Кто производит войну на Ближнем Востоке

23 ноября 2017 в своем интервью New York Times наследный принц Саудовской Аравии Мохаммед бин Салман назвал аятоллу Али Хомейни «новым Гитлером» Ближнего Востока.

Мухамед и Путин alter idea

Скандальное заявление 32-летнего принца, который является де-факто правителем Саудовской Аравии (его отцу, королю Салману уже более 80 лет), до сих пор широко комментируется в региональных и западных СМИ.

Тогда принц Мохаммед, будучи, ко всему прочему, со-министром обороны Королевства, подчеркнул необходимость совместного сдерживания политики «расширения Ирана» в регионе, проводимой под эгидой аятоллы Хомейни. По его словам, «европейский опыт показывает, что агрессора не остановить, нам не нужен новый Гитлер в Иране, так что то, что произошло в Европе, на Ближнем Востоке не должно повториться».

Принц также прокомментировал события в своей стране, где власти начали «беспощадную борьбу с коррупцией». Аресты и задержания десятков принцев, действующих и бывших министров и бизнесменов, были, по его словам, срочной мерой.

Однако известны случаи жестокого обращения с задержанными «коррумпированными политиками», они подвергались пыткам. Поэтому такие действия властей ставят под сомнение официальную мотивацию: пытки нельзя объяснить исключительно «борьбой с коррупцией». Предполагается, что быстрый взлет 32-летнего сына короля Салмана не был принят большинством саудовской элиты, принадлежащей к другим кланам. Не случайно сын короля Абдуллы, принц Митбеб (представитель клана Шаммар и один из главных претендентов на трон в недавнем прошлом), также был среди арестованных и впоследствии подвергся жестоким пыткам.

Некоторые из опальных принцев были арестованы в роскошном отеле Ritz Carlton в столице, Эр-Рияде. По мнению американских комментаторов, некоторым из тех, кто обвинялся в коррупции, было предложено отказаться от большей части своего имущества и депозитов; в некоторых случаях сумма откупа достигала 70% личного состояния обвиняемых в коррупции.

Коррупция процветала в условиях нарастающей антииранской истерии в Эр-Рияде. Очевидно, что эти два процесса во многом связаны между собой. Во всяком случае, синхронизация процессов – антикоррупционной борьбы и взлета госпропаганды – явный продукт озабоченности принца Мохаммеда бин Салмана, который опирается на тесное сотрудничество с Соединенными Штатами и Израилем.

Также очевидно, что король Салман дал сыну карт-бланш на подобную политику, чтобы ликвидировать любую потенциальную угрозу для его будущего руководства. В то же время крон-принц одновременно играет на два фронта: проявляет большую активность во внешнеполитической сфере и одновременно подавляет любое внутреннее сопротивление. Кроме того, «непримиримая борьба с коррупцией» в Королевстве по времени совпала с попыткой йеменских боевиков обстрелять аэропорт Эр-Рияда. Естественно, саудовские власти немедленно обвинили Тегеран в ракетном нападении. Предположительно, последний снабжает йеменских боевиков баллистическими ракетами российского производства. Мохаммед убежден, что есть все признаки «военных действий» со стороны Ирана.

Комиссия по борьбе с коррупцией заработала через несколько часов после атаки на аэропорт. Как и следовало ожидать, ее возглавил лично наследный принц. Комиссия имеет право проводить собственные расследования и аресты, а также запрещать подозреваемым выезжать за границу, блокировать их банковские счета и выполняет ряд других мер по борьбе с преступными схемами. Понятно, этот список не включает в себя пытки задержанных, но кажется ясным, что одной из его целей является публикация счетов изгоняемых из власти кланов и их лидеров.

В то же время беспримерное — даже в рамках традиционного противостояния между Саудовской Аравией и Ираном — обвинение подталкивает к тревожным выводам. Эр-Рияд решил довести свою оппозицию Тегерану до максимума; это означает, что на каком-то этапе эскалации конфликт перерастет в прямое военное столкновение. То есть мы имеем дело с открытым вызовом, который направлен на вовлечение США и Израиля в еще более ожесточенную конфронтацию с Ираном. Открытое сравнение Хомейни с Гитлером почти неизбежно спровоцирует крупную войну на Ближнем Востоке. Персы, безусловно, ответят на вызов, и теперь остается ждать, как именно.

Внешние-политические планы Эр-Рияда

Через несколько дней после скандального интервью в Эр-Рияде была создана так называемая Исламская военная антитеррористическая коалиция, объединившая всех суннитов. В коалицию согласились войти 41 государство. Иран, Сирия и Ирак не были приглашены даже на этап обсуждения проекта.

Нынешние цели внешней политики Саудовской Аравии были сформулированы в начале уходящего 2017 года.

Саудиты в первую очередь намерены сохранить военно-политическое сотрудничество с Соединенными Штатами и тем самым подтвердить свой статус ведущего государства в арабском мире, а заодно содействовать нормализации отношений с Израилем. Кроме того, саудитам нужна поддержка в их противостоянии с Ираном и попыткам Тегерана развязывать перманентные войны на территории Сирии, а также Ирака. Открытыми остаются вопросы поддержки Ираном террористического объединения Хизбалла, к которой де-факто присоединились Катар и Турция.

