Освободительные войны коряков против Московского ига

Со времен наемника Ермака, Московское царство не жалея сил, огнем и мечем покоряло сибирские просторы, движимое банальной алчностью. Именно жажда наживы предопределила стратегию колонизаторов из Московии: захват заложников (аманатов) с целью рэкета (ясака).



Ограбление природных богатств Сибири, и народов её населяющих, давало колоссальную прибыль в казну Московии. Такую же, как в наше время, даёт России всё та же Сибирь, только уже не пушниной, а нефтью и газом. Для сравнения: на исходе XVII века  дом элитного класса в Москве стоил 10 рублей серебром. Приблизительно таким же было жалование солдата армии Петра І: 11 рублей в год плюс питание и обмундирование. Пуд муки (16 кг) стоил копеек 15, а железный топор – 30.

В Западной Европе шкурка соболя с серебристым отливом стоила около 5 серебряных рублей. В Томском уезде, в середине XVII столетия, в год казна получала около трёх тысяч собольих шкурок, или их эквивалентов, ибо ясак платили 530 “самоедов” и 2 485 тюрок (Емельянов Н. Ф. Заселение русскими Среднего Приобъя в феодальную эпоху. Томск: 1981. – с.37). По нынешним меркам вроде бы не большой доход — около полторы сотни тысяч рублей при реализации в европейских странах.

Но если припомнить, что при Иване Грозном весь государственный бюджет не превышал одного миллиона рублей, то не так уже и мало. При царе Алексее Михайловиче, в 1660 году, доходы Московского царства составляли 1 млн. 311 тыс. руб., из них половина (660 тысяч рублей) поступили из Сибири (Обручев В. А. От Кяхты до Кульджи. Путешествие в Центральную Азию и Китай. М.: 1950. – с. 80).

В 1651 году небольшой, возглавляемый казачьим десятником и холопом государевым Мишкой Стадухиным, отряд московских авантюристов, именуемых почему-то «первопроходцами», двинулся  на юг от реки Анадырь, и достиг реки Пенжина. В поисках ясака московиты «первыми прошли» (именно таков смысл слова «первопроходцы») в земли с незапамятных времен заселенные народом, называвшим себя лигыуямтавылян, в переводе – «настоящие люди». Основным занятием этого северного народа было оленеводство, за что соседний народ юкагиров называл их «хораки» – «олени». Московиты произносили это название на свой лад – «коряки».

В челобитной на имя государево, в 1659 году, Мишка Стадухин, в отчете о своем пребывании среди коряков с 1651 по 1657 годы, отмечал, что с этого народа можно собирать изрядный ясак пушниной, «рыбьим зубом» (моржовой костью) и даже речным жемчугом. Но сам Мишка (так он именует себя в челобитной) за малым числомрэкетиров «первопроходцев» не смог ограбить коряков взять ясак.

Жажда наживы привела в движение неповоротливый механизм царской бюрократии. В 1670 году сподвижник Мишки Стадухина – Ванька Ермолин, двинулся во главе отряда доблестных «первопроходцев» вооруженных «огненным боем» (огнестрельным оружием) объясачивать коряков, имевших вооружение на уровне каменного века. Полсотни завоевателей мечтали о грудах речного жемчуга, но… никто из них живым в Московию не вернулся.

Воинское искусство коряков

Коряки не были знакомы с металлом. Все инструменты и оружие они изготовляли из камня, кости и дерева. Кочевые роды коряков занимавшихся оленеводством назывались «чавучу» (богатые оленями). Роды, жившие оседло («нымылгын» – поселяне) специализировались на охоте и рыбной ловле.

Читайте также:  Ультрамодный дизайн очков от Дмитрия Самаля

Для боя на дальних дистанциях корякские воины использовали луки и стрелы с костяными наконечниками, а также «чауты» (арканы). В рукопашном противостоянии применялись алебарды, где вместо металлической секиры использовались остро отточенные клыки моржа закрепленные  на вершине, а также под прямым углом к рукояти. Кроме того воин имел несколько мечей изготовленных из роговых пластин  («китового уса») длинною в несколько десятков сантиметров.

Корякских воинов защищал пластинчатый панцирь изготовленный из моржовых клыков. Деревянные или обтянутые кожей щиты крепились на спине: руки воина должны были оставаться свободными, а тыл – надежно защищенным.

Коряки alter udea

Такое оружие сильно уступало стальным саблям, алебардам, пищалям, пушкам да доспехам московских агрессоров. Но любовь к родной земле и стремление к свободе помогала корякам одерживать победы над врагом вооруженным более совершенным оружием.

Московии нужен ясак!

