa, Mastercard, KIWI-кошельки, у нас всего этого нет. У нас даже, когда приходили какие-то банки, тот же «Крайинвестбанк», который считался краснодарским, нам выдавали карты, та же Visa, банально забронировать билет на самолет, карта «Мир» только сейчас начала пропускать все платежные системы, и то, она же действительна только по Российской Федерации, то есть мы никуда со своими картами выехать не можем.

Мне в визе отказали, потому что у меня крымская прописка.

Опять же столкнулись с проблемой, что не ставят крымчанам визы. Я ездила в визовый центр, мне в визе отказали, потому что у меня крымская прописка. У меня паспорт выдан в Крыму, загранпаспорт тоже, соответственно, выдан в Крыму, то есть для нас только ряд безвизовых стран – Таиланд.

У нас сейчас очень много открылось фирм, которые за 500 евро, не знаю, какими ухищрениями и как это делается, вроде кому-то ставят визы. Если раньше в Симферополе у нас были практически все посольства, в какое хочешь, в такое и иди, то сейчас приходится выезжать либо в Москву, либо куда-то, чтобы себе эту визу открыть. В 70% случаев крымчанам в визах отказывают. Разрешают только тем, кто умудрялся получать паспорта питерские. У нас была какая-то приезжая фирма в 2015 году, которая бросила клич и говорит: «Мы вам за 18 тысяч рублей сделаем паспорта». Делали паспорта, вроде люди с этими паспортами ездят.

Проблема опять же номера на машинах. У нас 82-й регион. Этого региона вообще никто не знает. Я выезжаю на материк, ладно, Краснодарский край, когда останавливает ГАИ, они: «О, вы из Крыма», – видно по номерам. Если, например, мы собирались ехать в Грузию, до нас ехала машина на 82-м регионе, не пропустили машину с 82-м регионом. Они не видели этого региона – вы вообще откуда? Ты им будешь показывать техпаспорт, паспорт, что угодно, они говорят: «У нас нет такого региона в перечне госномеров, которые мы можем пропускать».

Первые два года, когда мы вступили в Россию, у меня была другая машина, я не снимала номера, я ездила на номерах АК, тех, которые у нас были при Украине. Я ездила на Украину раз в две недели на выходные, просто потому, что там было все намного дешевле. У нас приезжают друзья из Москвы, которые говорят, что у нас цены в два раза выше, чем… Как у вас называется модный ваш магазин? «Азбука вкуса»? Они посмотрели на наши цены и говорят: «У вас дороже, чем у нас там». Хотя, казалось бы, почему так? Опять все проблемы упираются в логистику.

Проблем хватает. Единственное, что хорошо, плюсы какие есть – это то, как у нас все тогда кричали: «Хорошо, что у нас не стреляют». Но в этом действительно есть плюс, потому что глядя на то, что сейчас происходит в Украине, конечно, грустно становится от того, как там происходит вся эта мобилизация.

У нас выше ЖКХ, чем в Москве. Это тоже нам недавно рассказали, что у нас выше по стоимости вода, у нас дороже квартплата, у нас достаточно дорого снимать сейчас жилье. Раньше при Украине было дешевле. Все арендодатели, кто сдает сейчас жилье, все ориентированы на приезжих людей. У нас же очень долгое время, наверное, года два, у нас налаживали работу сферы… как это правильно называется, по обороту с наркотиками, внедряли эту службу ФМС, федеральную миграционную, которой у нас при Украине даже не было. Те ребята, кто приезжал сюда с материка, конечно, им давали однокомнатные квартиры по 30 тысяч рублей. Но почему-то ребята эти уехали, а стены, как были, так и остались. Не знаю, с чем это связано. Народ, конечно, в шоке, говорят: мы при Украине снимали за 200 долларов однокомнатную квартиру, почему сейчас мы ее снимаем за 600? Ничего не изменилось, ремонта вы не сделали, не добавили, почему так?

У нас бывают перебои с мобильной связью. Когда мы изначально перешли, вот этот код 7978, вроде как нам говорили, что это МТС-Кубань, потом выяснилось, что номера, которые начинаются на 7, в Крыму были на тот момент почему-то в роуминге, и у нас просто сжирало катастрофическое количество денег. Потом наладилось, переключили на нового мобильного оператора, который называется «Волна», но вы знаете, это мне напоминает мобильную связь лет 20 назад, когда вот так: «Пш-пш», – в трубке она делает, ты ничего не можешь понять, где находится человек, как будто он сидит в каком-то бункере, вообще, непонятно откуда с тобой разговаривает.

Когда у нас были блэкауты, у нас было очень весело. У нас люди сидели по три-четыре дня без света. Массово привозили с материка генераторы. Было вплоть до того, что ты мог поехать в Керчь и прямо в районе паромной переправы купить генератор в три раза дороже, чем он стоит в магазине, потому что без света как? Ладно, ты взрослый человек, допустим, свечку зажег. Погрел хоть как-то себе воду горячую. А когда дети маленькие?

Если вернуться к проблемам блэкаута и медицины, конечно, мы тут все вешались, потому что ты заходишь в операционную, как на казнь, то есть ты не знаешь, в какой момент у тебя выключится свет. Доходило до того, что анестезиологи работают, стоят, вручную раздыхивают пациента вместо искусственной вентиляции легких и говорят: «Ребята, у вас осталось 20 минут», – а мы понимаем, что работы еще минимум на час. Приходилось как-то укладываться.

Источник

Короткий URL: http://alter-idea.info/?p=22644

Добавил: Дата: Июл 5 2017. Рубрика: Блог-пост. Вы можете перейти к обсуждениям записи RSS 2.0. Все комментарии и пинги в настоящее время запрещены.
Loading...
Загрузка...

3 комментария для “Крым: четвертый год оккупации”

  1. […] обговорювати історичну відповідальність саме тепер, коли Росія вторглася й окупувала частину України, коли тільки почалися переговори про брекзит, коли по […]

  2. […] така ж екіпіровка у бійців російських СЗГ в Сирії і ФСБ на навчаннях «Абордаж» в окупованому Криму. Таке оснащення ставиться на озброєння в Росії тільки […]

  3. […] границы которого входят все украинские области кроме Крыма. Государственные языки, естественно «малороссийский […]

Комментарии недоступны

Загрузка...
Карта сайта
Войти | Дизайн от Gabfire themes