Нацистская эстетика «русского мира»

Пару лет назад мы стали свидетелями массового возгорания общественной нравственности по поводу карикатур, изображающих погибшего мальчика-беженца. Искрой для этого пожара послужила идея о том, что «Шарли Эбдо», в который раз «поправ все правила приличий», «решил поиздеваться над несчастной жертвой». Между тем, многие, хотя и понимали, что мишень сатиры в этих карикатурах — «еврочиновник» и «еврообыватель», все равно считали такое творчество не вполне этичным. Еще больший резонанс вызвали карикатуры «Шарли», сюжет которых был связан с катастрофой российского аэробуса А321 в Египте, и хотя «атака» журнала была направлена вовсе не на несчастных жертв авиакатастрофы, этическая проблема остается.

Что можно показывать, а что нельзя — над этим люди задумывались, наверное, еще во времена наскальной живописи. Вопрос до конца не решен и сегодня, в эпоху современного искусства. Не все в восторге от писсуара («Фонтана») Дюшана или от прибитых к мостовой тестикул Павленского. Но одно дело, когда речь идет об изображении чего-то неприемлемого с точки зрения общепринятой морали, причем изображении критическом, а как быть, когда пропагандируются идеи войны и насилия, причем пропагандируются талантливо?

Есть такой молодой российский политик — Мария Катасонова. Красивая девушка со строгим и решительным лицом — как будто сошедшим с иллюстрации к книге Фадеева «Молодая Гвардия» (не путать с МГЕР). Последнее время известна, как несостоявшийся депутат от партии «Родина», а ранее — как ведущая посвященных «Новороссии» ютуб-каналов, активистка всяческих «антимайданов» и защитница «Русского мира» от национал-предателей.

Катасонова alter idea

Но это не единственное амплуа Марии. На странице Катасоновой в Фейсбуке и в ее твиттере можно обнаружить кое-что любопытное: агитплакаты и агитвидеоролики с ее участием в качестве модели. Лицо Марии там еще более строгое и решительное, одета она в черное длинное платье, на голове — черный платок, в руках — коса или автомат Калашникова.

Периодически мелькают странные слова: «опричь отдел», «новая опричь», «скоро жатва», «с неба грянем». Причем, это не какие-нибудь душные, мертворожденные канцелярщиной продукты распада (точнее, распила) пиар-бюджетов «парламентских партий». Не фальшивые и одновременно неумелые поделки от юных «креативщиков» всяких «Наших» и «Сетей». Это настоящие произведения агит-искусства, сделанные с душой и страстью. Их автор — Алексей Беляев-Гинтовт, известный художник, лауреат премии Кандинского и Первого международного фестиваля видеоарта, работающий в направлении «имперский авангард», а также стилист «Международного Евразийского Движения».

В роли ведущей или участницы передач разговорного жанра Катасонова не очень убедительна: она монотонно произносит заученный текст, а ее «собственная» речь состоит из косноязычной смеси пропагандистских штампов и химер знаменитого своей маниакальной теорией американского заговора депутата Федорова, помощницей которого долгое время проработала Мария. Другое дело — арт-модель: тут не надо много говорить, тем более, думать. Достаточно сделать правильное лицо — а оно у Марии и так правильное — и в нужный момент выкрикнуть: «Гойда!».

Ясно, почему Алексей выбрал в качестве модели именно Катасонову. Работы Беляева-Гинтовта перенасыщены идеологией, которая замешана в его палитре в предельных концентрациях. Значит, и модель должна быть идеологически безупречной. И «Евразийское Движение» Дугина, стилистом которого является Беляев-Гинтовт, и «Национально-Освободительное Движение» Федорова, активисткой которого является Катасонова — все это разные названия одного и того же. На этом же фланге и такие фигуры, как Проханов, или, например, Лимонов — бывший соратник Дугина, когда-то размежевавшийся с ним, а теперь снова сближающийся благодаря событиям, связанным с Крымом и «Новороссией».

