Почему Днепропетровску давно пора было стать Днипром

Переименование Днепропетровска многие назвали несвоевременным, мол, есть и другие проблемы, но ускорить решение этих проблем как раз и может уход от коммунистического прошлого

Мы живём в такое время, когда важно почти всё. Всё, что с нами происходит в социально-политической сфере или происходит впервые, или давно должно было произойти. И, тем не менее, самым важным процессом сегодня, как мне кажется, является декоммунизация.

Как ни странно, в обществе нет консенсуса относительно этого явления, и как обычно у нас бывает, даже в том случае, когда что-то делается хорошо и правильно, власть не считает нужным объяснять свои действия, популяризировать идеи или поддерживать общественную дискуссию. И потому на теле общественного мнения постоянно возникают фурункулы недовольства, лопающиеся высказываниями, которые я не буду цитировать — там девочка сравнивала топорный памятник чекистам и Пальмиру.

Кто-то жалуется на то, что декоммунизация — это дорого. Кто-то говорит, лучше бы деревья побелили или коррупцию искореняйте скорей. И тут сложно что-то возразить, действительно, было бы неплохо побелить, покрасить, повесить судей, но проблема в том, как мне кажется, что ничего важного, ничего на самом деле фундаментального не будет сделано в стране, утыканной советскими монументами.

Распространённый аргумент: «Зачем переименовывать города? Ведь так привычно». Прекрасно. А чиновникам привычно воровать и ничего не делать. Учителям привычно унижать детей, врачам привычно прописывать вам дорогую гомеопатию. Давайте оставим всё как есть, ведь так привычно, понятно и предсказуемо.

«На Украине», «Белоруссия», «Молдавия», «Прибалтика» — это всё тоже памятники Советского Союза, метки, объединяющие территории в условный Союз, уже не Советский, но всё ещё несвободный»

Не знаю, как бы объяснить это проще. Человеческим фактором, что ли. Вы ведь помните Совок? Это же была страна «Ни За Что». Сажали ни за что, убивали ни за что, зарплату давали ни за что, жилплощадь тоже. Страна нарушенных причинно-следственных связей. Шизофрения, возведённая в ранг закона. Можешь колбасы отхватить, а можешь сесть на 30 лет без права переписки. Неважно, за что, детям скажут потом, что ты был японским шпионом, им так в детском доме будет проще.

Жить среди памятников маньякам и убийцам и надеяться на то, что откуда-то сами собой возьмутся добрые воспитатели, внимательные врачи, честные чиновники и рассудительные экономисты, — глупо. Они откуда будут инсталлированы, если жили возле памятника чекистам, а в школу ходили мимо памятника Щорсу? Вся наша постсоветская топография убийственно-красная, безумная, как комната Линча, даёт слабому, склонному к пороку человеку, привыкшему к несоответствиям и безответственности, внутреннюю индульгенцию на все виды порока. Как иконы в величественных храмах, которые взирают сверху всепрощающим взглядом, как бы говоря: «Ты грешен, но я вижу свет в тебе», памятник чекистам отбрасывает тень на всё наше будущее: «Убивай. Отбирай. Здесь чтут за это».

Но проблема в том, что культяпки коммунизма, от которых мы должны избавиться, это не только громоздкие и однообразно уродливые монументы. Это ещё и вот такие таблички.

Незаметная, но такая важная ложь. Больницы, библиотеки, мосты и университеты, которые были построены до октябрьского переворота, внезапно начинают носить имя Ленина, Щорса, Крупской и прочих деятелей, не имевших к указанным объектам никакого отношения. Заводы и шахты, индустриализация, развернувшаяся на территории Украины силами местных предпринимателей, таких как Алчевский, например, и многочисленных немцев, англичан, бельгийцев, благодаря которым на территории нынешних Харьковской, Днепропетровской, Донецкой и Луганской областей возникали новые города и посёлки, советской историографией целиком и полностью приписана советской власти и лично товарищу Сталину.

Могу поспорить, от адептов советизма вы не раз слышали, что если б не СССР, Украина так и осталась бы одним огромным забитым селом. И это ложь. Ложь, которую прикрывают вот такие таблички, памятники чекистам и многочисленные бессмысленные Первомайски и Краснознаменски. Так нам пытаются сказать, что у жертв есть оправдание. Что вот миллионы были умучены за то, чтобы у вас была канализация. Вы же не хотите бегать в дощатый нужник за домом? Вот и молчите, носите цветы к Ленину. И мало того, что это какой-то очень странный размен (трамваев точно не было бы, если б моего прадеда не раскулачили?). Он ещё и изначально ложен, потому что основы экономического роста, индустриализации и развития науки были заложены до коммунистов и не коммунистами. История знает бесконечное количество сослагательных наклонений, и если бы коммунистами не было уничтожено такое невероятное количество людей и ещё больше людей не было бы превращено в дрожащих безынициативных рабов, если бы с территории Украины не были изгнаны предприниматели и инвесторы всех кровей, если бы Сталин с Гитлером не развязали Вторую мировую войну, мы действительно жили бы в совершенно другой стране, которая, впрочем, не имела бы ничего общего с лубочной Украиной XIX века.

«Жить среди памятников маньякам и убийцам и надеяться на то, что откуда-то сами собой возьмутся добрые воспитатели, внимательные врачи, честные чиновники и рассудительные экономисты, — глупо»

Декоммунизация — это точка отсчёта. Ведь многие из нас до сих пор не научились правильно произносить собственное имя. Мы пользуемся прозвищами, кличками, которые нам навязали в огромной тюрьме под названием Советский Союз. Города и посёлки, названные в честь убийц или символов этих убийц, исковерканные названия самих стран — бывших республик: «на Украине», «Белоруссия», «Молдавия», «Прибалтика», — это всё тоже памятники Советского Союза, метки, объединяющие территории в условный Союз, уже не Советский, но всё ещё несвободный.

Влияние советского в повседневной массовой культуре на нравственную неразборчивость и политическую недальновидность доказано примерами Донецка и Луганска, где начиная с 2000 года советское активно использовалось местными властями для формирования региональной идентичности.

Идеологи Партии регионов скопировали российскую схему: «коммунизм + православие», которая прекрасно усваивается базовым электоратом, особенно если подкрепить её русским же телевизором. Проблема только в том, что сегодня по улице Постышева маршируют милые пухлые октябрята, а завтра по ней же проезжают пьяные казаки на бронетранспортёрах. И советские флаги в их руках очень быстро становятся триколорами.

Сознание определяется не бытием, а семантикой, и я никому не открою глаза, если скажу, что главная война, которая идёт сегодня в стране, — это война не за территории, а за символы. Война свободы с рабством, война достоинства с унижением, лжи с правдой. Невозможно бороться за Украину под тенью памятника тем, кто распинал её. В такой войне у нас нет и не может быть шансов на победу. Так что, если встретишь памятник Ленину, — снеси памятник Ленину. Даже если он разговаривает и пишет в Twitter.

Источник

Короткий URL: http://alter-idea.info/?p=12742

Добавил: Дата: Май 20 2016. Рубрика: Идеи и дискурс. Вы можете перейти к обсуждениям записи RSS 2.0. Все комментарии и пинги в настоящее время запрещены.
Loading...
...

Комментарии недоступны

Загрузка...
Яндекс.Метрика Карта сайта
| Дизайн от Gabfire themes