«Пенсионная экономика» в Прибалтике

Термин «пенсионная экономика» как никакой другой характеризует реалии не только современного рынка труда, но и всей мировой экономики. Неблагоприятная демографическая ситуация в странах Балтии позволяют говорить о нежизнеспособности нынешней пенсионной системы для будущих пенсионеров. К низкой рождаемости следует добавить сильный отток трудоспособного населения на работу в другие более благополучные страны… Неблагоприятная демографическая ситуация и трудовая миграция являются основой пессимизма и недоверия населения, особенно молодежи, к государственной пенсионной системе…

Люди понимают, если к выходу на пенсию в стране не будет достаточного количества работающих, а число молодого населения будет сокращаться, решить вопрос о достойных пенсиях не удастся. Увеличение пенсионного возраста вряд ли поможет изменить ситуацию к лучшему. Старение населения на европейском континенте в целом и Латвии в частности ведет к увеличению демографической нагрузки. Доля старших возрастов в народном хозяйстве растет быстрее, чем приток молодых и средних, то есть лиц, находящихся в возрасте трудовой активности. Нарастающий из года в год иммиграционный поток также оказывает негативное влияние на качественный состав и численность трудовых ресурсов. Одним из выходов может стать парадоксальное решение снизить пенсионный возраст. С тем, чтобы освободить рабочие места для молодых людей, особенно остро ощущающих бремя безработицы и мотивировать их к участию в социальных программах и пенсионных фондах.

 

Введение

Первые государственные пенсии появились в Германии при «железном канцлере» Бисмарке в 1889 году и выплачивались по достижении 70-летнего возраста при средней продолжительности жизни в то время всего в 45 лет. В других развитых странах пенсионное обеспечение по старости стало появляться только в ХХ веке. Прошло чуть более 100 лет, и сегодня все чаще говорят о кризисе государственной пенсионной системы. Появился даже новый термин — «пенсионная экономика».

Термин «пенсионная экономика» как никакой другой характеризует реалии не только современного рынка труда, но и всей мировой экономики. В «пенсионной» экономике рост заведомо слабый и не способен поддерживать полную занятость, так как она ориентирована не на рост, а на потребление, пишет Алексей Михайлов, эксперт Центра экономических и политических исследований ЭПИцентр[1]. Это один из новых принципов функционирования экономики, который еще не понят/не воспринят экономической наукой и практикой.

Мировая экономика стареет вместе с ростом продолжительности жизни населения, особенно характерной для развитых стран, а именно они и составляют основу мирового народного хозяйства. Многие исследования мирового уровня отмечают тенденцию старения населения и одновременно растущей безработицы. «Старение населения оказывает определяющее влияние на экономику. Многие тренды складываются, накапливаются и однажды дают кризис, который должен переключить принцип функционирования экономической системы», — считает А. Михайлов.

Эмпирическое исследование показывает, что это происходит, когда медианный возраст нации (половина населения старше этого возраста, половина моложе) составляет 35-40 лет. С постарением меняется запрос нации к экономике. Если «молодая» экономика готова трудиться и откладывать на будущее, то «старая» экономика склонна начинать тратить то, что было ранее отложено. Надо успеть воспользоваться тем, что было накоплено, пока еще есть здоровье. «Старая» экономика резко увеличивает свою склонность к потреблению.

Согласно «Докладу о мировом развитии за 2013 год» Всемирного банка, около 200 млн. человек в мире не могут найти работу, треть из них люди моложе 25 лет[2]. И в то же время во многих странах отодвигается возраст выхода на пенсию. Налицо противоречие, разрешение которого достойно Нобелевской премии по экономике.

Один из аргументов сторонников повышения пенсионного возраста — рост продолжительности жизни населения, связанный с улучшением медицинского обслуживания, пропагандой здорового образа жизни во всех его проявлениях. Действительно, многие люди в развитых странах дольше сохраняют работоспособность, готовы продолжать трудовую деятельность.

Другой аргумент лежит совсем в иной плоскости и связан с недостатком средств социального страхования для выплаты достойных пенсий из-за сокращения рождаемости и, соответственно, уменьшения доли работоспособного населения. Особенно остро это ощущается во многих государствах со слаборазвитой или переходной экономикой, а также там, где царствует теневая экономика.

Демографический кризис коснулся многих западных стран, в том числе развитых. Однако благодаря высокому уровню экономики в развитых странах, вопросы социального обеспечения в них не стоят так остро, как в новых европейских государствах. Но и старую Европу волнует, как обеспечить безбедную старость следующим поколениям.

Кстати, один из Нобелевских лауреатов по экономике Франко Модильяни в своей работе «Гипотеза сбережений в процессе жизненного цикла и межстрановые различия в коэффициентах сбережений», опубликованной еще в 1966 году, использовал теорию сбережений в их долговременном плане для тестирования альтернативных пенсионных программ. Модильяни показал, что нормы сбережений тесно связаны с темпом роста населения, так как этот темп влияет на соотношение людей в молодом возрасте и ушедших на пенсию и численности населения в наиболее работоспособном возрасте[3].