На этом фланге все те, кто сегодня «святее папы Римского», то есть ура-патриотичнее, чем нынешняя российская власть. И Беляев-Гинтовт — возможно, самый яркий выразитель эстетики этого фланга.

Названия его выставок, циклов и отдельных работ говорят сами за себя: «Родина-Дочь», «Евразийский Парад Победы на Красной площади», «Атомное православие», «Люди длинной воли». Так что же мы видим на его картинах?

парад победы 2937 alter idea

«Парад победы 2937 (XII)». Автор: Алексей Беляев-Гинтовт.

Марширующие по Красной площади легионы завтрашнего дня — множество одинаковых, лишенных каких-либо индивидуальных особенностей крепких парней, то с человеческими, то с птичьими головами. Гигантские рубиновые кремлевские звезды, пролетающие над «сверхновой» Москвой, построенной по лекалам сталинской футуристической архитектуры — в стиле Дворца Советов. Атомный подводный ракетоносец, всплывающий где-то в арктических льдах, ходовой мостик которого в лучах восходящего солнца является отсылкой к христианскому кресту. Монохромные, красно-золотые либо черно-белые, аскетичные и одновременно монументальные полотна, на которых символы прошлого — от древнего Египта до сталинских времен — вплетаются в образы будущего.

Атомное православие alter idea

«Атомное Православие». Авторы: Андрей Молодкин, Алексей Беляев-Гинтовт

Маскулинность, милитаризм, монументальность, апелляция к древности — все это мы уже видели. Причем, не так уж и давно: всего-то 70–80 лет назад. В нацистской Германии. Некоторые образы Беляева-Гинтовта поражают своим сходством (случайным ли?) с образами Альберта Шпеера и Арно Брекера того периода: сравните «Новую Москву» и «Столицу мира Германию».

Парад победы 2937 (XIII)

Одна из картин Беляева-Гинтовта серии «Парад победы 2937» особенно показательна. Ее вполне можно было бы принять за образец монументального искусства Третьего рейха, который отлично смотрелся бы в качестве афиши для «Олимпии» Лени Рифеншталь. На картине мы видим статного мужчину, покрытого металлическим оперением. У мужчины волевое лицо, а его руки сжимают земной шар. Фашистская эстетика — налицо. И за ней стоит соответствующая идейная основа.

На первый взгляд, идеология «Евразийского движения» непохожа на идеологию НСДАП. Однако, когда речь идет о «Евразийском Союзе» на пространстве бывшего СССР, возникает вопрос: а какими средствами будет проводиться «воссоединение» этих территорий? Уж не теми ли, какими осуществляется «Русская весна» на Юго-Востоке Украины, одним из идеологов которой выступает Дугин? Присмотревшись к «Евразийству», мы увидим там и популизм, и экспансионизм, и «особый путь», и милитаризм, и экстремизм — то есть большинство родовых черт фашизма.

Бывший соратник Александра Дугина Эдуард Лимонов говорил о нем: «Дугин принес правые импульсы, правые сказки, мифы и легенды. Правую энергию. Правый неотразимый романтизм… Он как бы расшифровывал и переводил тот яркий шок, который советский ребенок испытывал при произнесении аббревиатуры „SS“». И далее: «Можно было бы с полным основанием назвать Дугина „Кириллом и Мефодием фашизма“ — ибо он принес с Запада новую для нашей земли Веру и знания о ней» (газета «Завтра», # 21/2002).

«Катехизис члена Евразийского Союза Молодежи», украшенный центральным фрагментом картины Беляева-Гинтовта «Родина-дочь», дает установки, не оставляющие никаких сомнений: «Ты должен быть господином. Ты рожден править Евразией. Ты больше, чем человек. Наша цель — абсолютная власть. Мы Союз Господ, новых повелителей Евразии. Мы все вернем назад. Таков белый завет Евразии».

