Мировозренческий шпагат УПЦ МП

Свежий соцопрос Центра Разумкова зафиксировал доминирование УПЦ КП во всех регионах, кроме юго-востока, где у КП полный паритет с МП. Зато в этих регионах рекордное количество православных (до 50%) вообще называют себя “просто православными”

Православные в Украине

К появлению свежей церковно-религиозной статистики мы на сей раз оказались подготовлены “агентством завтрашних новостей”. Зампред отдела внешних церковных связей УПЦ МП протоиерей Николай Данилевич на своем знаменитом “ФБ-аккаунте” (шутка ли, среди цитирующих – ТАСС и “РИА Новости”) предупредил, что готовится “вброс”. “Якобы соцопрос”, по которому верующие УПЦ МП “якобы” уже не составляют большинства. Лингвистика иногда оказывается точной наукой: если “якобы” в информационном сообщении слишком много, то оно, почти наверняка, манипуляция. На сей раз “вбросом” оказались результаты соцопроса Центра Разумкова, который традиционно мониторит религиозные настроения украинцев и делает это вполне профессионально и щепетильно.

Но по сути, если отбросить “якобы”, агентство завтрашних новостей доложило точно: согласно данным соцопроса, УПЦ МП – больше не “церковь большинства”. Новость эта, правда, уже немножко “бородатая” – прошлогодние данные и даже некоторые позапрошлогодние показывали схожую картину: православных, ассоциирующих себя с УПЦ КП, стало заметно больше, чем верующих, ассоциирующих себя с УПЦ МП. Согласно последним данным разумковцев нынче с УПЦ КП себя ассоциируют 26,5% православных страны, а с УПЦ МП – 12%.

Скажу сразу, “ассоциировать себя” – это важная фраза, которой не стоит пренебрегать. Центр Разумкова проводит свои опросы очень аккуратно и со знанием дела – учитывая признаки воцерковленности опрашиваемых. Но даже учет того, ходит ли человек в церковь, как часто и делает ли пожертвования, не слишком спасает ситуацию. Понять, насколько четко и глубоко респондент осознает собственную конфессиональную принадлежность и как часто выдает желаемое за действительное, в ходе обычного соцопроса бывает очень непросто. Настоящей статистики верующих по конфессиональной принадлежности у нас нет и составить ее при нынешнем положении дел не представляется возможным. Поэтому нам остается гадать на соцопросах. Которые не дают точной картины, но зато дают представление о тенденциях. Что, на самом деле, даже интереснее.

Итак, соцопрос зафиксировал доминирование УПЦ КП “в общем зачете” и преимущество во всех регионах, кроме юго-востока, где у КП полный паритет с МП (около 21-22%). Зато в этих регионах рекордное количество православных (до 50%) вообще отказывается от конфессиональной самоидентификации – “просто православные”. На самом деле, это самый большой успех УПЦ КП. Или, вернее, самый крупный проигрыш УПЦ МП – потому что раньше в этом регионе у них было безусловное лидерство.

Что касается судеб украинского православия, то чуть меньше трети опрошенных считает, что нужно сплотиться вокруг Киевского патриархата, и среди них – 14% верующих, принадлежащих к УПЦ МП. За единую поместную высказалось порядка 20% опрошенных. Также важный показатель – около 40% опрошенных так или иначе высказали равнодушие к этому вопросу.

к какой православной церкви вы себя относите alter idea

Все эти подсчеты и количественные измерения любопытны, но совершенно непрактичны. Во-первых, “большинство” в 26,5%, кому бы оно ни принадлежало, – это меньшинство украинских граждан. Большинство же украинских граждан равнодушно либо вообще к религии и церковным вопросам, либо к их институциональному воплощению. И они исходят из совершенно светской логики: раз церковь – украинская, ее центр должен находиться в Киеве и патриархат должен быть Киевским. А от всего “московского” лучше держаться подальше. Это как раз отлично видно на динамике “промосковской” идеи: количество тех, кто поддерживает единство с РПЦ, снизилось с 22% до 7,7% за последние семь лет. А также на примере юго-восточных регионов, которые не столько добавили очков УПЦ КП, сколько отняли их у МП, перейдя из “московских православных” в “просто православные”. Всю территорию Украины, независимо от конфессии, объединила одна простая мысль: от всего “московского” лучше держаться подальше (кстати, информация к размышлению изготовителям одноименной колбасы).

Это прекрасно понимают в УПЦ МП. Вот и Священный Синод обратился к народу Украины с криком души: “не называйте нас московской церковью”. Все решения, мол, принимаются в Киеве. А “духовная связь” с Московским патриархатом – это просто такая “тысячелетняя традиция”.

