Не прошедшие люстрацию милиционеры едут в зону АТО, оставшиеся будут “бороться с системой”

13 декабря в Киеве около тысячи сотрудников правоохранительных органов пикетировали здание Министерства внутренних дел (МВД) Украины. Они заявили, что переаттестация, которую проводит ведомство, не дает им возможности выйти на пенсию или продолжать работу, и жаловались, что им блокируют прохождение переаттестации.

Глава МВД Арсен Аваков заявил, что митинг организован нечистыми на руку сотрудниками, по которым ударила переаттестация. Руководитель Национальной полиции Хатия Деканоидзе заявила, что ни одна реформа не происходит без сопротивления системы. Вечером того же дня экс-милиционеры, угрожавшие бессрочным пикетом, не остались ночевать под зданием МВД и разошлись.

Один из основателей главного управления по борьбе с организованной преступностью, организатор и первый руководитель управления криминальной разведки в составе МВД Украины, полковник милиции, почетный член International Police Association Валерий Кур проанализировал достоинства и недостатки реформы милиции и высказал свои пожелания к ее проведению.

Большинство простых людей воспринимают аттестацию и люстрацию в МВД как чистку, считают ее оправданной. Многие этого ждут и воспринимают как победу
милиция против МВД

Нельзя происходящее оценить однозначно, нет только хорошего и только плохого, черного и белого. Сейчас идет очищение силовых структур, и милиция – одна из самых одиозных структур независимой Украины, которая за последние десятилетия очень испортила свой имидж.

Большинство простых людей воспринимают аттестацию и люстрацию в МВД как чистку, считают ее оправданной. Многие этого ждут и воспринимают как победу. Народу понравилась новая полиция, она уже заработала авторитет.

Если согласиться с волей народа и политической верхушкой, которая проводит реформу, то все идет естественно и нормально. Меняются поколения, меняется отношение к профессии. И замена старых представителей милицейской профессии молодыми – это нормально. И всем представителям ведомства старой ментальности надо признать: все, что было, – это не то, что нужно сейчас. Поэтому действия руководства страны и руководства МВД оправданны. Особенно с учетом того, что эту реформу контролируют грузины – люди другой ментальности.

Мы с 1996 года являемся членами International Police Association (IPA). Я только что вернулся из Грузии с делегацией ветеранов полицейского движения Украины. У них получилось создать полицию, которая нравится народу за то, что она неподкупна. Я им верю.

Увольнение – вынужденная мера. Неудивительно, что она вызывает возмущение уволенных. Но и протест бывших милиционеров – нормальное демократическое явление. Одни вывели “за кадры” 90% старых профессионалов. Другие решили воспрепятствовать этому и вышли с манифестацией.

Но есть недостатки и оттенки того, что происходит. Реформу делают политики – без обсуждения, без учета мнения общества. Было бы хорошо, если бы обсудили с общественностью, спросили, чего хотят люди, какой хотели бы видеть полицию. Не только как ее видит Запад и Грузия, но и Украина. Мы уже научились иметь свою точку зрения.Украина после Майдана стала другой.

Почему реформа не обсуждалась? Почему заранее в деталях не обговорили технику “вывода из штата”, увольнение, люстрацию большинства рядовых профессионалов – следователей, сотрудников уголовного розыска и других оперативных подразделений? Было бы здорово спросить мнение населения, общественных активистов и антикоррупционных структур, самих сотрудников. Тогда в ответ на недовольство представителей системы МВД можно было бы сказать: “Так решила общественность”.

Кроме того, можно было бы спросить мнение экспертов-юристов – знатоков законодательства. Затем реформаторам надо было открыто в СМИ заявить: “Мы посоветовались с народом, вот его точка зрения – у 90% населения милиция вызывает неуважение и нежелание с ней сотрудничать. Мы посоветовались с юристами, и на уровне законодательства есть вот такое мнение”. Это было бы грамотно. А так получилось, что делали все “втемную” почти с начала 2014 года.