 Катехизис члена Евразийского Союза Молодежи alter idea
«Катехизис члена Евразийского Союза Молодежи»

В создании «видеоплакатов» Алексею Беляеву-Гинтовту помогал известный дизайнер одежды Кирилл Минцев, ранее прославившийся своими «имперскими кокошниками». Кстати, Катасонова была и моделью Минцева.

Сам Минцев утверждает, что далек от идеологии, и что его просто вдохновляют «русский стиль» и «наше наследие». Что ж, эти «стиль» и «наследие» вполне в духе «патриотической» повестки. Его кокошники составляют композицию то с камуфляжем и погонами из георгиевской ленты, то с флагом «Новороссии».

кокошник Катасоновой

Разбирая тему фашизма в современном русском искусстве невозможно не упомянуть художника и дизайнера, основателя арт-группы Doping-Pong журналиста Дмитрия Мишенина. Наибольшую известность Дмитрию принес скандал, связанный с рекламой, созданной им для Олимпийской деревни в Сочи. В ней критики увидели нацистскую эстетику.

Реклама проекта «Горки-город»

В образах «истинных арийцев», светловолосых и голубоглазых, на фоне зданий, чья неоклассическая архитектура вполне вписывается в стилистику Третьего Рейха, нельзя не увидеть соответствующих параллелей.

Мишенин, конечно же, отметает все претензии по поводу нацисткой эстетики в его рекламе, а также использования свастики в его работах. Но делает это довольно любопытным образом: «Элементы фашистской эстетики при желании можно найти и в советском, и в русском искусстве, и лично я считаю, что это тоже наши трофеи… Мы противника уничтожили и имеем полное право пользоваться, как народ-победитель, всеми атрибутами народа покорённого. И свастиками…»

Doping-Pong фдеук швуф

Слева: «Sexual&Sport Tradition» 

Справа: «1936-1980 Sexual&Sport Tradition»

На деле же Doping-Pong использует нацистскую символику совсем не в критическом ключе и не в качестве «символов потерпевшей поражение стороны», как утверждает представитель «народа-победителя». Взять хотя бы серию эротических фотографий, изображающую бой двух девушек на боксерском ринге. Одна из них обозначена как «фа», а другая — как «антифа». В итоге «Фа» побеждает и оборачивается в нацистский флаг.

меркурий alter idea

Слева: «Меркурий»

Справа: фото из фото-проекта «FA VS ANTIFA» для журнала «Moulin Rouge» 

B связи с Doping Pong стоит упомянуть и об их сотрудничестве с увлекающейся нацистской эстетикой молодой художницей Катей Заштопик (она же Dopingirl и Магдалена Кроули). Катя, в частности, известна тем, что как-то раз, 20 апреля, в своем блоге поздравила Гитлера с днем рождения и опубликовала желтый смайлик, украшенный характерными усиками и челкой.

В середине нулевых Заштопик — «звезда гламурного фашизма» — была замечена в связях Максимом Марцинкевичем, более известным под кличкой Тесак и прославившимся активной пропагандой расизма и национал-социализма. Катя также состояла в «Национал-социалистическом обществе», деятельность которого уже не ограничивалась пропагандой — на совести этой организации десятки убийств, разбойных нападений, а также подготовка к террористическим актам на территории России. В интервью журналисту BBC Россу Кемпу Катя признавалась, что и сама принимала участие в убийстве человека вместе с другими неонацистами. И хотя впоследствии ее признание было опровергнуто Тесаком, иллюзий быть не должно: нацистская эстетика — это не просто предмет искусствоведческих дискуссий. Где-то рядом с ней всегда происходит кровавый перфоманс.