Весной 1697 года в земли коряков направился новый отряд завоевателей. Во главе 120 воинов (половина из них казаки, другая половина – юкагиры) стоял казачий пятидесятник Владимир Атласов. В ходе боев с коряками искателям ясака удалось разгромить четыре корякских острожка (укрепленных поселения) и «коряк многих» побить. Летом 1700 года Атласов прибыл в Якутск, оставив в землях коряков два отряда для сбора ясака.

Вскоре обе группировки были полностью уничтожены. Отряд Луки Морозко (около 20 человек) нашел свой конец на реке Тигиль. Захватчики под командованием Потапа Севрюкова (15 казаков и 13 юкагиров) были обезврежены у реки Палана.

В 1705 году камчадалы уничтожили Верхнекамский острог. На западном побережье Камчатки был разгромлен отряд захватчиков, и убит его командир – «сын боярский» Федор Протопопов. На восточном берегу коряки возглавляемые Левкой Танханмревым нейтрализовали группу Федора Шелковникова, уничтожив 13 из 15 казаков. Для тех мест это были довольно значительные сражения.

Для подавления освободительного движения коренных народов Севера Москва в 1706 году направила приказчика Владимира Атласова, снабдив его воинство двумя пушками, а также разрешением казнить и миловать по собственному усмотрению. Действия  царского приказчика вызвали недовольство местного казачества. В 1711 году в Нижнекамчатске казаки убили Атласова.

Царское правительство не собиралось отказываться от порабощения народов Камчатки. Петр І вел войну со Швецией. Это требовало колоссальных средств, одним из источников которых был пушной ясак. Проблема заключалась в том, что коряки-оленеводы пушным промыслом не занимались. Да и для «нымылгын» (оседлых охотников) добыча соболей была делом непростым.

Соболь весьма осторожный зверь, близко к себе не подпускает, поэтому стрелять в него следует издалека. Кроме того, важно не испортить шкурку, поэтому охотились либо стрелами с тупыми наконечниками (в таких случаях нужно было оглушить зверька), либо поражать с огромного расстояния прямо в глаз. Даже самые опытные охотники-лучники могли добыть за сезон максимум пять соболей. Учитывая, что ясачной податью облагались все совершеннолетние мужчины рода (племени) выходит, что самый опытный и умелый охотник был принужден работать только на выплату царского налога. Охота на зверей с менее ценным мехом проблему не решала, ведь неизвестно, что легче: поймать сто белок или одного соболя. Если учесть придирчивость сборщиков ясака к качеству меха, то становится понятным, как  сильно сказывался ясак на уровне жизни порабощенных Москвой народов Севера.

Читайте также:  Как выбирали Хана в эпоху Золотой Орды

Чтобы принудить коряков платить ясак использовались обычные для московитов приемы: захват заложников и карательные экспедиции.

В начале 1708 года снаряжается воинская экспедиция из сотни московитов и нескольких сотен юкагиров. Каратели громили острожки коряков, но вскоре столкнулись с неприятной неожиданностью. Коряки научились использовать трофейные ружья: князь Алгаул защищая свой острог, убил девять служилых людей, при штурме соседнего острожка погибло еще четверо московитов. Понимание того, что вместо соболей оккупантов ждут пули, вынудило московское воинство вернуться восвояси. Российская воинская доблесть заканчивается там, где наталкивается на достойный отпор.

Правда уже в конце того же года московские агрессоры снова отправились за ясаком. Вел их «сын боярский» Петр Чириков. Защищая родную землю, коряки убили 8 и ранили 20 захватчиков. Отряд Чирикова попал в окружение и с боями вырвался из него лишь спустя два месяца.

В отместку царское правительство снарядило карательную экспедицию во главе с Ефимом Петровым. Каратели столкнулись с ожесточенным сопротивлением, которое подавляли с еще большей жестокостью. Так во время штурма Чендонского острога по приказу Петрова подожгли юрты, что стало причиной гибели трехсот воинов-коряков. При взятии Каменного и Косухина острогов агрессорами было убито свыше полусотни защитников родной земли. Не щадили так же стариков, женщин и детей.

Осада «Большого посада»

  16 января 1713 года воевода Анадырского острога Афанасий Петров получил от царя Петра І требование разгромить и покорить все немирные народы Севера. Подготовка к походу заняла год. Войско московитов усилили отрядами юкагиров, эвенов, и даже коряков живших на реке Анадырь. Последние сильно страдали от набегов воинственных чукчей, и поэтому согласились покориться московскому царю в обмен на защиту от чукотских бойцов.

20 февраля 1714 года армия Петрова подошла к «Большому посаду» – огромному, для тех мест городу, с населением в несколько тысяч человек. Этот «Большой алюторский острог» был расположен на мысе Берингова моря, где соединяются Камчатский полуостров и материк. По размерам «Большой посад» намного превосходил крупнейший сибирский город московитов – Якутск.

