От города к smart city: прощание со Средневековьем

Классический город, с его офисным центром, четко разграниченными районами и кварталами, рекреационными зонами в специально отведенных для этого местах, рабочими кварталами и промышленными парками, постепенно исчезает. Собственно говоря, исчезает не сам город как таковой, а социальная и инфраструктурная модель того, что принято называть bourge, буржуазность. В прошлое уходит такие привычные за последние 250-300 лет понятия, как «место работы», «оплата труда», «наемный труд», а вместе с тем и «место жительства», «промышленная инфраструктура», «социальная адаптация». Город перестает быть буржуазным, – и в этом главный парадокс того, что принято называть smart city.

В чем заключалась промышленная революция конца 18 века? Город стал сосредоточением науки, технологического прогресса и индустриального развития. Сельское хозяйство из приоритетной отрасли экономики превратилась во вспомогательный элемент, необходимый гаджет открытого bourge, потерявшего крепостные стены, отгораживающие его от остального мира. И, наконец, это смена стиля жизни – религиозно-мистическое отношение к миру сменилось принципом научно-позитивистского конструирования социальной реальности.

индустриальный город

Отсюда и восприятие города как условной когнитивной проекции, математической модели с ее четкими пространственными определениями, экономической и социальной специализацией, подвижной, но в то же время элитарной управленческой модели, по своему сохранившей отголоски феодализма. Только место синьоров и вассалов заняли топ-менеджеры, мэры и лоббисты, связанные воедино общими финансовыми и инвестиционными интересами.

huawei smart city

Цифровая эпоха, в свою очередь, разрушает все привычные социальные и ролевые стандарты. Теперь неважно, где ты живешь и работаешь. Неважно, в каком кругу общаешься и с кем ведешь бизнес. Даже неважно, сколько ты заработаешь – ибо привязанность к определенному месту как пространству заработка теряет свой изначальный смысл. Главное сейчас – какой продукт ты предлагаешь и на сколько он эффективен для упрощения структуры социального бытия. Рынок, формируемый требованиями поиска рынка, тоже исчезает. Не ты ищешь покупателя, а социальная среда адаптирует твое изобретение. И если оно приживается, то мгновенно – в онлайн-режиме – вплетается в социальную ткань общества, становится его частью.

Пространство, социальные роли, профессиональные практики и время уходят в прошлое. Постоянные перемены – драйв, порождающий прогресс и ощущение социальной значимости. Любой бизнес сейчас – не столько средство заработка, сколько социальный проект, объединяющий разрозненные интересы в общий конгломерат ради решения совместных проблем.

В этом отношении город как smart city задает новые социальные нарративы, к которым необходимо стремиться. С исчезновением буржуазного пространства возникает необходимость адаптации среды обитания к требованиям комфортной жизни. Свобода перестает быть политическим или экономическим приобретением, она трансформируется в стратегию и практику самореализацию. Буржуазная эпоха прощается, а вместе с ней – уходит в прошлое и политическая семантика старого мира.

И, скорее всего город, как ранее село, превратится в еще один дополнительный гаджет будущей цифровой эпохи. А мы будем жить там, где нам комфортно и удобно. Без стремления как-то классифицировать свое местопребывания. Цифровые технологии убивают последние остатки Средневековья, из которого мы еще не полностью вышли.

И это нужно понять, чтобы продолжать двигаться вперед.

Короткий URL: http://alter-idea.info/?p=19433

Добавил: Дата: Фев 26 2017. Рубрика: Города smart. Вы можете перейти к обсуждениям записи RSS 2.0. Все комментарии и пинги в настоящее время запрещены.
Loading...
Загрузка...

Комментарии недоступны

Загрузка...
Карта сайта
Войти | Дизайн от Gabfire themes