[1] Mikhailov, A. (2013). «Pensionnaja» ekonomika diktuet. Mikhailov, A. (2013). «Pension» economy dictates. On-line newspaper gazeta.ru. Retrieved: http://www.gazeta.ru/column/mikhailov/4911557.shtml. Access: 02.01.2013

[2] World Bank. 2012. World Development Report 2013 : Jobs. Washington, DC. © World Bank. Retrieved:

http://siteresources.worldbank.org/EXTNWDR2013/Resources/8258024-1320950747192/8260293-1322665883147/Overview_Russian.pdf

Access: 02.01.2013

[3]Modigliani, F. (1970). The life-cycle hypothesis and intercountry differences in the saving ratio in Eltis W. A., Scott M. FG., and Wolfe J. N., eds., Induction, growth, and trade:essays in honour of Sir Roy Harrod, Oxford. Oxford University Press, pp 197–225.

Демографический кризис в странах Балтии

Но мы сегодня будем говорить о том, что нам ближе — о Балтийских странах, которые особенно остро ощущают на себе демографический кризис. Демографы рисуют малопривлекательную перспективу, а некоторые даже предсказывают сроки ликвидации нации. «Если в ближайшие три-пять лет не будет достигнут «демографический рывок», ситуация грозит стать необратимой, так как очень скоро Латвия попадет в «демографическую яму» и резко уменьшится число женщин в фертильном возрасте», — говорит латвийский демограф Илмарс Межс[1]. И. Межс предполагает, что уже через поколение латышей станет меньше, чем эстонцев. Надеждой государства являются сейчас люди в возрасте 25-35 лет, не имеющие детей или имеющие одного ребенка. Если не мотивировать это поколение к созданию и увеличению семей, в 2050-2060 годы число иммигрантов в Латвии сравнится с численностью местного населения, а через 100 лет потомков местных жителей останется менее полумиллиона, полагает демограф. Что особенно беспокоит правящих политиков.

Среди Балтийских стран наиболее неблагоприятная демографическая ситуация в Латвии, где соотношение между пожилыми людьми (старше 65 лет) и работоспособными жителями (в возрасте от 15 до 64 лет) сейчас самое большое (28%). Демографические прогнозы говорят, что к 2040 году в Латвии это соотношение достигнет 43%. Однако прогнозы не менее тревожны для Литвы и Эстонии — показатель удельного веса иждивенцев в этих странах может достигнуть соответственно 42% и 40%.

Прогнозы латвийских демографов в середине первого десятилетия XXI века были гораздо оптимистичнее, чем оказалось на самом деле. Так, известный демограф, профессор Петерис Звидриньш в 2005 году прогнозировал, что к 2010-2015 годам население Латвии сократится с 2,32 млн. до 2,17-2,07 млн. человек, а к 2050 году — до 1,87 миллиона. Аналогичные прогнозы давали ООН, Евростат, ученые Латвийского университета, предсказывая к 2050 году сокращение населения Латвии до 1,6-1,7 млн. человек[2].

На самом деле уже перепись населения в 2011 году показала, что количество жителей в стране упало до 2 млн. и продолжает уменьшаться. Согласно исследованию Population Reference Bureau (США), проведенного в 200 странах, Латвия наряду с Тайванем отнесена к странам с самым низким коэффициентом рождаемости (1,1). В десятку стран с самой низкой рождаемость относятся также Сингапур, Босния-Герцеговина, Южная Корея, Венгрия (1,2) и Молдова, Польша, Румыния, Португалия (1,3). Самый высокий коэффициент рождаемости в Нигерии (7,1). По прогнозам исследователей до 2050 года население Латвии по сравнению с 2010 годом сократится на 19,8%, или до 1, 8 млн. жителей.5

Таблица 1. Население в странах Балтии, млн. чел.

 

Страна 2012 г. 2025 г. 2050 г.
Эстония 1,3 1,3 1,2
Латвия 2,0 1,9 1,6
Литва 3,2 3,0 2,7

* Оценка World population Data Sheet. 50 Years. 1962—2012. Population Reference Bureau.

