Почему батальон “Кривбасс” объявили виновным в сдаче Дебальцево

 Бойцы “Кривбасса” свой батальон в шутку называют “котловым”. Он принял участие лишь в двух операциях, но дважды попадал в так называемые котлы. Первый раз – это штурм Иловайская летом 2014-м. Второй – это оборона Дебальцево зимой 2015-го
Эти две масштабные и трагические битвы уже стали частью военной истории. 
Крупный промышленный город Кривой Рог в Днепропетровской области с железорудным бассейном и самым большим в Европе металлургическим комбинатом традиционно не считалось проукраинским городом. Годами там власть удерживали коммунисты и “регионалы”, в которых голосовали гордые и трудолюбивые, но забитые местной властью и олигархами шахтеры и металлурги. После начала агрессии России и парада сепаратистских псевдо-референдумов в Крыму, Донецкой и Луганской областях захватнический Кремль надеялся, что Кривбасс в самом центре Украины тоже отделится. Логика реваншистских руководителей России была простая – как на Донбассе, так и в Кривбассе народ простой, поэтому шахтерская солидарность должна стимулировать сепаратизм среди криворожан и привести к созданию следующей псевдо-республики. Однако не тут, то было! В 2014-м мужчины Кривого Рога действительно взяли в руки оружие, но, как и все другие патриоты, встали на защиту Украины.
История 40-го началась в мае-июне 2014-го года, как батальона территориальной обороны “Кривбасс”, куда набрали почти 500 мобилизованных криворожан 2-й волны. Но вместо обороны своего региона, как их сначала уверяли, ребят одними из первых бросили на Донбасс в настоящий ад – на штурм захваченного вооруженными сепаратистами и российскими наемниками города Иловайск. В частности, в августе 2014-го бойцы “Кривбасса” заняли передовые позиции вокруг Иловайская. Там, находясь фактически в окружении, они сдерживали отряды сепаратистов от продвижения вглубь Украины.
“Наш батальон теробороны странным образом превратили в штурмовой. Мы участвовали в зачистках и боевых столкновениях по 10:00. Мою позицию 40-03 под Иловайск бомбили так, что, поверьте мне, это было так же, как в донецком аэропорту! »- Сказал телеканалу” Эспрессо “боец 40-го БТрО Денис Зикунов.
“Вокруг Иловайска нами было выставлено 4 опорных пункта, а именно у Грабского, Покровского, Зеленого, со стороны Троицко-Харцызска и на юг. Мы удерживали кольцо вокруг города с целью недопущения подхода подкреплений к сепаратистам и их бегства из города “, – объяснил ту операцию боец ​​из штаба 40-го БтрО Андрей Троян.
“Батальону была поставлена ​​задача взять Иловайск в кольцо и мы с ним справились. Овладев опорными пунктами вокруг города, мы по сути оказались между силами сепаратистов и сами попали в окружение. Затем командир батальона получил письменное распоряжение при взаимодействии с 51-й бригадой взять город штурмом. Однако во время боя 7-го августа мы показали, что Иловайск – это настоящий укрепленный район и просто так силами батальона теробороны его не возьмешь “, – вспомнил развитие событий бывший заместитель 40-го БтрО” Кривбасс “Юрий Синьковский.
Также БТрО не смог бы противостоять натиску регулярной русской армии. У бойцов 40-го батальона есть вопросы к высшего военного руководства – кто понесет ответственность за гибель в “Иловайскому котле” десятков мобилизованных криворожан, которым не удалось выйти из окружения? Бывший куратор 40-ки считает, что штурм Иловайская силами мобилизованных – это были не “хотелки добробатив”, а сознательное решение руководства Вооруженными Силами бросить их на верную смерть.
“У Иловайска в те дни я побывал волей случая. Возвращаясь оттуда, я нашел в одной разбитой машине документы Генштаба по операции по Иловайске. Половину из них я передал в центральный аппарат Военной прокуратуры, которая ведет расследование тех трагических событий. Вот приказ, датированный 5-м августа 2014, о том, что 40-й БтрО должен взять город и выбить оттуда террористов. То есть, упреки, что это были так называемые “хотелки добробатив” и самодеятельность командиров, не соответствуют действительности. И операция была спланирована Генштабом и руководством АТО, а ее трагический результат мы все знаем “, – рассказал куратор 40-го БтрО криворожец Николай Колесник.
К началу необъявленной войны с Россией Украина не имела таких воинских подразделений, как батальоны теробороны. Армия была в упадке, и, поэтому, чтобы хоть как-то организовать мобилизованных и усилить отпор агрессору, в апреле 2014-го пришлось формировать БТрО во всех областях Украины. Военные эксперты говорят, что это было обусловлено тем, что люди из одного региона могут лучше объясниться и провести боевое слаживание.