Посад имел мощную систему обороны: высокие насыпные валы с деревянными частоколами и башнями. Его защищали 700 воинов во главе со старейшиной Кымманяку. Коряки имели пару десятков ружей и боекомплекты к ним.

Войско Петрова имело одну пушку, но не имело ручных и пушечных бомб (ядер начиненных порохом) – из-за огромного расстояния они находились еще на пути к «Большому посаду».  Без артподготовки царские вояки штурмовать острог не решились. Поэтому был разработан иной план захвата «Большого посада». Московиты вырубили всю растительность в округе. Из бревен и снопов травы сооружалось окружавшее «Большой посад» кольцо валов. Валы постоянно продвигались все ближе к твердыне коряков, чтобы подойдя вплотную к стенам дать возможность осаждающим сжечь острог.

Коряки разгадали замысел захватчиков. Совершив вылазку, они сожгли вал из растений, и даже застрелили из ружья единственного пушкаря оккупантов.

Читайте также:  Литографии древнеегипетской архитектуры

Тогда Афанасий Петров решил сменить тактику. «Большой посад» был взят в осаду, его решили взять измором: осажденные не имели возможности пополнять съестные припасы, в то время как осаждающие имели в своем распоряжении стада оленей. Их поставляли коряки, жившие в окрестностях «Большого посада»: так они откупались от террора царских войск.

С целью предотвращения возможных вылазок осажденных войско «скрепоносцев» создало систему сигнализации. Вокруг всего «Большого посада» были натянуты рыбацкие сети, на которые прикрепили колокольчики. Как только корякские воины пытались совершить вылазку, они задевали сети, и бубенцы оповещали об этом московитов.

Летом 1714 года сложилась критическая ситуация как для осажденных, так и для осаждавших. Защитники «Большого посада» остались без продовольствия и воды, к тому же они не имели возможности восполнять воинские потери. Боеспособных воинов оставалось не более трех сотен. И это против вчетверо превосходящих сил противника! Но у московитов так же заканчивался провиант и порох.

В июле того же года, Петров получил долгожданное подкрепление: прибыл обоз вьючных оленей с бомбами. Оленей съели, а бомбы полетели в непокорных коряков.

6 августа начался штурм. Внешние стены «Большого посада» были взяты практически без сопротивления. Коряки соорудили в центре острога укрепление из лодок. Прикрываясь щитами от стрел защитников посада, московиты приблизились к баррикадам и закидали их бомбами. Погибли все корякские воины, оккупанты в тот день потеряли пять «служилых» да троих юкагиров.

В двадцати верстах от разрушенного города коряков Афанасий Петров построил острог Новоархангельский, где оставил гарнизон из полусотни казаков.

Поражение воинов «Большого посада» дало возможность Петрову собрать огромный ясак:  5641 соболиная, 772 лисьих и 137 каланьих шкурок, общей стоимостью более 100 тысяч рублей – большая, по тем временам, сумма. Правда, воспользоваться награбленным не удалось ни Петрову, ни Петру І. Обоз с пушниной был ограблен сопровождавшими его юкагирами, сам Петров убит вместе с 20 казаками конвоя.

  Острог Новоархангельский был разрушен весной 1716 года коряками, которые ранее не поддержали защитников «Большого посада». 35 казаков оборонявших острог спаслись бегством.

Последнее бои освободительной войны коряков

26 февраля 1732 года отряд капитана Дмитрия Павлуцкого осадил, а 25 марта захватил корякский острог на реке Парень. Было убито 200 и взято в плен 25 коряков.

Около 80 корякских воинов во главе с нойоном Ваяном 12 августа 1733 года атаковали Алюторскую крепость. Было уничтожено 18 оккупантов, крепость взята в осаду. 4 сентября 40 казаков гарнизона спаслись бегством, коряки сожгли крепость.

В феврале 1737 года коряки уничтожили 5 российских солдат на реке Эгачи.

Очевидно, что с падением «Большого посада» сопротивление коряков агрессии Московского царства пошло на спад. Важной причиной этого были нападения чукчей, главной целью которых был захват оленей. Не будучи в состоянии вести борьбу сразу на двух фронтах, большинство корякских родов приняли московское подданство и согласились на выплату ясака, получив взамен помощь в защите от воинственных чукчей. Помощь эта была не очень эффективной – победить чукчей московиты смогли лишь в ХХ веке. Но это совсем другая история.

Короткий URL: http://alter-idea.info/?p=40123

Добавил: Дата: Фев 20 2019. Рубрика: Культпросвет. Вы можете перейти к обсуждениям записи RSS 2.0. Все комментарии и пинги в настоящее время запрещены.
...

Комментарии недоступны

Подпишись на наш youtube канал!







Погода