В 2007 году Катю Заштопик «подобрал» главный интернет-пропагандист «Единой России» Константин Рыков. Под его руководством Катя приняла участие в избирательной кампании «ЕР» перед выборами Государственной думы V созыва. Так началась многолетняя история сотрудничества молодой художницы с российскими властями. В 2011-м она участвовала в пропагандистском проекте «Не дай бог!», направленном якобы против «оранжевой революции», а фактически — против массовых протестов, вызванных фальсификациями на выборах в Госдуму. Также ее авторству принадлежит серия комиксов «СуперПутин», созданная в целях популяризации «национального лидера» среди молодежи.

Штурмовики германских национал-социалистов зачастую пользовались если не поддержкой, то попустительством властей. Сегодняшние российские «арт-штурмовики» и идеологи крайне правых взглядов с каждым годом все больше видят в Путине и олицетворяемом им режиме «родственную душу».

Александр Дугин, вспоминая о НБП в интервью газете «Взгляд», говорил: «Национал-большевизм был попыткой идеологизировать молодежь в антизападном, антилиберальном, антиамериканском ключе. По сути дела, сейчас принципы и идеологию национал-большевизма стал воплощать президент Путин. Он возвращает нам символику советского периода, он возвращает уважение к советской эпохе, он говорит о необходимости мощной, сильной державы. Он отстаивает суверенитет и независимость поднимающегося российского государства от западного влияния…»

Это было сказано почти десять лет назад, задолго до «Русской Весны», когда еще не началась новая «холодная война» между Россией и Западом, и больше года оставалось до российско-грузинского конфликта. Уже тогда Дугин почувствовал, в какую сторону дрейфует российская власть. Последовавшие события заставили активизироваться и ультра-правых идеологов, и художников.

мы все вернем назад alter idea

«Мы все вернем назад!». 

В 2008 году Алексей Беляев-Гинтовт, во время «пятидневной войны» в Грузии, выпускает серию агитплакатов «Родина-Дочь», создавая образ, который спустя семь лет примерит на себя Мария Катасонова. Официально российская военная операция называется «принуждение к миру». Однако художника, человека тонко чувствующего, не обманешь. Гораздо лучше подлинный смысл происходящего, чем тогдашняя еще относительно политкорректная риторика российских властей, отражают лозунги, отпечатанные на этих плакатах: «Мы все вернем назад!», «Одна душа, один народ» (слава богу, что пока еще не «Одна нация, один рейх, один фюрер»), «Слава русскому оружию!», «Все сжечь!».

Сегодня мы видим, как ностальгия по советской империи возрождает и эстетику того времени — эстетику сталинизма, которая во многих своих проявлениях почти неотличима от эстетики нацизма. Правильнее даже сказать, что сегодня мы видим их новое рождение в слиянии друг с другом. Здесь стоит снова вспомнить о Дугине с его грезами об альянсе СССР и нацистской Германии — континентальном блоке, «альянсе теллурократий». Дугин называет их «близкими родственниками» и говорит о том, что вместе они захватили бы весь мир.

Современной России альянсы и блоки ни к чему — постоянно повторяется мантра о том, что у России «есть только два союзника: армия и флот». И впрямь, зачем они нужны стране, обладающей огромным ядерным потенциалом? «На радость людям, на смерть врагам, с Рождеством, с Новороссией, враг будет разбит, победа будет за нами, а если мы будем проигрывать, мы уничтожим весь мир», — вещает в очередной видеоагитке своим обычным монотонно-скучным голосом одетая в маскхалат и сжимающая в руках АК-47 Катасонова. Затем на экране вырастает ядерный гриб. Ощущение собственного «геополитического всемогущества», а точнее сказать — вседозволенности, настолько естественно для современного российского обывателя, что, в отличие от карикатур «Шарли», этот видеоролик не вызывает у него ни малейшего возмущения.

