Невозвращенцы или за что судят украинских политзаключенных в России

Завтра донецкий городской суд Ростовской области вынесет приговор Надежде Савченко. Казалось бы, всем уже очевидно, что вердикт «путинской тройки» будет положительным, а украинскую летчице, как и планировалось, дадут 23 года. Однако, на наш взгляд, как раз в этом моменте существуют два обстоятельства, которые позволяют усомниться в таком приговоре. Точнее говоря, события могут развиваться по двум сценариям.
Сценарий первый – Савченко получает свои «законные» 23 года, вследствие чего – сухая голодовка, усиленные переговоры по ее освобождению, но без видимого результата. Причина лежит в неадекватности обмена, предлагаемого россиянами, — Савченко в обмен на транспортный коридор в Крым или «особый статус» Донбасса, включая проведение выборов на оккупированных территориях и амнистию российских оккупантов. Украина на такие шаги не пойдет, а Путину в виду его санкционной неприкасаемости, — никто ведь не заблокирует его счета и не арестует собственность! – терять, да и приобретать нечего. К тому же смерть Савченко, как это цинично не звучит, только на руку кремлевскому диктатору. ЕС расколота, в лучшем случае мы услышим про «глубокую озабоченность», а Киев разрывать дипломатические отношения с Москвой очередной раз побоится. Зато ВВП, приговоривший «украинского карателя», восстановит свой 90-процентный рейтинг и попутно – создаст необходимые предпосылки для дальнейшей силовой и репрессивной мобилизации собственной страны, лишний раз продемонстрировав неспособность государства Украина защищать и свои интересы, и своих граждан.
Сценарий второй – суд признает, что для вынесения обвинительного приговора собранных улик недостаточно, поэтому все собранные материалы будут отправлены на дорасследование. Конечно, такой сценарий маловероятен, однако если это произойдет, тогда мы сможем с уверенностью констатировать: торги продолжаются, и весь вопрос в цене, которую Порошенко готов заплатить. И в этом как раз заключается моральное и политическое превосходство украинской обвиняемой перед украинским президентом. Савченко готова пожертвовать собой, но не интересами родной страны. Тогда как украинский президент, превративший Украину в «Рошен», во всем видит предмет коммерческих переговоров. И вот как раз в этом заключается главная трагедия. Это у Савченко за спиной то, что мы называем Украина. В то время как за спиной Порошенко – коррупционные и бизнесовые связи с российской элитой. Думается, исход дела в этом контексте очевиден и обсуждению не подлежит.
Теперь представим, что чудо все-таки произошло и Савченко вернулась в Украину. Напомним также, что она является первым номером в списке «Батькивщиныы» и депутатом Советы Европы с фактически дипломатическим паспортом. Итак: учитывая моральный авторитет в Украине, под вопросом оказываются все существующие и планируемые «договорняки» украинской власти с российским режимом; под вопросом лидерство Тимошенко и как оппозиционного политика, и бессменного руководителя старейшей парламентской партии; под вопросом и коррупционные связи между правящими кланами, — вряд ли кто-то осмелится выступать открыто и против «национальной героини». Так что в невозвращении Савченко заинтересован весь политический класс, а не только президент Украины.
Относительно других политических заключенных Кремля, не смотря на обреченность ввиду преступной бездеятельности украинского политикума, также ситуация также выглядит неоднозначной. Во-первых, почему о них начинают вспоминать только сейчас, когда по меньшей мере пятеро из них уже отбывают срок, а остальных вот-вот осудят? Во-вторых, неясность с гражданством осужденных. По сути, молчание по тому же делу Сенцова-Кольченко демонстрирует, что Киев нефомально признал их российское гражданство, а значит и неукраинскость Крыма. Понятно, что Савченко стала иконой украинской идентичности, но, пусть меня простят, все это попахивает откровеннейшим пиаром, при чем не очень чистоплотным. Почему остальных политзаключенных нельзя было также «раскрутить», придать им депутатский статус и, по крайней мере, затягивать процесс, чтобы придать российским судилищам публичный общемировой статус. Почему только Савченко?
Возможно, дело в характере Надежды, но тогда есь этот донецкий процесс – заслуга лично ее, и Украина здесь ни при чем. А, возможно, причина кроется и в мотивации Путина, российской стороны в целом. Ведь за что судят Савченко? За убийство журналистов? Нет. Если б не ее позиция, ее отношение к суду и моральное давление на кремлевскую репрессивную машину, приговор вынесли тихо и о ее местонахождении никто бы и не знал, как сейчас никто не знает, где находится Сенцов. То есть вся проблема в ее идеологической позиции, стремлении продемонстрировать своей жертвой ордынский характер российского государства. Проще говоря, ее судят как бандеровку, бандеровщину. А учитывая, что, по московской логике, проукраинских взглядов не может быть – это укронацисты, пособник Бандеры, «каратели» и т.д., — то получается, что в лице Савченко Россия судит Украину за ее нежелание быть частью «русского мира». Ну и проевропейскую позицию, конечно.
Аналогичная логика подведена и по отношению к другим узникам. Того же Сенцова, Кольченко, Черния судят за Майдан, противление власти и «преступления» против коррумпированной элиты. Смириться и покориться, — вот главный посыл, адресованный «крымским террористам». Чтоб остальные не протестовали, не занимались политикой, а были покорны «судьбе». Это не просто суд над Майданом как таковым, это суд над украинской ментальностью, — ведь этих людей вряд ли можно назвать «укронацистами», хотя они украинцы по своему духу и призванию.
В лице Николая Карпюка и Станислава Клыха судят «Правый Сектор», который, кстати говоря, уже не играет особой роли в украинской политике. Но это неважно – важно продемонстрировать российским гражданам «воинствующий» характер украинства, симулятивность права называться «цивилизованным народом»», которого, судя по путинской нацистской риторике, не существует.
Дело Сергея Литвинова также очевидно, его судят за «украинский Луганск» и украинский Донбасс в целом. Не может быть украинского Донбасса! Точка.
Многочисленные дела против татар понятны, о них сказано достаточно много и добавить тут нечего. В указанной логике это суд за собственное мнение и историческую память. В которой нет места для «русского мира».
Желает ли украинское государство освобождения всех заложников? Вряд ли. Но ведь за два года, прошедшие после Революции Достоинства, мы научились давить на власть. А нам стоит помнить о всех незаконно осужденных и о тех, кому еще не вынесен приговор.

Короткий URL: http://alter-idea.info/?p=11559

Добавил: Дата: Мар 21 2016. Рубрика: Блог-пост. Вы можете перейти к обсуждениям записи RSS 2.0. Все комментарии и пинги в настоящее время запрещены.
Loading...
...

Комментарии недоступны

Загрузка...
Яндекс.Метрика Карта сайта
| Дизайн от Gabfire themes