Манипуляция историей и оправдание империализма

Сложно определить, что представляет собой история для нынешней российской политической элиты: манипулятивная тактика или особый тип мировоззрения, оправдывающий ордынскую политику по отношению к своим соседям и гражданам своей страны. Очевидно одно, что трансформацией истории из политической технологии в науку заниматься никто не будет. В этом не заинтересованы ни власть, ни общество.

Проблема еще в том, что Запад почему-то считает президента России Владимира Путина лидером, который знает историю. Хотя причины для такого оптимизма, честно говоря, слабоваты. Действительно, это странно. Даже Муссолини не считается экспертом по истории, хотя он читал Юлия Цезаря и даже Публия Корнелия Сципиона о вторжении в Абиссинию.

«Русский мир» и псевдоистория

В путинском подходе к истории есть некоторые весьма своеобразные черты. Например, 37-летний Владимир Лузгин был недавно приговорен к 200-тысячному штрафу за распространение «исторического» поста с «заведомо ложной информацией», проще говоря, за «реабилитацию нацизма». Суть оставленного Лузгиным сообщения в Facebook сводилось к тому, что 17 сентября 1939 года Советский Союз напал на ПР, а «коммунисты и нацисты вместе вторглись в Польшу, начав Вторую мировую войну, что является доказательством их тесного сотрудничества». Хорошо, что Лузгин не получил пятилетний срок, как это требует новейшее российское законодательство.

Известного и уважаемого профессора Андрея Зубова уволили за историческую аналогию – он сравнивал аннексию Крыма с аншлюсом Австрии.

Когда Путин разговаривал с прессой в летней резиденции президента Финляндии «Култаранта», факты, которые он использовал, были случайными, но он привык разговаривать с аудиторией, которая не знает истории или боится представить контраргументы.

Путин в Финляндии

То же самое происходит и со всей историей – манипуляция, перемешанная с традиционной российской практикой конструирования параллельной реальности.

После переизбрания на пост президента весной 2012 года Путин инициировал исторический проект, предназначенный, среди прочего, для укрепления своей власти. Ранее в том же году Болотная потрясла авторитарный режим, в результате чего вождь ответил созданием фашистского режима с его идеологией «русского мира» на основе «духовных скреп». Абсолютно расистский концепт, лихо напоминающий гитлеровскую теорию германского превосходства.

Тем не менее Путину удалось сформировать «новый консенсус по истории», в котором прошлое российского государства ограничилось Пушкиным, Бородиным и Днем Победы. По сути, Ленин был забыт, как и вся остальная история, включая декабристов, народовольцев, диссидентов, КГБ. Хотя нет, Сталин почти что заменил Ленина. Опять же: вырванные из контекста искаженные факты, оправдывающие современную геополитику России.

По сути, Путин использует архаический шовинизм, чтобы создать унифицирующую личность, мобилизовать людей с помощью массовой коммуникации и исторической двусмысленности. В кремлевском дискурсе это звучит как «единый историко-культурный стандарт», «канонический вариант нашей истории» и «уважение ко всем страницам нашей истории». По его словам, новый учебник по истории должен быть предназначен для воспитания молодежи в «в интересах страны и общества». Иначе говоря, социальная проекция «русского мира» заключается в соединении монархической догмы «православие, самодержавие, народность» с догмой СССР о создании нового, «советского» типа человека. Ничего нового, но абсолютное отрицание будущего.

«Плохой» и «хороший» постмодернизм

В историческом проекте Путина очерчивается разница между «хорошим постмодернизмом» первого поколения и «плохим постмодернизмом» второй генерации. Первый включает в себя разобранные мифы, пропаганду, исторические клише, имперские спазмы и догмы РПЦ. Но второй стирает различие между правдой и ложью и легализует ложь, рождая манипуляцию. «Факты» подстраиваются под заранее сконструированную, «нужную» реальность. Нет ничего истинного, и все возможно в нигилистическом историцизме правящей элиты.

Путин не считается читателем (как в известном анекдоте). Для него история — это игра, в которой его же кормят пропагандистскими цитатами ортодоксальные силовики в его же ближайшем окружении, члены Изборского клуба и евразийцы. Европеец Дмитрий Лихачев и монархист-фундаменталист Иван Ильин одновременно разыгрывают карты, тусуя колоду по мере необходимости, как это произошло с Эрхардом в Германии или с Наполеоном во Франции.