По прогнозам П. Звидриньша, при общем сокращении населения Латвии продолжительность жизни будет расти, к 2050 году ожидается, что средний возраст женщин составит 82 года, а мужчин — 74 года. В тоже время, количество работоспособного населения к 2050 году сократится с 1,6 млн. в 2005 году до 1 млн. в 2050-м, а число жителей в возрасте 65+ возрастет с 381 до 493 тыс. человек. Удельный вес лиц пенсионного возраста увеличится с 16,5% в 2005 году до 26-29% в 2051-м.[3]

Согласно прогнозам издания «Demografija ir MES», в конце столетия жители Литвы 65 лет и старше могут составить 40% от всего населения (сейчас — около 18%). То есть, даже если рождаемость начнет улучшаться, старение жителей все равно будет продолжаться. И даже снижение миграции не даст роста населения в целом.[4]

К низкой рождаемости следует добавить сильный отток трудоспособного населения на работу в другие более благополучные страны. По оценкам Михаила Хазана из Латвийского университета, с 2000 года Латвию покинуло не менее 300 тыс. человек, и темпы миграции работоспособного населения сохраняются на том же уровне.[5] В недавнем исследовании Латвийского университета и Института исследований труда IZA (Германия) отмечается, что миграция внесла значительный вклад в снижение уровня безработицы в Латвии.[6] Это стало еще более заметно в 2010-2011 годах, когда прямое влияние миграции рабочей силы на уровень безработицы усилилось. То есть без возросшей миграции ситуация на рынке труда Латвии могла бы быть еще хуже.

Неблагоприятная демографическая ситуация и трудовая миграция являются основой пессимизма и недоверия населения, особенно молодежи, к государственной пенсионной системе. Благополучно обстоят дела с уплатой социального налога разве что в госучреждениях, на государственных предприятиях и в крупных зарубежных компаниях. Малый и средний бизнес наполовину работает «в тени». Люди понимают, если к выходу на пенсию в стране не будет достаточного количества работающих, а число молодого населения будет сокращаться, решить вопрос о достойных пенсиях не удастся. Увеличение пенсионного возраста вряд ли поможет изменить ситуацию к лучшему.

[1] Mezhs, I. (2011). Children – Latvian strategic capital. Kapitāls, 02.2011.

[2] World population Data Sheet. 50 Years. 1962—2012.(2012). Population Reference Bureau. Retrieved: http://www.prb.org/pdf12/2012-population-data-sheet_eng.pdf Access: 03.01.2013

[3] Peteris, Z. (2006) The prognose of Latvian residents number and age structure. Demographic trends of Latvia in 21st century. Commission of Strategic Analysis. Scientific research articles. Riga. Zinante, Volume.3(9), pp. 164.–187.

[4] Karalyunayte, U. (2013). Nakopit na dostojnuju starost ne poluchitsja. Karalyunayte, U. (2013) Save up for a worthy old age will not work. Retrieved: http://ru.delfi.lt/news/economy/nakopit-na-dostojnuyu-starost-ne-poluchitsya.d?id=61148709 Access: 15.04.2013

[5] Latvia. Human Development Report, 2010/2011. National identity, mobility and ability to function. (2011). Riga: Latvian University Faculty of Social and Political Research Institute, p.154

[6] Latvia. Human Development Report, 2010/2011. National identity, mobility and ability to function. (2011). Riga: Latvian University Faculty of Social and Political Research Institute, p.154

Пенсии и зарплаты в странах Балтии

Однако возраст выхода на пенсию увеличивается в большинстве цивилизованных стран. В Европе и США обычным стало выходить на пенсию в 65 лет, в некоторых странах для женщин чуть меньше. В развивающихся экономиках, России, Китае пенсионный возраст ниже — 55-60 лет. Кстати, недавно российский президент объявил, что пенсионный возраст в стране увеличиваться не будет. Чего не скажешь о бывших советских, а сегодня еэсовских Балтийских странах, идущих в этом вопросе за «старой» Европой. Еще недавно в Латвии мужчины и женщины на пенсию выходили в 62 года, постепенно сроки удлиняются до 65 лет. Эстонцы шутят: «У нас в Эстонии пенсия, как линия горизонта, чем ты к ней ближе, тем она все дальше и дальше».

Таблица 2. Пенсии и зарплаты в странах Балтии, 2014 г.

Показатели Эстония Латвия Литва
Средняя пенсия, EUR 350 279 240
Средняя зарплата, EUR 778 557 524
Минимальная зарплата, EUR 355 320 289
Средняя продолжительность жизни, лет 74,7 72,2 72,1
Пенсионный возраст, лет 65 65 62,5

Источник: составлено автором по данным Eurostat.

Оставляют желать большего и размеры пенсий в Балтийских странах. Для полноты картины пенсионного неблагополучия воспользуемся данными финансового обзора домашних хозяйств в странах Балтии, подготовленного специалистами банка SEB. Как оказалось, литовцы получают самые маленькие пенсии, а самая неблагоприятная демографическая ситуация сложилась в Латвии.

Средняя пенсия по возрасту в Литве в 2014 году составила 240 евро. В Латвии и Эстонии средняя пенсия по возрасту составляет соответственно 279 и 350 евро. А к примеру, в Латвии в 2012 году 53% пенсионеров получали пенсию 271-285 евро, а 24% — менее 214 евро. Заметим, что прожиточный минимум в стране составлял 247 евро, то есть три четверти пенсионеров живут на грани или за чертой бедности.