“Я бы не рассматривал концепцию теробороны только в контексте принадлежности подразделения к определенной территории, как элемент защиты только одной территориальной громады. Сама по себе система теробороны – это глибокоешелована оборона государства. То есть государство – на первом месте! В критической ситуации лета 2014-го года нужно было создавать группировки на восточном направлении, и поэтому было принято военно-политическое решение направить БтрО на Восток, чтобы укрепить оборону “, – заявил бывший заместитель министра обороны Украины в 2014 году адмирал Игорь Кабаненко.
После летней кампании 2014 года, и в частности, расстрела под Иловайск, где 40-й батальон “Кривбасс” потерял по меньшей мере 29 бойцов погибшими, подразделение вернулся на ротацию домой в Кривой Рог. Через значительные потери в живой силе и технике его хотели расформировать, но впоследствии Генштаб принял решение доукомплектовать мобилизованными 3-й волны и переформатировать в 40-й отдельный мотопехотный в составе Вооруженных Сил. Следующая миссия подразделения стала не менее отважной и болезненной – в декабре 2014-го их бросили на оборону железнодорожного узла Дебальцево Донецкой области. Однако случилось так, что вину за просчеты при обороне Дебальцево, Генштаб попытался повесить именно на 40-й омпб, который и без того попал в свой “второй котел”.
“40-й батальон открыл проход к Дебальцево. Это факт. 107 бойцов сдались в плен, и ровно за 3 суток были нам переданы противоположной стороной, по их инициативе, без каких-либо условий. Это тоже факт. “, – заявил начальник Генерального штаба Вооруженных Сил Украины Виктор Муженко 29 августа 2015 году в интервью газете” Зеркало недели “.
Факт массового попадания в плен бойцов батальона в предпоследний день обороны Дебальцево действительно имел место. Противник захватил 93-х военнослужащих 40-го омпб. Но по словам самих мобилизованных – у них был приказ держаться. И они держались. А потом уже был приказ – сохранять жизнь личного состава при любых условиях. Стал плен криворожан тем критическим моментом Дебальцевской операции, который привел к потере плацдарма? Вряд ли! Линия обороны была неплотной и неешелонованою, а натиск врага был настолько безумным, что 2 опорных пункта 40-го омпб постепенно попали в полное окружение и с ними почти пропала связь.
“Когда мы стали на позиции в Дебальцево, нас было гораздо меньше, чем по штату – недоукомплектованный батальон. Не знаю кого винить в этом, но 350 наших бойцов заменили на позициях 700. Причем линия обороны, которую нам пришлось удерживать, была протяженностью в 12 километров. Удержать ее таким небольшим количеством людей – это солдатский героизм! »- Рассказал боец ​​40-го омбп Сергей Бондаренко.
Активные боевые действия начали разворачиваться в течение целого месяца примерно с 19-го января прошлого года. Мобилизованных 40-го омпб атаковали и расстреливали преимущественно подразделения регулярной российской армии.
“Нас атаковали в том числе российские морские пехотинцы. Мы их прозвали “пингвинами”, потому что они забавно выглядели в черной форме на заснеженном поле! Причем, подвергаясь отпор, они разбегались в разные стороны, и попасть можно было только у одного-двух “, – вспомнил боец ​​40-го омпб Виталий Козуб.
“Тогда прекратились хаотические обстрелы, зато они приобрели системный характер. Противник начал стрелять по нам из разных мест и разных артиллерийских систем – минометов, РСЗО “Град”, САУ – и странным образом попадал в одно место “, – поделился впечатлениями офицер 40-го омпб и руководитель опорного пункта” Зенит “Юрий Брехаря.
27 января враг бросил значительные силы в атаку на опорные пункты 40-го батальона под названием “Мойша” и “Изя”, но и эту атаку было отражено с большими потерями для противника. В криворожан появились первые погибшие и остро не хватало вооружений и боевой техники. Та, которая у них была, постепенно выходила из строя во время боевых столкновений.
“По документам у нас было 2 приданных танки на позициях, но один из них мог только ездить, а другой – не ездил, а только стрелял. Мы пытались перетащить этот танк на соседней пункт, чтобы отремонтировать. Но так случилось, что сепаратисты уже были в опасной близости и в конце концов его подвели “, – признался боец ​​40-го омпб Сергей Бондаренко.
31 января враг захватил город Углегорск на западе плацдарма и начал атаки на поселок Никишино. Оттуда солдаты 128-й бригады были вынуждены отступить в село Редкодуб. Так начала проваливаться оборона плацдарма и силы АТО один за другим стали терять населенные пункты. Далее в период со 2-го по 6-е февраля российско-террористические войска разбили опорный пункт 128-й бригады “Федор”, и таким образом базовый лагерь и штаб 40-го батальона оказались на непосредственный линии огня. Дыры в обороне позволяли врагу все активнее атаковать опорный пункт криворожан “Мойша”, ссылать диверсионные группы в Дебальцево и контролировать часть Чорнухиного. 8 февраля из поселка Вергулевка состоялась танковая атака на Новогригорьевка и опорный пункт криворожан “Зозо”. После этого завязался настоящий бой на опорнику криворожан “Зенит”. Атака была успешно отражена, а враг потерял 5 танков.