Интересна еще одна деталь: нередко Путин ссылался как на графа де Сен-Симона, так и на утопический мир Кампанеллы «Город солнца», что произошло на предвыборной встрече на Кубани. Оба эти примера требовали прочтения для сдачи государственного экзамена по научному коммунизму, который был обязательным в советских университетах. Этот обязательный идеологический литературный учебный план был предметом анекдотов даже во время учебы Путина, но только российский президент воспринимаел происходящее всерьез и без чувства юмора.

Путин на Кубани

С этой точки зрения нужно смотреть на его «гебистский» период. Тогда Юрий Андропов скрытно уже сделал идеологический переход от марксизма-ленинизма к российскому империализму. Вспомним, что примитивный «историзм» проявлялся у «патриотических диссидентов», которых поддерживала КГБ, таких как Илья Глазунов и движение «Память».

Крах ГДР и страх перед революцией

Основным идеологическим опытом Путина стал государственный крах ГДР. После падения Берлинской стены он столкнулся с угрожающей толпой перед офисом восточно-немецкого КГБ в Дрездене.

Судьба Муаммара аль-Каддафи стала для него лично шоком, что видно по его заявлениям. Российский политический эксперт Станислав Белковский назвал «арабскую весну», родовой травмой Путина, которая заставила его поверить, что когда он уйдет, страна развалится, как арабские страны.

«Арабская весна» — это то, что во многом определило политическую атмосферу в России во время третьего срока полномочий Путина. Ранее крупные протесты стали неожиданностью и показали хрупкость системы и непредсказуемость характера людей. Путин утверждает, что два человека из двадцатого века — Николай II и Михаил Горбачев — должны быть обвинены просто потому, что они не держались за власть, и это заставило их режимы рухнуть. Горбачев не согласился с тем, что Эрих Хонеккер силовым образом подавил протесты и это привело к роспуску ГДР.

Путин в Дрездене

Путин сделал вывод, что власть должна быть сохранена любой ценой. Ему не приходило в голову, что Николай ІІ и Горбачев отпустили империи, потому что они не согласились принуждать распадающиеся автократии к демократии, гражданскому обществу, верховенству закона и рыночной экономике.

Историческая манипуляция

Будучи твердым «советским» по происхождению, Путин приступил к очередному перекраиванию истории. После оккупации Крыма слово «Новороссия» было выкопано из пыльных архивов — топоним, которое Екатерина II использовала в свое время для определения региона на побережье Черного моря, завоеванного у Турции, от Крыма до Приднестровья. СМИ переформатировали этот термин, когда украинская кампания приблизилась к Мариуполю, а в Одессе российские ДРГ устроили кровавое побоище. Но в мае 2015 года политика резко изменилась, и Новороссия фактически «слита». Ее снова отбросли в мусорную корзину истории — не в нафталиновом, но в ожидающим лучших времен состоянии.

Как известно, в начале Зимней войны «народное правительство Финляндии» Отто Вилле Куусинена, которое было назначено советами, объявило, что оно выполнит многовековую мечту народов Финляндии и Карелии, присоединившись к Республике Карелия. Эта попытка восстановить так называемую историческую справедливость всоре напоролась на морозы Карельского перешейка и военную активность полупартизанских финских соединений.

Отто Куусинен

В марте 2013 года, когда он упоминал Зимнюю войну, Путин заявил, что финская граница представляла собой угрозу в 17-20 (на самом деле в 50-ти) километрах от Санкт-Петербурга, а война была попыткой исправить ошибки, допущенные большевиками в 1917 году.

Было ли это признаком признания независимости Финляндии или подтверждением Тартуского договора 1920 года? Это заявление следует также рассматривать и в контексте современного общественного мнения, хотя оно тривиально и факты предвзяты. Путин не говорит ни слова о дополнительном протоколе пакта Молотова-Риббентропа, для него это, вероятно, стандартная «геополитика».

Поэтому бессмысленно тратить много сил на рытье в исторических пассажах Путина. Реальное или формальное историческое право отделения регионов, принадлежащих России, является делом тактики, а не истории. Если вы дадите вору возможность, «русское наследие» может оказаться и в одеянии крещенного Рюрика, и даже на острове Науру.