Последние годы российское общество активно питается этими эсхатологическими образами, и мощнейший из них — Новороссия. С эстетической точки зрения это абсолютно людоедский проект. В нем нет ничего жизнеутверждающего. Единственный его смысл — тотальная война до победного конца или до полного взаимного уничтожения. Он не ограничивается юго-востоком Украины, а подразумевает сначала «восстановление СССР» (то есть оккупацию Россией всего постсоветского пространства), а затем захват, как минимум, всей Евразии при обязательном уничтожении западной цивилизации. Так, по крайней мере, видят будущее его сторонники. Тем самым общество готовится к чему-то трагическому и неизбежному. В воздухе висит ощущение «начала конца». Это состояние общества — состояние постмодернизма. Оно же и современное состояние искусства, наступившее после того, как история искусства «закончилась» на девяти десятках пронумерованных консервных баночек с фекалиями итальянского художника Пьеро Мандзони (знаменитое произведение концептуализма «Дерьмо художника»). На почве, удобренной этим материалом, вроде бы появилось огромное множество всего — новых жанров, направлений, стилей. Но если присмотреться — это всего лишь фантомы прошлого; все это уже было, а ничего нового родиться уже не может. Искусство перед своей окончательной смертью, как человек, готовящийся отойти в мир иной, вспоминает всю свою прошедшую жизнь. Так же и российское общество будто достает из сундука одежды старых идеологий, примеряя их на себя в совершенно невообразимых сочетаниях, отчего вдруг появляются то сталинский гимн на новый лад, то высказанная недавно кремлевским потешным байкером идея нового герба с двуглавым орлом и красной звездой в обрамлении пшеничных колосьев. Прошлой осенью мы наблюдали феномен, который можно назвать «Парадоксом Фиделя Трампа». Те же самые люди, которые активно приветствовали Дональда Трампа в качестве победителя американских президентских выборов, через три недели так же активно оплакивали Фиделя Кастро. В то время как избранный американский президент является живым воплощением того, против чего всю свою жизнь боролся Команданте. Это говорит о том, что у таких людей — а их, судя по всему, среди населения России подавляющее большинство — отсутствует цельная, логичная и последовательная система политических взглядов.

Современная пропагандистская машина может напичкать головы людей каким угодно винегретом, даже из самых несовместимых ингредиентов. Один и тот же человек вполне может прославлять Сталина и истово креститься в разрушенном этим же Сталиным ХХС. Обвинять во всем «жидов» и с нарастающим год от года размахом отмечать 9 мая. С одной стороны, называть украинцев «фашистами», обнаруживать те или иные неприглядные национальные черты «хохлов», а с другой — говорить о том, что украинцы — это «наши братья» и те же русские. Что вообще такого отдельного народа, как украинцы, не существует.

Полная политическая дезориентация населения и наличие мощнейших инструментов пропаганды на фоне набирающего силу ультра-правого национализма и общемирового тренда на популизм — опасная смесь. Пора бы уже снизить градус ура-патриотизма, а то как бы не рванул котел с этим варевом.

Выпустить фашистского джина из бутылки легко, а вот затолкать его обратно — сложно. В прошлый раз это обошлось в десятки миллионов жизней. А во что, с учетом наличия ядерного оружия, это может обойтись сегодня? И что будет, когда мобилизованные массы почувствуют, что Путин «не тянет» на фюрера, и вытолкнут из своей толщи харизматичных, амбициозных и готовых на все новых лидеров?

Что касается художников, то, конечно, всякое самовыражение имеет право на жизнь. Ведь как бы то ни было, искусство — это лишь ее отражение. В этом смысле «имперский авангард», а правильнее сказать, «имперские галлюцинации» того же Беляева-Гинтовта опасны не более, чем порождающая их окружающая действительность.

Источник

Короткий URL: http://alter-idea.info/?p=21784

Добавил: Дата: Май 24 2017. Рубрика: Kulturpolitik. Вы можете перейти к обсуждениям записи RSS 2.0. Все комментарии и пинги в настоящее время запрещены.
Loading...
Загрузка...

Комментарии недоступны

Загрузка...
Карта сайта
Войти | Дизайн от Gabfire themes