ПосТрампатический синдром

Какому соседнему государству стоит опасаться российской агрессии, продолжится ли роман Трампа с Путиным и в какую ближневосточную войну готовится ввязаться Кремль? Публицист Андрей Андреевич Пионтковский поговорил с Каспаров.Ru о ключевых событиях последних недель.

— Мы много говорили о Трампе в последние месяцы. 20 января он вступил в должность президента США. Добавляет ли его инаугурационная речь какие-то новые штрихи к его портрету?

— Выступление Трампа было очень необычным для инаугурационной церемонии. Если пересказывать его смысл совсем просто, он таков: “Все в Америке и все американские политики до меня были полным дерьмом, но теперь пришел я, и теперь все будет замечательно. До 20 января 2017 года правил истеблишмент, кровопийцы, а теперь будет править народ. Первая моя мысль, когда я слушал его речь, была: “Эти слова в устах Сандерса звучали бы куда органичнее”. А потом пришла куда более яркая параллель. 25 октября 1917 на втором съезде Советов выступал Владимир Ульянов-Ленин: “Вас всю жизнь грабили помещики и капиталисты, а теперь к власти пришел я, представитель трудящихся”. Трамп, конечно, такой же трудящийся, как и Ульянов-Ленин. Политику он будет проводить другую, но демагог он отменнейший.

Что касается реальных планов нового президента США, в речи Трампа прозвучала вновь его любимая и совершенно разрушительная идея о том, что торговые соглашения, глобализм губят экономику Америки, “лишают нас рабочих мест”. Трамп уже подписал указ о выходе из Тихоокеанского соглашения. Таким образом, он повторяет ошибку политиков конца 20-х — начала 30-х годов прошлого столетия.

В качестве лечения проблем экономики тогда выбрали жесткий протекционизм, торговые барьеры. Это привело к глубочайшему мировому кризису, резкому увеличению влияния коммунизма и фашизма и, в конечном итоге, ко Второй мировой войне. Возникает вопрос: Трамп что, вообще не обладает никакими историческими познаниями?

Кстати говоря, популистский лозунг “America first” впервые был использован как раз в те годы изоляционистами и сторонниками Гитлера в Америке, людьми, которые выступали против участия США в европейских делах, а по существу, за поощрение гитлеровской агрессии.

И вот сегодня этот же “Аmerica first” он обрушил прежде всего на союзников США. Оказывается, Европа и все торговые партнеры Соединенных Штатов, виноваты в том, что в Америке не хватает рабочих мест. Я не знаю, что это: сознательное передергивание или непонимание ситуации.

Напомню, решающим для Трампа стал выигрыш в трех штатах, где наиболее остро чувствуется структурная перестройка экономики, которая делает ненужным промышленный рабочий класс. Это проблема не только США, но и всего мира в целом. И это неизбежный процесс. 50 лет назад стали не нужны фермеры. Раньше в сфере сельского хозяйства были заняты 80 процентов населения, а сейчас два. Точно так же сейчас новые технологические переделы делают ненужными миллионы традиционных промышленных рабочих. Это громадная проблема, и Америка столкнулась с ней первой, потому что находится на острие технологического прогресса. Трамп эту проблему видит, но подменяет в своих выступлениях реальные причины удобными ему. Оказывается, дело не в развитии новых технологий, а в том, что плохие бизнесмены переводят рабочие места за рубеж — в Китай и другие страны. Да, перевод производства в восточную Азию усиливает болезненные явления, но возвращение заводов не решает проблему в целом. Трамп пытается закрыть глаза на истинную суть этого фундаментального экономического и социального вызова.

Но пусть американцы сами решают проблемы своей экономики. Для нас важно, какую позицию Трамп займет относительно путинского режима и той гибридной войны, которую Путин ведет не только с Украиной, но и, по существу, со всеми нашими бывшими соседями по советской коммунальной квартире.

— Что интересно, на столь любимую Трампом тему России в эти дни не было сказано ни слова.

— Я уже недавно писал, что Трамп перестал говорить о Путине и России с 17 января. Это произошло после путинского экзерсиса с проститутками, который был совершенно унизителен для Трампа, и, видимо, ему это объяснили. В этот раз он не откликнулся своим стандартным твитом в духе “как замечательно, Путин меня снова похвалил”.