Размер пенсионных накоплений по отношению к вложениям в Эстонии увеличился с 25% в 2008 году до 37% в конце 2012 года, в Латвии — с 22 до 44%, и в Литве — с 15 до 25%. Накопления во втором пенсионном уровне намного выше, чем на третьем. Размер накопленных средств во втором пенсионном уровне на одного жителя составляет в Эстонии 1140 евро, в Латвии 720 евро и в Литве 498 евро. В Латвии накоплениями второго уровня охвачено 1,2 млн. человек, практически все налогоплательщики страны. В третий уровень вовлечено 18% всех налогоплательщиков.[1]

[1] Pavuk, O. (2013). Pensionnie fondi Latvii gotovi k perehodu na evro. Pavuk, O. (2013). Pension funds in Latvia are ready to adopt the euro. Baltic-Course.com. Retrieved: http://www.baltic-course.com/rus/_analytics/?doc=73292 Access: 15.04.2013

Показатели рынка труда в Латвии

Чтобы получить более полное представление о рынке труда в свете пенсионного обеспечения, приведем еще один пример. По данным Государственной статистики Латвии, количество пенсионеров в стране в первом полугодии 2015 года составляло 568 тыс. человек, в том числе пенсии по старости получали 473 тыс. человек, примерно столько же, сколько в 2014 году. Из данных таблицы 2 можно посчитать, что на каждого работающего сегодня приходится 1,8 пенсионера по старости, а ведь есть же еще инвалиды и прочие категории пенсионеров. Следует заметить, что почти половина пенсионеров (230 тыс. чел.) продолжают работать, главным образом потому, что средний размер пенсии составлял в 2014 году в стране 240 евро (в 2015-м – 270 евро), из которых надо вычесть 21% подоходного налога.

 Таблица 3. Некоторые показатели рынка труда в Латвии, тыс. чел.

Показатели 2012 2013 2014
Население, всего 2041,7 2003,4 1967,2
Экономически активное население 1030,7 1014,2 992,3
Занято в народном хозяйстве 875,6 893,9 884,6
Пенсионеры по старости 482,1 476,6 473,1

Источник: Составлено автором по csb.lv

Население Латвии стремительно сокращается, если в первый год независимости, в 1991 году в Латвии проживало более 2,6 млн. человек, то в 2014 году преодолена психологическая отметка – населения стало меньше 2 миллионов и тенденция спада продолжается. Eurostat прогнозирует, что к 2050 году население Латвии сократится до 1,45 млн. человек. С одной стороны, население стареет, по прогнозам демографов, средняя продолжительность жизни увеличится к 2050 году на 9 лет (сегодня она составляет 72,2 года [United Nations Development Programme. Life Expectancy Index 2014. http://hdr.undp.org/], и это один из самых низких показателей  в ЕС).  И это хорошо. После многолетнего снижения, немного начала расти рождаемость. И это тоже хорошо. С другой стороны, после открытия границ для рабочей силы в ЕС, наблюдается сильный отток населения за границу, в основном молодежи и людей среднего возраста. По оценке экономиста Михаила Хазана [Latvijas emigrantu kopienas: cerību diaspora. Latvijas emigrantu kopienas: cerību diaspora Zinātniskā redaktore Inta Mieriņa. LU. Rīga. 2015. 236. lpp.  (стр. 20) Emigrant Communities of Latvia: Diaspora of Hope Edited by Inta Mieriņa.], в результате международной эмиграции Латвия в 2000 – 2014 гг. потеряла 260 тыс. человек, оценка ЦСУ (246 тыс.).очень похожа на цифры ученого.  И тенденция буде сохраняться в последующие периоды. Тем самым можно ожидать сокращения в стране трудоспособного населения, которое обеспечивает социальный бюджет.

Старение населения на европейском континенте в целом и Латвии в частности ведет к увеличению демографической нагрузки. Доля старших возрастов в | народном хозяйстве растет быстрее, чем приток молодых и средних, то есть лиц, находящихся в возрасте трудовой активности. Нарастающий из года в год иммиграционный поток также оказывает негативное влияние на качественный состав и численность трудовых ресурсов.

Частные пенсионные фонды малопопулярны

Одним из выходов для Латвии могло бы стать парадоксальное решение снизить пенсионный возраст, дать возможность людям, если они не хотят или не могут работать, выходить на пенсию раньше. Весьма вероятно, что в скором времени придется отказываться от государственных пенсий для большинства трудоспособных работников, сохранив частные пенсионные фонды и взносы работодателей.

