Может ли государство существовать без института права?

Власть применяет либеральную риторику, чтобы вывести функционеров из-под ответственности и отложить назревшие реформы на неопределенный срок

Если российское государство не особо скрывает свою авторитарную природу, в Украине привычно маскируют авторитаризм власти лицемерными заклинаниями о верности европейскому выбору. Даже в Европе не услышишь от чиновников столько ежедневных клятв в верности либеральным принципам, сколько произносят наши тертые об Януковича и Майдан депутаты и госслужащие.

Однако достаточно сравнить эти клятвы с реальными реформаторскими достижениями тех же самых персонажей, чтобы убедиться, что для них это всего лишь слова.За три года после Революции Достоинства в Украине так и не созданы основные предпосылки для реализации принципа верховенства права. Все декларации о поддержке европейских ценностей по-прежнему тонут в архаичном постсоветском законодательстве, авторитарная природа которого никуда не делась после победы Майдана и отмены “диктаторского пакета” Януковича. При этом Верховная Рада, Уряд и Банковая вовсе не спешат избавляться даже от очевидных рудиментов авторитаризма.

Вместо верховенства закона страна получает верховенство прагматической санкции – волевого решения, которое приходится принимать, если нет возможности разрешить проблему законным путем. 

Вспомните, какими изощренными маневрами сопровождался выход сначала из правительственного, а затем и парламентского кризиса в начале 2016 года. Эти маневры были во многом обусловлены тем, что из Регламента Верховной Рады при Януковиче были убраны статьи, которые определяли правила создания и роспуска парламентской коалиции. Партии Регионов, у которой и без того было большинство в Раде, вся эта коалиционность была не нужна и раздражала, а потому ее просто выкинули. И возвращение в Регламент этих статей дало бы парламенту удобный инструмент для разрешения коалиционного кризиса, создало прочный законный фундамент для переформирования коалиции большинства. О том, что наличия таких статей в Регламенте требует 83 статья Конституции, даже напоминать смешно.

Но эти удобство и прочность, как показала практика, никого особо не заинтересовали. Убранные из Регламента “коалиционные” статьи не возращены в него до сих пор. И если вдруг Верховная Рада снова свалится в очередной штопор, вызванный, например, неспособностью обеспечить принятие ключевых законов, у нее по-прежнему не будет четких правил для выхода из пике. Зато у политических игроков сохранятся возможности для подковерных договорняков, обходных маневров и стыдливой лжи о реальном количестве мандатов в коалиционном списке.

Понимаете настоящие приоритеты? Вместо верховенства закона страна получает верховенство прагматической санкции – волевого решения, которое приходится принимать, если нет возможности разрешить проблему законным путем. Причем ситуация, когда законный путь закрыт, сохраняется искусственно, простым уклонением от принятия давно назревших решений.

Прагматическая санкция, “ручное управление”, волюнтаризм – все это вообще никак не сочетается с принципами либерализма. То есть, власть, тщательно сохраняя свои авторитарные привычки, эксплуатирует либеральную риторику, но вовсе не собирается создавать предпосылки для закрепления либеральной практики.

Либеральные принципы – это работающие социальные и государственные механизмы, а не формальное исполнение чиновниками бессодержательных ритуалов. 

Зато о “либеральных принципах” и “верховенстве права” вспоминают каждый раз, когда нужно вывести проворовашихся чиновников или депутатов из-под ответственности или, в пиковых случаях, дать им возможность вовремя смыться. Решение о снятии депутатского иммунитета принимается в строгом соответствии с законом так долго, что за это время депутат Онищенко получает возможность совершить кругосветное турне, если ему вдруг припадет такая охота. И никто ему, в соответствии с законом, не может воспрепятствовать.

Такие же “либеральные принципы” и “верховенство права” используются как оправдание того, почему заблокировано выполнение закона “Об очищении власти”. Вы ведь хотите, чтобы все было по закону? Вот, пожалуйста: люстрированные восстанавливаются в должностях через суд, что ж тут поделаешь. Все по закону. Правда, никакого очищения власти при этом не происходит. Но ведь либеральные принципы соблюдены, правда?

Нет, господа, принципы не соблюдены. Потому что либеральные принципы – это действенность и приемлемый для общества результат, это работающие социальные и государственные механизмы, а не формальное исполнение чиновниками лишенных смысла ритуалов, под прикрытием которых можно вращать дышлом по своему усмотрению.

Вспомним незлым тихим словом и Конституционный суд, решения которого вступают в противоречие с его же не отмененными до сих пор прежними разъяснениями. Это очень характерный поход: размывание и деградация законодательной базы дают возможность признать законным или, наоборот, при необходимости опротестовать и отменить чуть ли не любое решение. Если законы противоречат друг другу, они могут одновременно выполняться и нарушаться, что дозволяет Конституционному суду дивную гибкость в оценках в зависимости от нужд момента и требования заказчика.