И в своей речи Трамп действительно впервые не высказался на излюбленную тему России. Весь год он повторял одни и те же стандартные темнички, подсказанные ему вашингтонскими агентами Кремля, которых я перечислял не раз — это Киссинджер, Грэм, Саймс и другие. Они повторяют: “Нам нужны русские, и поэтому мы должны пойти им навстречу, отбросив разделяющие нас второстепенные вопросы”. Объяснений, для чего нужны, несколько: для борьбы с ИГИЛ, для противостояния с Китаем. Самая последняя фенечка — русские нужны нам для решения проблемы разоружения. Но даже при всем желании Трампа такие заготовки не пройдут в Конгрессе.

Пойти на сделку с Путиным по модели Ялты-2, признать Украину его сферой влияния или, для начала, хотя бы отменить санкции, Трампу не даст Сенат. Ключевые члены его собственного кабинета также будут резко против.

Достаточно почитать или послушать вчерашнее выступление уже вступившего в должность шефа Пентагона Маттиса, чтобы понять, что хотелки Кремля никогда не реализуются.

— Вероятно, Трампу придется искать общий язык с Конгрессом? Есть ли точки соприкосновения?

— Трампу хочется остаться у власти. Если он и дальше не откажется от своей путинофилии, то столкнется с очень жесткой оппозицией в Конгрессе. Ни он, ни другие республиканцы на этот конфликт идти не хотят, потому что у них сейчас достаточно общих дел, которые я оценивать не буду, поскольку к России они отношения не имеют — отмена Obamacare, ужесточение миграционной политики, возвращение рабочих мест, прекращение истерии вокруг “глобального потепления”. Трамп уже отменил несколько указов Обамы, вводивших ограничения в экономике, в частности, запрет на добычу энергоресурсов на территории США. Формально он не имел в виду при этом Россию, но такие действия достаточно больно ударят по кремлевскому режиму, поскольку вызовут падение цен на нефть.

Этим действиям и планам республиканцев яростно сопротивляются демократы, а потому Трамп и лидеры республиканцев в Конгресса нуждаются друг в друге. Думаю, нынешний президент США отступит от своих симпатий к Путину и эта тема уйдет в тень.

Помимо прочего не ясно, чем он мог бы помочь Кремлю на практике. Предложить завтра снять санкции? В сегодняшней обстановке в Вашингтоне это невозможно. Зачем ему это делать? Единственным объяснением таких поползновений может быть разве что его жесткая зависимость от Путина. Президент США оказался в классической ловушке: даже если он зависит от Путина и тот будет требовать отмены санкций, угрожая обнародованием компромата, его игра на руку Кремлю станет более губительной, чем любой компромат.

— Можно ли, на ваш взгляд, доверять данным из доклада Стила? Есть ли какие-то достоверные факты, которые подтверждали бы или опровергали попавшие в прессу сведения хотя бы косвенно?

— Все это очень похоже на правду, но есть в докладе и фактические ошибки. Впрочем, в такого рода текстах они неизбежны, такие документы не могут претендовать на абсолютную точность.

Интригует сама личность предполагаемого автора досье. У Стила достаточно впечатляющая биография. Он руководил “русским отделом” и в Foreign Office, и в МИ-6.

Интересно, что первая ссылка на сделку по приватизации Роснефти, причем с близкой цифрой 19% акций, помечена еще октябрем. В то время такую информацию еще широко не обсуждали. Косвенный фактор, подтверждающий серьезность доклада — отношение к нему американских спецслужб. Сейчас пять или шесть ведомств занимаются расследованием финансовых связей между кампанией Трампа и российскими чиновниками и членами элиты.

Важно и то, что в докладе постоянно фигурируют посланцы Трампа в России Манафорт и Пейдж. Это вызывает доверие — на этих людях действительно печати негде вставить, впрочем, как и на вашингтонской команде Путина — Саймсе и прочих. Эти персонажи десятилетиями не вылезают из Москвы и извлекают из этого большую финансовую выгоду.

Сошлюсь также на мнение специалиста — Алексея Петровича Кондаурова, генерала КГБ СССР. Такой же вопрос ему задала ведущая Евгения Альбац. Он ответил: “Как службист, я скажу, что руководители разведки никогда не положили бы этот доклад на стол Обаме и Трампу, если бы у них не было убедительных доказательств, которые они не раскрывают, чтобы не подвергнуть риску свои источники”.

Не важно, был ли “золотой дождь” в отеле “Ритц-Карлтон” в Москве. Подозрительного хватает и без этого фонтана. Согласитесь, странно выглядит упорство, с которым Трамп в течение года как попугай повторяет одни и те же пропутинские тезисы и все время радуется в “Твиттере” любой фразе “солнцеликого” о нем. Его действия поражают какой-то детской наивностью. Вспомнить хотя бы реакцию Трампа на сообщения о компромате: “Как же вы можете меня обвинять в том, что написано в докладе Стила, если сам Путин только что объявил, что досье фальшивое?!”