И все это время профессионалы были в подвешенном состоянии. Я как один из старейших в этом корпусе знаю, что среди оперативно-следственных структур есть очень много хороших, порядочных людей. Сотрудники МВД уже долгие месяцы находились в депрессии, так как знали, что их выкинут, поэтому и работа не велась, ведь они не знали, где будут завтра. Чтобы остаться в системе, многие отправились в АТО, подставляя под пули и растяжки свои неподготовленные тела, желая удержаться в новой полиции такой высокой ценой.

И теперь энергия протеста выльется в демонстрации, бунты. Думаю, вскоре суды будут завалены исками, многие будут искать способ отомстить государству, руководству МВД. У меня часто спрашивали, не перейдут ли профессионалы на сторону преступности. Я думаю, если уйдут – и слава Богу. Если ушел сейчас, значит, такой был всегда, только  прятался под мундиром и званием. А теперь мы будем знать, что это – враг. 

Я боюсь за тех, кто никогда не уйдет в преступность, не умеет сопротивляться, не начнет мстить. Многие станут несчастными людьми, выброшенными на обочину жизни, будут медленно умирать

Я боюсь другого. Боюсь за тех, кто никогда не уйдет в преступность, не умеет сопротивляться, не начнет мстить. Многие станут несчастными людьми, выброшенными на обочину жизни, будут медленно умирать. Так же, как все малообеспеченные, будут выживать на свою пенсию, пытаться содержать себя, детей, внуков, лечиться. Это тяжелая участь ждет многих, которых сегодня “реформаторы от политики” и оставшиеся проходимцы-приспособленцы среднего и высшего управленческого звена из “старой гвардии”, непонятным образом избежавшие люстрации, просто под шумок выкинут неугодных именно им, хороших рядовых сотрудников. Мне жаль этих людей.

Боюсь человеческого фактора руководителей-проходимцев на местах, которые освобождали от должностей не только чисто технически, опираясь на тесты, результаты проверки, показания детекторов лжи.

Как правозащитник и человек, который борется за чистоту милиции, я получаю много информации о том, что в МВД еще остались руководители, которые пришли на службу искать выгоду, – в регионах, крупных подразделениях, – не сегодня, а гораздо раньше. Они искали и будут искать как бы чего-нибудь “покрышевать”. Это “оборотни” в погонах, и им в подразделениях нужны послушные исполнители. От порядочных такие избавлялись всегда, а сегодня им еще и реформа “помогает”.

Нынешнее руководство МВД – это политики, которые “забежали” в министерство по квотному принципу. У них нет желания детально все это рассматривать. К тому же у них просто руки до этого не доходят. Они не умеют и не знают, как это делать, так как они не профессионалы. И к тому же я их рассматриваю как политиков, которые всю жизнь занимались приобретением сфер влияния в экономической сфере. А экономика в Украине, как известно, на 80-90% теневая, что и подтверждают скандалы последнего времени, связанные с руководством МВД. В частности, исчезновение кое-кого из руководства МВД – не знаю, за границу или в тюрьму.

Уверен, что те, кто отвечает за сегодняшнюю реформу, вряд ли знают, кого именно “выбрасывают” на улицу. Среди уволенных есть хорошие нужные профессионалы, которые сохранили бы принцип преемственности, чтобы реформа прошла успешно.

Возможно даже, что некоторых профессионалов, которые ушли во времена Януковича, стоит вернуть, особенно из оперативно-следственных подразделений. Попытаться собрать лучших – тех, кто не запятнал себя. Я, несмотря на закон о люстрации, оставил бы таких. Именно профессионалы должны передать знания новому поколению людей, набранных на улице и еще не испорченных системой, но не имеющих необходимых навыков и опыта. Значит,. им придется учиться по “ходу” работы на собственных ошибках. А ошибка следователя или оперативника часто стоит жизни человека.

Источник: Гордон

Короткий URL: http://alter-idea.info/?p=9676

Добавил: Дата: Дек 15 2015. Рубрика: Блог-пост. Вы можете перейти к обсуждениям записи RSS 2.0. Все комментарии и пинги в настоящее время запрещены.
Loading...
Загрузка...

Комментарии недоступны




Загрузка...






Карта сайта
Войти | Дизайн от Gabfire themes