Естественно, такая гибкость не имеет с принципом верховенства права ничего общего. Это чистая профанация.

Некоторые политологи обосновывали концентрацию власти в руках президента необходимостью централизованного управления реформами. Да, это антилиберальная практика, говорили они, но зато мы увидим, наконец, решительные перемены. 

Авторитаризм украинской власти проявляется не только в профанировании законодательства, но и в последовательном изменении баланса власти в пользу Банковой. В течение всего 2016 года страна имела удовольствие наблюдать, как Петр Порошенко концентрирует в своих руках все “рычаги влияния” (и, к слову, всю политическую ответственность). Политические аналитики почти единодушны в том, что после смены руководства правительства и парламента президент в состоянии обеспечить принятие необходимых по его мнению решений и в Раде, и в Уряде, что под его контролем находятся Конституционный суд, прокуратура и Центризбирком, а уж про собственный административный ресурс Банковой и говорить-то нечего. Некоторые политологи обосновывали такую концентрацию власти необходимостью централизованного управления реформами. Да, это антилиберальная практика, говорили они, но зато мы увидим, наконец, решительные перемены.

Кое-что мы действительно увидели. Например, запущенные еще в 2014 году антикоррупционные реформы. Создание НАЗК и запуск Реестра электронных деклараций госслужащих, первые громкие расследования Национального антикоррупционного бюро и дела, переданные в суд Специальной антикоррупционной прокуратурой – все это, несомненно, серьезные шаги. Жаль, однако, что ни одно дело пока не доведено до логического результата, даже промежуточного. Следствие ничего не стоит без приговора, и назвать человека преступником может только суд. Кто-нибудь видит приговоры, вынесенные судами по крупным коррупционным делам? Их нет. Ни обвинительных, ни оправдательных. Никаких.

Неспешность реформирования судебной системы при всем желании не получается обосновать войной, противодействием пророссийских сил или отсутствием помощи от европейских партнеров. Зато ее можно объяснить нежеланием и неумением проводить реформы. 

В полном согласии с этим поразительным отсутствием результата, через три года после Революции Достоинства репутация судебной системы остается откровенно позорной. По данным социологических опросов, среди всех институтов власти именно суды пользуются у граждан наименьшим доверием – им доверяют лишь 10% опрошенных.

Так о каком движении в сторону ценностей европейской цивилизации, о каком воплощении принципа верховенства права в Украине можно говорить, пока национальная судебная система остается настолько дискредитированной? Где приговоры по резонансным делам? Где судебное следствие по делу о похищении и убийстве адвоката Грабовского? Ждать ли результата по делу “бриллиантовых прокуроров” – или там уже обо всем договорились? На какой стадии находится расследование трагедии 2 мая в Одессе? Закончится ли когда-нибудь рассмотрение дела об убийстве Бузины? Спасибо, что допросили по скайпу Януковича с соблюдением всех сантиарных норм, но будет ли еще при жизни моего поколения вынесен вердикт по расстрелам на Майдане? А самого Януковича можно будет хотя бы вернуть в списки разыскиваемых Интерполом – или эта задача для прокуратуры в принципе не по способностям?

Все нужно делать строго по закону, говорит власть, и практически ничего не делает. Разве что обсуждает концепцию судебной реформы с нерешительными европейскими партнерами. И заявляет о намерениях. Но обсуждать и заявлять – это ведь не опасно. Это можно трактовать как приверженность идее реформ. Только идее, конечно. Потому что практика пока еще не просматривается и, вероятнее всего, будет просматриваться лишь в неопределенном будущем. Кстати, буду рад в этом ошибиться. Все будут рады – после трех лет пустых ожиданий.

Очевидную неспешность реформ в юстициарной сфере при всем желании не получается обосновать войной, противодействием пророссийских сил или отсутствием помощи от европейских партнеров. Зато ее можно объяснить нежеланием и неумением, а если не выбирать выражений – саботажем и некомпетентностью. Мне почему-то думается, что чем дольше затягивать с практическими реформами, тем чаще будут звучать эти невкусные слова.

А еще будет больше обоснованной уверенности, что привычный для всех ветвей власти авторитарный подход никто всерьез и не собирался пересматривать.

Разве что на словах.

Источник

Короткий URL: http://alter-idea.info/?p=16809

Добавил: Дата: Дек 2 2016. Рубрика: Госстрой. Вы можете перейти к обсуждениям записи RSS 2.0. Все комментарии и пинги в настоящее время запрещены.
Loading...
Загрузка...

Комментарии недоступны




Загрузка...






Карта сайта
Войти | Дизайн от Gabfire themes