Однако частное пенсионное обеспечение в Латвии пока малопопулярно. На государственные пенсии из бюджета Латвии в 2014 году было израсходовано около 2 млрд. евро. В то же время капитал частных пенсионных фондов в 2014 году 280,7 млн. евро. А накопления индивидуальным участникам пенсионных планов составили 14,6 млн. евро, заметим, что в 2015 году накопления несколько снизились. В пенсионных планах 3-го уровня участвуют 235 тысяч участников (77% индивидуальных участников и 23% работников предприятий, за которых взносы платит работодатель). Этот показатель увеличивается с каждым годом, но темпы роста невелики.  Частные лица продолжают использовать частные пенсионные фонды как альтернативу другим видам финансовых инструментов.  В 2014 году в Латвии действовало 6 частных пенсионных фондов (5 открытых и 1 закрытый), предлагающих 18 разных пенсионных планов. [Pensiju fondu apskats. Komercbanku associācija. Riga. Nr. 12, 2014. ].

По мнению автора, повысить интерес к частным пенсионным фондам можно если органы государственного управления дадут возможность своим работникам создавать пенсионные накопления в качестве элемента дополнительной заработной платы. Действительно, работники в сфере государственного управления и самоуправлений являются наиболее стабильной частью занятых на рынке труда, а, следовательно, и потенциальными участниками частных пенсионных фондов. В целом же, по нашей оценке, в общественном секторе в Латвии работают около 35% всех занятых. К ним можно добавить работников государственных предприятий и предприятий с капиталом государства и самоуправлений, таких как Latvijas Dzelzceļš (11 тыс. чел.), Rīgas austrumu klīniska universitātes slimnīca (4,8), Latvenergo (1,4), Lattelecom (1,3), Latvijas meži (1,2), airBaltic (1,0) и др. (Данные Lursoft за 2013 г.) В тоже время большинство частных предприятий и их работники мало заинтересованы в пенсионных планах 3-го уровня. Тому есть несколько объяснений.

Первое. Проблема латвийского рынка труда состоит в том, что в стране только идет формирование среднего класса, который пока практически не вовлечен в накопительные пенсионные системы. Если же посмотреть на структуру латвийских предприятий в целом, то мы увидим, что малые и средние предприятия составляют 99,6% всех коммерческих структур.

Таблица 4. Деловая среда в Латвии, 2013 г.

Коммерческие структуры Количество/%
Экономически активные индивидуальные коммерсанты и коммерческие общества 93775
В том числе:  
микропредприятия 86,2%
малые предприятия 11,2%
средние предприятия 2,3%
Крупные предприятия 0,4%

Источник: Uzņēmējdarbības vide. Ekonomikas ministrija. Riga. 30.11.2015. /

По крайней мере на половине малых и средних предприятий занято от 2 до 5 работников. [Mikro un mazie uzņēmumi Latvijas ekonomikā ieņem aizvien nozīmīgāku lomu. Lursoft. Riga. 30.05.2013.]

Сделав несложные арифметические действия, мы подсчитали, что на них работает не менее 100 – 124 тыс. человек, в основном это работники микропредприятий и индивидуальные коммерсанты, за которых платится единый налог с оборота в размере 9%. Несмотря на то что работники микропредприятия включены в 1-й и 2-й пенсионные уровни и зарабатывают на свою старость, сумма, направляемая на социальные выплаты, в том числе и на пенсию, сравнительно невелика для того, чтобы создать серьезные накопления на свое обеспечение в будущем. Как известно, 1-й и 2-й пенсионные уровни способны обеспечить только 40% от зарплаты, поэтому будущие пенсии работников микропредприятия могут выглядеть намного «тоньше», чем у работников других предприятий, даже если их зарплаты одинаковы.

Другое объяснение лежит в плоскости теневой экономики, составляющей в Латвии 24% ВВП. В нашем случае речь идет о нелегальном вознаграждении за труд – так называемых «зарплатах в конвертах», по разным оценкам составляющей от 25 до 60% заработной платы работников частных предприятий. В Службе госдоходов считают, что зарплату в конвертах полностью или частично получает каждый третий работник. Эта ситуация длится на протяжении более двадцати лет, борьба с «конвертами» пока не увенчалась успехом. Естественно, этот фактор влияет на участие работников и предприятий в частных пенсионных фондах.

Но еще более важный вопрос – это вопрос доверия. Исследование банка SEB показало, что только 2,9% всех работающих рассчитывают на получение пенсии в будущем, при этом они отмечают, что о своей будущей пенсии знают мало и ничего не делают, чтобы изменить ситуацию, надеясь на чудо. Политика «страуса», прежде всего связана с отсутствием доверия к пенсионной системе в будущем. Только 35% уверены, что смогут обеспечить себе достойный доход в старости. И всего 18% жителей сказали, что делают накопления к старости, остальные 82% никаких накоплений не делают. [E. Rudzītis, S.Poriņa-Paksāne, A.Sauka. Pensometrs. SEB. Riga. Februāris 2015.]

Эксперты предполагают, что в долгосрочной перспективе, через пару десятков лет, человеку со средними доходами 1-й и 2-й пенсионный уровень обеспечит примерно 40% от его прежних трудовых доходов. Однако накопить на достойную старость вряд ли удастся. То есть все усилия по созданию традиционной трехуровневой пенсионной системы, по сути, разобьются о демографические и миграционные волны.