“У нас был” птурист “Сергей, лично уничтожил 4 танка противника. Насколько мне известно, во время Второй мировой войны за 2 уничтоженных танка бойцам давали звание Героя Советского Союза, а наш Сергей получил только орден “За мужество”, – поделился воспоминаниями Сергей Бондаренко, который был среди тех, кто оборонял опорный пункт “Зенит”.
9 февраля враг занял поселок Логвиново и перерезал единственную дорогу жизни “Артемовск – Дебальцево”. Чуть позже противник занял и соседнее село Нижнее Лозовое.
“В ночь на 9-е февраля мы на Урале отвезли боекомплект и продукты на один из опорников, и забрали оттуда раненых бойцов. Слава Богу, мы живыми проскочили засады, но на 40-45 минут были остановлены минометным обстрелом. Затем заместитель комбата по тыловому обеспечению Павел предложил, пока ночь и относительно тихо, вывезти раненых в Артемовск. Мы отправились туда из Дебальцево в 4 часов утра за считанные часы до перекрытия трассы. Уезжая по ней в 5 километрах к Луганского мы видели, как по нам уже били вражеские танки прямой наводкой. После доставки раненых в госпиталь в Артемовске, ребята на блокпосту возле Луганского уже не пустили нас назад к своим в Дебальцево, потому дорогу уже было перекрыто “, – вспомнил драматические события того дня бывший боец ​​40-го омпб Павел Лысенко.
11 февраля криворожане с 40-го батальона отбили атаки с Боржиковка на свою позицию “Кацо”. Одновременно активизировались и диверсионные группы сепаратистов в Дебальцево. 15 бойцов, которые были на позиции, под бешеным огнем были вынуждены отойти на позицию “Ромашка” на многоэтажке на окраине Дебальцево, где сидели корректировщик и связисты. Подкрепление с боекомплектом, лекарствами и продуктами к ним подойти уже физически не могло, поэтому эта группа криворожан оказалась в окружении.
“На” Ромашке “стоял наш батальонний радиоретранслятор. Его охраняли, а весь город уже горел от плотных бомбардировок. Противник просто бомбил жилые дома “, – вспоминает те события связист 40-го омпб Виталий Козуб.
15 февраля, когда согласно Минских договоренностей должно наступить перемирие, криворожане были вынуждены под огнем оставить разбомбленная позицию “Ромашка”. Из-за уничтожения ретранслятора исчез радиосвязь штаба 40-го батальона с разбросанными на 12 км позиции, постепенно оказываются в окружении. 17 февраля окружен со всех сторон опорный пункт “Мойша” попадает в плен, хотя часть его бойцов прорывается на соседнюю позицию “Изя”. Но и там отчаянно! Мобилизованным поступает приказ – сохранять жизнь. Они сдались, а следовательно количество пленных криворожан возросло до 93-х.
“Уход из Дебальцево – это было вообще ад! Мы отходили одними из последних утром и нас уверяли, что есть “коридор”. Действительно мы выходили в форме боя! Никто точно не знал дороги: одна колонна шла одним путем, другая – прокладывала другой “, – вспоминает свой выход бывший боец ​​40-го омпб Виталий Козуб.
С другой стороны старший лейтенант Юрий Брехаря вывел всех своих 50 бойцов живыми и невредимыми из опорного пункта “Зенит”.
“Наш опорный пункт вообще выходил пешком. Вся наша техника была уничтожена. Сам выход из Дебальцево был в известной степени легче, чем выход из Иловайского “котла”, потому что на этот раз мы выходили ночью и не попали под обстрел. Но подразделения, утром выходили на технике и попадали в засады – это по сравнению с выходом из Иловайска – потерь было намного меньше. Поэтому нельзя сравнивать выход из Иловайска и Дебальцево, ведь на этот раз противник НЕ выставил настоящие засады но не организовал линии обороны “, – заявил бывший боец ​​Сергей Бондаренко.
Захваченных “кривбассовцев” боевики отпустили через три дня. Кто виноват в том, что Украинский контингент в 2,5 тысячи был вынужден оставить Дебальцевский плацдарм – решать военной прокуратуре. Бойцы, которые держали там оборону – сделали все что было в их силах. И одни из тех, кто героически сражался с врагом, это мобилизованы 2-й и 3-й волн бойцы 40-го отдельного мотопехотного батальона “Кривбасс”, которые до последнего выполняли приказы. Пройдя сквозь ад Иловайская и Дебальцево, они могут считаться одними из самых рьяных воинов АТО.
 

Короткий URL: http://alter-idea.info/?p=10471

Добавил: Дата: Янв 28 2016. Рубрика: Блог-пост. Вы можете перейти к обсуждениям записи RSS 2.0. Все комментарии и пинги в настоящее время запрещены.
Loading...
Загрузка...

Комментарии недоступны




Загрузка...






Карта сайта
Войти | Дизайн от Gabfire themes