Очевидно, что любые успехи в этом направлении столкнутся с оячень серьезными проблемами, особенно если Израиль продолжит активно давить на палестинцев. Недавно израильские представители запустили идею этно-политического обмена (пока назовем так): массовое переселение палестинцев в сектор Газа и создание там их собственной страны, но при этом столица Израиля располагается в Иерусалиме. Такая альтернатива вряд ли будет мирно принята арабским миром, в том числе коллегами из Эр-Рияда и Исламской антитеррористической коалицией. В то же время нет реальных предпосылок для изменения нынешней позиции Израиля в отношении палестинского вопроса.

Что касается утверждений о том, что после Сирии Саудовская Аравия планирует дестабилизировать Йемен, Ливан или даже Иран, а также сообщения о том, что Эр-Рияд и Тель-Авив планируют совместные действия против Тегерана и Хизбаллы, такой сценарий кажется и нереальным, и бесперспективным. Прежде всего потому, что Израиль и Саудовская Аравия рискуют не только столкнуться с террористической корпорацией, но и мгновенно «втянуться» в пространство «иранского мира» — в Сирию и, возможно, в Ирак. Кстати, ливанская армия вряд ли останется беспристрастным наблюдателем.

То есть, если начнется новая война в Южном Ливане, возможно, будет запущен иранский ракетный арсенал, что вряд ли является целью Израиля. Все это будет иметь очень серьезные последствия, включая возможную вспышку крупной войны, которая затронет весь Ближний Восток. Понятно, что к подобному развитию событий Соединенные Штаты не готовы. А вот кто готов – так это Россия, которой нужно и поддерживать относительно высокие цены на сырую нефть, а также спасти государствообразующие функции «Газпрома», с которым уже на глобальном уровне не желают иметь дело.

Что касается Йемена, все кажется ясным. Мировое сообщество слишком долго наблюдает за углублением гуманитарной катастрофы в этой стране, и его терпение начинает исчерпываться. Саудовской Аравии было бы лучше прекратить там свое военное вмешательство, чтобы не зажечь еще более масштабный конфликт, надеясь добиться в нем военной победы.

Экономический кризис

В конце ноября Эр-Рияд начал выпускать некоторых из задержанных представителей элиты в пятизвездочном отеле Ritz-Carlton. Конечно, в обмен на очень серьезный выкуп. Среди первых выпущенных (29 ноября) был 65-летний сын предыдущего короля Абдуллы. Свобода обошлась ему «всего» лишь в миллиард долларов, хотя большинство других арестованных, вероятно, заплатили намного больше. Власти планируют конфисковать в общей сложности около 800 миллиардов долларов в пользу государственной казны и, по словам принца Мохаммеда бин Салмана, его задержанные родственники уже предоставили 100 миллиардов.

По некоторым данным, нефтяные запасы Саудовской Аравии практически исчерпаны. И если серьезных изменений не произойдет (например, если цены на нефть не достигнут, по крайней мере, 70 долларов за баррель), золотовалютные резервы страны будут пополняться еще пять или шесть лет. Это срок, на протяжении которого необходимо вложить капитал в отрасли, не связанные с экономикой нефти. Поэтому Мохаммед и занялся «борьбой с коррупцией», таким образом мобилизируя практически все финансовые ресурсы страны. В настоящее время продаются самые ликвидные активы, покупатели всегда находятся. Переход к новой экономической модели неизбежен, если Саудовская Аравия планирует сохранить свой геополитический вес в регионе.

Проблема, однако, состоит в том, что если Эр-Рияд захочет прекратить поддерживать повстанцев в Йемене, то Тегеран, стоявший по другую сторону гражданских баррикад, не пойдет на компромисс. Очень большой вопрос, согласится ли Россия играть роль посредника в этом конфликте, — Кремль, как и иранский режим, заинтересован в сохранении «нефтяной» модели экономики Ближнего Востока. Сегодня Москва как никогда повязана перспективами крупномасштабной войны в зоне Персидского залива. Отсюда и незримая поддержка Израиля в его планах перевести столицу в Иерусалим, и провоцирование развития конфликта между Ираном и Саудовской Аравией, и военные действия на стороне сирийских алавитов. Москва всеми силами будет производить войну на Ближнем Востоке, — в противном случае Россия полностью сойдет с мировой арены.

Короткий URL: http://alter-idea.info/?p=26541

Добавил: Дата: Дек 11 2017. Рубрика: Геополитический контекст. Вы можете перейти к обсуждениям записи RSS 2.0. Все комментарии и пинги в настоящее время запрещены.
Loading...
Загрузка...

1 комм. для “Кто производит войну на Ближнем Востоке”

  1. Gastello

    Russia is a war

Комментарии недоступны




Загрузка...





Карта сайта