Из-за неблагоприятной демографической ситуации все чаще ведутся разговоры о нежизнеспособности нынешней пенсионной системы в Балтийских странах. Финансист Гирт Рунгайнис говорит о необходимости кардинальных изменений нынешней социальной системы и отказе от соцналога.[1] Доцент Вильнюсского университета Теодорас Медайскис также считает, что пенсии надо рассматривать шире. Если в стране мало работающих людей и много пенсионеров, налогов работающих не хватит на нормальные пенсии. Поэтому, для того чтобы достойно жить в старости, людям придется самим о себе позаботиться — дольше работать, позже уходить на пенсию, учиться всю жизнь.[2]

[1] Rungainis, G. (2012). Riga as the European regional center is the largest Latvian success. Kapitāls, 09/ 2012.

[2] Pavuk, O. (2013). Latvijskie uchenie osparivajut vivodi MVF po bezrabotice. Pavuk, O. (2013). Latvian scientists dispute the findings of the IMF unemployment. Baltic-Course.com. Retrieved: http://www.baltic-course.com/rus/_analytics/?doc=71225 Access: 01.03.2013

Новые тенденции на рынке труда

Но вернемся к мировому рынку труда, на котором все сильнее проявляется еще одна тенденция. Упомянутый доклад Всемирного банка говорит, что уже сегодня соотношения наемных работников и тех, кто занят в малом или семейном бизнесе, в мире примерно одинаково, соответственно 1,65 млрд. и 1,5 млрд. человек. И уход в малый бизнес будет продолжаться. Не случайно, в области экономики и социальных наук в десятку самых цитируемых научных работ в мире, согласно исследованию «Thomson Reuters Essential Science Indicators», входит тематика, связанная с деятельностью семейного бизнеса.[1]

Еще один тренд: повсеместная виртуализация экономики и изменение характера труда в пользу более квалифицированного требуют меньше работников во всех сферах народного хозяйства, где используется наемный труд.[2] За бортом оказываются множество неквалифицированных работников, тех, кого еще недавно называли гегемоном, движущей силой экономики. Безработица, рост которой еще недавно объясняли мировым кризисом, не снижается, оставаясь даже в развитых странах на уровне 10 и более процентов. На рынке труда все острее ощущается нехватка инженерных специальностей. В недавнем мировом топ-20 наиболее востребованных профессий, подготовленном аналитиками BBC, только одна (психолог) имеет отношение к гуманитариям. Инженеров, специалистов ИТ, медиков ждут в разных странах мира, обещая приличное вознаграждение за труд.[3]

Достаточно напомнить, что соотношение производственных отраслей и сферы услуг в мировой экономике давно уже изменилось в пользу последних и пропорция составляет 20 на 80.[12] Но тут же возникает проблема сбора социального налога с наемных работников и бизнеса, из которого и платятся государственные пенсии. Пополнению госказны не способствует и распространенная во многих странах такая форма предпринимательства, как микропредприятия, платящие всего один налог — с оборота. К примеру, в Латвии он составляет 9%, в Литве — 6% (в Эстонии такая форма отсутствует). Такие предприятия растут как грибы, давая возможность людям, выдавленным с рынка труда, зарабатывать на жизнь, что хорошо. Но обратная сторона медали — снижение взносов в систему государственного социального страхования — микропредприятия не могут покрыть расходы на соцстрахование своих работников.
В такой ситуации во многих странах, в том числе в Балтии, отчетливо проявляются, особенно среди молодежи, настроения бессмысленности платить социальный налог — мол, все равно ко времени выхода на пенсию система работать перестанет. Все чаще звучат призывы самим заниматься накоплениями на старость, в том числе через страховую систему или частные пенсионные фонды. Возможно, это выход из патовой ситуации. Но что делать с другими слоями населения, нуждающимися в социальной поддержке — инвалидами, сиротами, детьми из неполных семей… Вопросов больше, чем ответов.

И как решить глобальную проблему — занятости молодежи? Одним из выходов может стать парадоксальное решение снизить пенсионный возраст, дать возможность людям, если они не хотят или не могут работать, выходить на пенсию раньше. Весьма вероятно, придется отказываться от государственных пенсий для большинства трудоспособных работников, сохранив частные пенсионные фонды.

Одновременно надо проводить политику более раннего вовлечения в трудовую деятельность молодежи. Изменить школьную систему образования, сократив сроки обучения и введя в старших классах и колледжах профессиональную подготовку учащихся по наиболее востребованным в обществе профессиям. Поощрять совмещение учебы в вузах с работой. С тем чтобы молодежь как можно раньше встраивалась в рынок труда. Тем более что, как мы уже говорили, характер труда резко меняется, а значит рано или поздно придется коренным образом менять и систему образования.