Заговор и сталинизация

Более обширные «стратегии», такие как уникальность России, заговор Запада против нее и завоевания — это то, что Майкл Биллиг определяет как «банальный национализм» и объясняет империалистическими инстинктами. Они основаны не на мире рационально отобранных ценностях  или личностях цивилизованных людей, та на атавистических чувствах племенного сознания и мифологемамах уличного пацана.

Имперские идеи, которые распространяются в России в настоящий момент, отбрасывают ее в 30-е годы. Обязанностью Путина как ответственного лидера было бы успокоить страну и направить ее в сторону просвещенной Европы, но он продолжает конструировать новую имперскую реальность.

Скоро грядет столетие революции 1917 года, а затем 100-летие «гражданской войны» и создания Советского Союза. Но «красно-белый» конфликт продолжается, потому что «новый консенсус по истории» оказался очень узким — ограниченным Пушкиным, Бородиным и Днем Победы. Ленина в основном забыли, и о нем мало говорится.

Путин - Сталин сегодня

На коммунистических демонстрациях можно увидеть бабушек, держащих один портрет Ленина за десятью портретами Сталина и пятью иконами Святого Георгия. Грузин Сталин выиграл голосование за роль «величайшего русского», манипулятивно, конечно, но выиграл.

Западный либеральный интеллект непримиримо восстает против культа Сталина, а Русская православная церковь возводит его в святые. Вот и вся разница между Европой и Ордой.

Кремль, по сути, зашел в тупик: элита обсуждает, как создать «единый народ», тогда как последний растворился в протестах советских граждан.

Британский историк Тимоти Гартон Эш классифицирует различные подходы к истории в бывших коммунистических странах Европы по трем категориям:

  • Воспоминания и моральные причины — «больше никогда ГУЛАГ»;
  • Психологические рассуждения на основе лекарства от социального горя и имперской травмы;
  • Политическое мышление, основанное на принципе «жертвы и их родственники имеют право помнить умершего».

В России мы наблюдаем иной результат: удушающий контроль над прошлым предъявил политическую цену — военные преступники остались у власти, единственная их мечта — возродить старый новый пост-ГУЛАГ.

В своей политике прошлого Путин скачет на руинах Советского Союза, но у него не получается ни создания прошлого, ни Советского Союза.

Он свел на нет достижения Бориса Ельцина в этой области. Признании историей осталось за писателем Людмилой Улицкой, бывшим имперцем Невзоровым, видеоблогером Сотником и другими новыми диссидентами. Люстрация и копание в прошлом — прямая угроза для бывших членов КГБ. Взрывы в Москве в 1999 году, отравление Александра Литвиненко полонием в Лондоне, расстрел самолета MH17 и военные преступления на востоке Украины также являются скелетами в личном шкафу Путина.

Проект истории Путина напоминает наблюдения Дубравки Стояновича о югославских учебниках, в которых сфабрикованная история использовалась для оправдания агрессии в войнах, связанных с распадом Югославии. Ничего удивительного в том, что Москва всегда поддерживала проект «Великой Сербии» — балканской вариации Российской империи.

Сегодня исторический проект Кремля возглавляет бывший «директор» Государственной Думы Сергей Нарышкин, выпускник школы КГБ в Минске, который теперь переведен на должность, соответствующую его обязанностям — в Службу внешней разведки. Когда Нарышкин посетил Финляндию, финские «деконструкционисты истории», возглавляемые профессором Матти Клинге, собрались вместе, чтобы заявить, что признание независимости Финляндии незаконным путчистом требует дополнительного расследования.

Вслед за этим «Историки без границ» во главе с Эркки Туомиойя организовали конференцию в Москве, в которой приняли участие, в частности, министр иностранных дел России Сергей Лавров. Сейчас группа занимается Украиной, Дональдом Трампом, прибалтийскими государствами и финским «национализмом». Ничего не напоминает?

Короткий URL: http://alter-idea.info/?p=20148

Добавил: Дата: Мар 30 2017. Рубрика: Идеи и дискурс. Вы можете перейти к обсуждениям записи RSS 2.0. Все комментарии и пинги в настоящее время запрещены.
Loading...
...

Комментарии недоступны

Загрузка...
Яндекс.Метрика Карта сайта
| Дизайн от Gabfire themes