Что ж, тем хуже. Если все происходящее инициировано не Москвой, а Киевом, если это не “по наущению”, а “от души” – все эти зицкриги, “гражданские конфликты”, “Единая Русь” и прочие политические и геополитические передергивания, замаскированные церковнословянизмами и пышными иносказаниями, значит, поделом этой церкви отток верующих. Она это честно заслужила. Сама, если верить посланию Синода, без всякой помощи Москвы. Одной только “тысячелетней традицией”. Которая сама по себе – ложь. Потому что тысячу лет назад не было ни Московского патриархата, ни подчинения ему Киевской митрополии.

Привычка немножечко привирать становится модой Московской митрополии. Начиная с как бы “неофициального” “ФБ-аккаунта” о. Николая Данилевича, который, то приврет о “вызове украинского посла в Ватикане”, то вставит слишком много “якобы” по поводу “вброса”, оказавшегося на поверку вполне профессиональным соцопросом. Заканчивая вполне официальным посланием Синода епископов с его “тысячелетней традицией”. И все только оттого, что УПЦ МП пытается сесть на невероятный шпагат: с одной стороны, она хочет оставаться “церковью большинства” в Украине и на этом основании иметь все, и чтобы ей ничего за это не было, с другой, отрабатывая московский заказ, она должна сыграть для мира роль гонимой церкви, которую страшно ущемляют в родных палестинах. Одно с другим вяжется из рук вон плохо, и эффект достигается прямо противоположный: УПЦ МП перестает быть “церковью большинства”, но не потому, что кто-то “гонит” или “ущемляет”, а потому, что прихожане начинают по-тихому смываться из церкви, которая дискредитирует себя и своих верных и в глазах сограждан, и по гамбургскому счету. Из церкви, которая не берет на себя ответственности ни за что и ни за кого. Которая, кажется, и не совсем церковь – так, растрепанный букет епархий и приходов, плохо интегрированных и оттого почти неуправляемых. От имени которых творит политику группа людей, засевших на территории Киево-Печерской лавры и еще нескольких монастырей, и с этой политикой немногим хочется солидаризироваться.

Что бы ни говорили епископы, когда УПЦ МП называют “московской церковью”, это совершенно справедливо. Вернее, ситуация даже несколько хуже.

Руководство УПЦ МП подчиняется не просто “Москве” или какому-то независимому “московскому духовному центру”. Оно подчиняется кремлевскому придворному – патриарху Кириллу. Именно от него, в его интересах строится вся политика Киевской митрополии.

Какая разница, что написано в уставе УПЦ МП о ее автономии и самоуправлении (кстати, в Моспатриархии уже утвердили этот устав или все еще нет?), если дела и выступления представителей Киевской митрополии говорят сами за себя получше всяких уставов?

Вот вам, кстати, еще черточка: на Синоде было принято решение о том, что УПЦ МП откроет “собственное представительство” в ЕС. У УПЦ МП нет собственной политики,  в том числе международной, как нет собственного представительства в мировых православных и христианских структурах – здесь они “присутствуют через РПЦ”. Так что же это за “собственное представительство” в светских кругах и зачем оно нужно? Или это тоже “тысячелетняя традиция”? Согласно заявлению УПЦ МП это делается “для донесения своих мировоззренческих, общественных и общественно-политических взглядов”. Сайт “Союза православных журналистов” (СПЖ) оказался более откровенным: это представительство призвано “рассказать миру о дискриминации верующих в Украине”. В смысле, “Раша Тудей” не справляется, нужно прислать подкрепление. И грант, наверное, уже выписан каким-нибудь “православным меценатом”.

Что ж, “украинский вопрос” снова на острие внешней политики Моспатриархии. Дружба с Ватиканом расцветает пышным цветом, грех не использовать такой ресурс на своем основном направлении – для сохранение влияния РПЦ в Украине. Думаю, не ошибусь, если в этот раз поверю СПЖ на слово (только один раз, обещаю): “представительство УПЦ МП в Евросоюзе”, буде его откроют, будет заниматься организацией информационного и общественного давления на украинскую власть с Запада. И хотя любое давление на власть – это, как правило, хорошо, но в данном случае следует учесть, что это будет давление, инспирированное Кремлем.озз

На этом фоне нет ничего удивительного в успехе УПЦ КП. Вернее, все же в провале УПЦ МП. И здесь она снова жертва собственной привычки немного привирать: руководство УПЦ МП постоянно утверждает, что транслирует чаяния своей многочисленной паствы. Вот от нее и утекает та часть паствы, чьи “чаяния” не совпадают с транслируемой Киевской митрополией генеральной линией, нарисованной для УПЦ МП в Кремле. Это ловушка, в которую попала не только Киевская митрополия, но и само руководство Моспатриархии, фактически добившееся (но какой ценой!) статуса государственной церкви. Кстати, хороший урок для наших нынешних лидеров статистической гонки: бойтесь мечтать об особом статусе для своей церкви – мечты сбываются, и тогда уже “нема на то ніякої ради”. Церковь становится не “вашей”, не “нашей” и не Христовой – она становится государственной, и все недовольство государством падет в равной мере и на головы власть предержащих, и на куколь и митры.