Все больше профессий требует навыков работы с компьютерами и другой техникой, которая может появиться в будущем. Сегодня уже ясно, что обычное образование школа-вуз кануло в прошлое. В быстроменяющемся мире учиться придется на протяжении всей жизни. И выиграют те, кто имеет не одну, а несколько профессий или специальностей. Такой подход обязательно принесет свои плоды. Молодежь займет на рынке труда более весомую роль.

А что люди старшего поколения? Не стареющие и все дольше сохраняющие трудоспособность? Тем, кто захочет продолжать трудовую деятельность, надо дать возможность работать неполный рабочий день, возможно, перейдя на более легкую работу. Все большее распространение получат гибкие системы труда, в том числе семейные предприятия, где людям предпенсионного и пенсионного возраста всегда можно найти применение.

Введение всеобщего безусловного дохода с 2017 года для всех жителей в Финляднии, обсуждение этого нововведения в Германии, Швейцарии и Нидерландах также можно рассматривать как шаг к изменению социальной политики в европейских странах. [Kirschbaum E. If you were handed $1,100 a month, would you amount to anything? (2015) Los Angeles Times. Retrieved: http://www.latimes.com/world/europe/la-fg-germany-basic-income-20151227-story.html Access: 27.12.2015.].

Возрождение экономики без решения вопроса безработицы, напрямую связанного с немалыми проблемами старения общества, грозит новыми политическими и социальными взрывами. Обществу необходимо менять свое мышление, серьезно задумываясь о самоорганизации. Абстрактную концепцию солидарности поколений необходимо наполнить реальным, живым смыслом. Можно утверждать, что солидарность поколений проявляется в ситуации, когда, по словам известного антрополога Мэри Кетрин Бейтсон «люди думают о будущем в контексте грядущих поколений и ответственности за будущее, не ограниченное их собственным сроком жизни».[4]

Вопросы активного старения населения нашли отражение в качестве приоритетных в Седьмой рамочной программе ЕС (FP7), ставшей основным источником финансирования научных исследований и технологических разработок в Европе. Без социальных инноваций и коренного реформирования пенсионных систем невозможно адаптироваться к демографическим вызовам нового века.

[1] King, C., Pendlebury, D. A. (2013)Web of knowledge. Research fronts 2013. 100 Top-Ranked Specialties in Science and Social Science. Thomson Reuters. Retrieved: http://img.en25.com/Web/ThomsonReutersScience/1002571.pdf

Access: 03.01.2014

[2] Pavuk, O. (2011). Bitva za ljudskie resursi v Latvii vstupaet v novuju fazu. Pavuk, O. (2011).The battle for human resources in Latvia is entering a new phase. Baltic-Course.com. Retrieved: http://www.baltic-course.com/rus/opinion/?doc=40187 Access: 18.04.2011.

[3] 20 samih nuzhnif professij v mire. 20 most desired professions in the world. (2014). BBC Russia. Retrieved: http://www.bbc.co.uk/russian/business/2013/04/130326_wanted_migrants_clickable.shtml Access: 20.01.2014.

[4] Bateson, M. C. (2011). Composing a Further Life: The Age of Active Wisdom. Knopf Doubleday Publishing Group, p.272.

Литература:

  1. Bateson, M. C. (2011). Composing a Further Life: The Age of Active Wisdom. Knopf Doubleday Publishing Group. P.272.
  2. Modigliani, F. (1970). The life-cycle hypothesis and intercountry differences in the saving ratio in Eltis W. A., Scott M. FG., and Wolfe J. N., eds., Induction, growth, and trade: essays in honour of Sir Roy Harrod, Oxford. Oxford University Press, pp 197–225.
  3. King, C., Pendlebury, D. A. (2013)Web of knowledge. Research fronts 2013. 100 Top-Ranked Specialties in Science and Social Science. Thomson Reuters. P.32. Retrieved: http://img.en25.com/Web/ThomsonReutersScience/1002571.pdf Access: 03.01.2014.
  4. Znotins I. (2006) The prognoses of Latvian residents number and age structure. Demographic trends of Latvia in 21st century. Commission of Strategic Analysis. Scientific research articles. Riga. Zinante, Volume.3(9), pp. 164.–187.
  5. Latvia. Human Development Report, 2010/2011. National identity, mobility and ability to function. (2011). Riga: Latvian University Faculty of Social and Political Research Institute, p.154.
  6. Latvijas emigrantu kopienas: cerību diaspora. Zinātniskā redaktore I. Mieriņa.  (2015) Latvian emigrant communities: hope diaspora. Scientific editor I. Mieriņa. LU. Rīga. 236. lpp.
  7. United Nations Development Programme. Life Expectancy Index 2014. Retrieved:http://hdr.undp.org/
  8. Pensiju fondu apskats. Komercbanku associācija. (2014) Pension fund overview. Association of Commercial Banks. Riga. Nr. 12, Retrieved:  http://lka.org.lv/lv/pdf/PFA_2014_gads_4_cet.pdf]
  9. Uzņēmējdarbības vide. Ekonomikas ministrija. (2015) Business environment. Ministry of Economics.  Riga. Retrieved: www.em.gov.lv/lv/nozares_politika/nacionala_industriala_politika/uznemejdarbibas_vide_/ Access: 30.11.2015.
  10. World Bank. 2012. World Development Report 2013 : Jobs. Washington, DC. © World Bank. Retrieved: http://siteresources.worldbank.org/EXTNWDR2013/Resources/8258024-1320950747192/8260293-1322665883147/Overview_Russian.pdf Access: 02.01.2013.
  11. World population Data Sheet. 50 Years. 1962—2012.(2012). Population Reference Bureau. Retrieved: http://www.prb.org/pdf12/2012-population-data-sheet_eng.pdf Access: 03.01.2013.
  12. Karalyunayte, U. (2013). Nakopit na dostojnuju starost ne poluchitsja. Karalyunayte, U. (2013) Save up for a worthy old age will not work. Retrieved: http://ru.delfi.lt/news/economy/nakopit-na-dostojnuyu-starost-ne-poluchitsya.d?id=61148709 Access: 15.04.2013.
  13. Kirschbaum E. If you were handed $1,100 a month, would you amount to anything? (2015) Los Angeles Times. Retrieved: http://www.latimes.com/world/europe/la-fg-germany-basic-income-20151227-story.html Access: 27.12.2015.
  14. Mezins I. (2011). Children – Latvian strategic capital. Kapitāls, 02.2011.
  15. Mikhailov, A. (2013). «Pensionnaja» ekonomika diktuet. Mikhailov, A. (2013). «Pension» economy dictates. On-line newspaper gazeta.ru. Retrieved:http://www.gazeta.ru/column/mikhailov/4911557.shtml. Access: 02.01.2013.
  16. Pavuk O. Retirement economy within the context of problems of demography and the labour market in the Baltic States. (2014) // Economic Science for Rural Development, No 36, Jelgava, LLU ESAF, 24-25 April. – P. 110-117. Indexed: AGRIS, EBSCO. Retrieved:http://llufb.llu.lv/conference/economic_science_rural/2014/ESRD_36_2014_Integrated_Sustainable.pdf.
  17. Pavuk O. (2013). Latvijskie uchenie osparivajut vivodi MVF po bezrabotice. Pavuk O. (2013). Latvian scientists dispute the findings of the IMF unemployment. Baltic-Course.com. Retrieved: http://www.baltic-course.com/rus/_analytics/?doc=71225 Access: 01.03.2013.
  18. Pavuk O. (2013). Pensionnie fondi Latvii gotovi k perehodu na evro. Pavuk O. (2013). Pension funds in Latvia are ready to adopt the euro. Baltic-Course.com. Retrieved: http://www.baltic-course.com/rus/_analytics/?doc=73292 Access: 15.04.2013.
  19. Pavuk O. (2011). Bitva za ljudskie resursi v Latvii vstupaet v novuju fazu. Pavuk O. (2011).The battle for human resources in Latvia is entering a new phase. Baltic-Course.com. Retrieved: http://www.baltic-course.com/rus/opinion/?doc=40187 Access: 18.04.2011.
  20. Rudzītis E., Poriņa-Paksāne S., Sauka A. Pensometrs. (2015) SEB. Riga. Februāris.Rungainis, G. (2012). Riga as the European regional center is the largest Latvian success. Kapitāls, 09/ 2012.
  21.  Mikro un mazie uzņēmumi Latvijas ekonomikā ieņem aizvien nozīmīgāku lomu. Micro and small enterprises in the Latvian economy plays an increasingly important role. (2013) Lursoft. Riga.
  1. Retrieved: http://blog.lursoft.lv/2013/05/30/lursoft-petijums-mikro-un-mazie-uznemumi-latvijas-ekonomika-ienem-aizvien-nozimigaku-lomu/ Access: 30.05.2013.
  2. 20 samih nuzhnif professij v mire. 20 most desired professions in the world. (2014). BBC Russia. Retrieved:http://www.bbc.co.uk/russian/business/2013/04/130326_wanted_migrants_clickable.shtml Access: 20.01.2014.
  3. OriginalOlga Pavuk, What Will Happen to Retirement Economy in the Baltic States? Advances in Economics and Business Vol. 4(8), pp. 381 – 387. DOI: 10.13189/aeb.2016.040801. P. 381 – 387.

Источник

Короткий URL: http://alter-idea.info/?p=18565

Добавил: Дата: Янв 20 2017. Рубрика: Госстрой. Вы можете перейти к обсуждениям записи RSS 2.0. Все комментарии и пинги в настоящее время запрещены.
Loading...
Загрузка...

Комментарии недоступны

Загрузка...
Карта сайта
Войти | Дизайн от Gabfire themes