Впрочем, статус государственной церкви в нынешней статистической гонке никто пока не выиграл. И вряд ли выиграет. Уже поэтому повышенное внимание к этой статистике кажется неестественным. Статистика прихожан и приходов все больше становится просто цифрами. Непонятно, что с ними делать. Ну, допустим, “за КП” теперь вдвое больше, чем “за МП”. Какие выводы и, главное, какие оргвыводы? Рисовать звездочку? Красоваться цифрами на ФБ? Раздуваться от гордости на телеэкране – вот, мол, “нас” теперь больше, чем “их”. Ну так греко-католиков, согласно опросу, вдвое меньше, чем прихожан УПЦ МП. И что? Они маргиналы? Этой “малостью” можно пренебречь? Попробуйте, если смелости хватит.

Если кого-то и должны заинтересовать эти цифры – тех, кто потерял, а не тех, кто приобрел. Но те, кто потерял, спешат заявить о “вбросе”, а не задуматься над тем, как жить дальше. Для того чтобы об этом задуматься, нужна честность (хотя бы перед собой) и свобода действий. Ни того ни другого у руководства Киевской митрополии, судя по всему, нет.

Не до конца понятны и политические последствия изменения баланса сил на церковной арене. Как на эту статистику должна реагировать власть? И должна ли? Особенно учитывая общее падение религиозного интереса среди граждан Украины и повышение градуса раздражения “политической религиозностью”. Власть должна приблизить к себе патриарха Филарета? Власть должна признать особый статус УПЦ КП? Простите, 26,5% верующих для этого все равно мало. Потому что остальные 73,5% почувствуют себя обиженными. Да и из тех 26,5% не все будут рады такому повороту событий.

Для наших церковников эта статистика – что-то вроде счета в игре, которая была начата в 1991 г. Последние пару лет преимущество, наконец, на стороне УПЦ КП, которая – самим названием своим – совпала с политической конъюнктурой. Но во что можно конвертировать это преимущество и как это сделать, никто не знает.

Собственно, даже если УПЦ МП будет совершенно маргинализирована, если количество ее прихожан станет неотличимо от статистической погрешности, все равно украинская мультиконфессиональность никуда не денется, и потому “особый статус” для любой церкви окажется недостижим.

И это к лучшему. Для всех. В первую очередь – для церкви.

Из всей статистики, приведенной разумковцами, особое внимание стоит уделить ремарке о том, что заметно упало количество украинцев, ассоциирующих себя с какой-либо конфессией, и вообще людей, считающих себя религиозными. Отчасти разочарование в институциях, особенно в вертикальных структурах – общемировая тенденция. Но у нас все усугубляется вечным боем “канонических” с “державниками”. Авторитет церковных институтов разъедается бесконечной информационной войной. В которой не бывает победителей – здесь в грязи оказываются обе стороны. И – хотя бы рикошетом – эта грязь обрызгивает каждого, кто ассоциирует себя с одной из сторон конфликта. Не все, приходящие под церковную крышу, готовы участвовать в войне – хотя бы и в роли статиста. Не все умеют и хотят садиться на шпагат – с одной стороны, принадлежать к церкви, с другой, не нести никакой ответственности за то, что делают и говорят ее руководители и их полномочные представители. Многие предпочитают просто отойти в сторону – в свой личный маленький раскол. Ответственность за этот раскол, надеюсь, запишут не на них, а на тех, кто превратил церковные стены в фюзеляж истребителя.

И наконец, самая последняя ремарка: резко упало количество украинцев, жертвующих деньги на церковь. Отчасти этот пункт объясняет все и очень многое говорит о нашем церковном будущем. Как было принято во время оно в галицких селах, если община не в состоянии содержать священника на пристойном уровне, приход в этом селе упраздняли. Такая вот сермяжная правда: не хочешь платить за свою церковь – ее у тебя не будет. В бедных селах священник жил скромно, в богатых приходах – богато, и в этом было видимое проявление единства судеб общины и ее духовного лидера. Если церковь живет, преимущественно, не “с прихожан”, а с чего угодно другого – за счет бизнеса, богатых даров от “меценатов” (облеченных властью, в том числе) и/или казны – это уже не совсем “наша” церковь. Какие бы две буквы ни стояли у нее в названии. В отказе жертвовать на церковь воплощается тревожный (для церкви) разрыв между институцией и паствой, ради которой эта институция существует.

Но это, впрочем, уже совсем другая сказка.

Источник

Короткий URL: http://alter-idea.info/?p=21936

Добавил: Дата: Июн 1 2017. Рубрика: Kulturpolitik. Вы можете перейти к обсуждениям записи RSS 2.0. Все комментарии и пинги в настоящее время запрещены.
Loading...
Загрузка...

Комментарии недоступны




Загрузка...






Карта сайта
Войти | Дизайн от Gabfire themes