Нужно подождать несколько дней. Возможно, Трамп возобновит свою путинофилию. Однако, повторюсь, с перформанса Путина о проститутках, как отрезало — Трамп замолчал на тему России. Путина, к слову, так распирало от удовольствия, что он дважды очень серьезно оговорился, подставив Трампа. Первый раз, когда сказал, что Трамп всю жизнь разъезжает по конкурсам красоты, но успел поправиться, а второй раз — когда “у меня проститутки самые лучшие в мире”. Можете посмотреть видео в YouTube и проверить сами.

Если Трамп хочет выйти из этой скандальной ситуации, ему придется отказаться от странной однополой любви к Путину.

— Есть мнение, что после расследования фактов из досье Стила Трампа ждет импичмент. Такой сценарий вероятен?

— Демократы на это пойдут с удовольствием, но и республиканцы при таком раскладе ничего не теряют. Вице-президент Майкл Пенс уже принял присягу, а это значит, что республиканцы останутся при своих. В США импичмент не означает новых выборов — по американской Конституции, в таком случае президентом станет именно Пенс. Его взгляды республиканцев вполне устраивают, в вышеупомянутой путинофилии он замечен не был. Наоборот, я помню его дебаты с кандидатом в вице-президенты от Клинтонши — Кейном. Пенс его тогда просто размазал по стенке, обвиняя Обаму и его администрацию в попустительстве Путину.

Но даже если он вдруг проявит солидарность с Трампом, то третьим в очереди окажется спикер палаты представителей — республиканец Пол Райан. У него самого давно уже есть президентские амбиции. Напомню, он был кандидатом в вице-президенты у Маккейна. Так что такой сценарий у республиканцев всегда остается в кармане. Это, кстати, еще один аргумент в пользу того, что Трамп будет добиваться взаимопонимания с лидерами республиканцев.

— Последние недели принесли немало важных новостей не только из США. Россия разворачивает постоянную военно-морскую базу в Сирии. Стоит ли ждать реакции от Запада?

— Да какая может быть реакция? Поздно уже Западу пить боржоми! Реагировать должен был Обама, а вместо этого он в 2013 году отказался от собственной “красной линии”. Путин и Асад обдурили его с химическим разоружением, в результате чего Кремль без всякого сопротивления влез на Ближний Восток. Что теперь делать? Воевать с ядерной державой? Кто же на это пойдет?

С неоимперских позиций это как бы достижение Путина, но ценой этого достижения становится новый Афганистан. Сохранив у власти Асада, придется теперь его и поддерживать как можно дольше. При этом он никогда не сможет установить контроль над всей территории Сирии. Напомню: он лидер алавитской секты, к которой принадлежит 10-15% населения, подавляющее же большинство сирийцев — сунниты. На этой территории идет самая настоящая религиозная война, причем тысячелетняя. И стратегическое преимущество в ней на стороне суннитов. Мы туда влезли и влезли надолго. Захотелось величия, но в придачу к нему идут весьма серьезные хлопоты.

— А сейчас Путин заигрывает еще и с ливийской группой Хафтара.

— Да, Путин пытается влезть еще и в Ливию. Там тоже идет гражданская война, правда, не религиозного характера, речь скорее о борьбе кланов. Мы нашли какого-то мифического маршала, и начали ему подыгрывать. По сути, там развивается новый виток традиционной борьбы между Триполи и Бенгази. В истории Ливии она проходила под разными флагами, но шла всегда. Хафтар сидит в Бенгази и воюет с признанным международным сообществом и ООН коалиционным правительством, которое находится в Триполи.

Таков выбор российской власти. С “русским миром” ничего не получилось, и теперь, чтобы отвлечь внимание от провала в Украине, мы выставляем напоказ свои имперские мощи по всему Ближнему Востоку.

— Означает ли это, что со временем Путин начнет военную операцию в Ливии?

— Решение о поставке вооружений уже принято. Колониальные войны всегда начинаются именно так. Потом идут переговоры о военно-морских базах, потом — военные действия. Вся политическая и логистическая подготовка ведет именно к этому.

— По логике вещей еще одна война попросту обессилит режим. Можно ли сказать, что Путин такими действиями усугубляет свое положение?

— Это как ездить на велосипеде. Чтобы не упасть, нужно все время крутить педали. Точно так же Путину необходимо все время предъявлять телевизионным зрителям новые доказательства своего величия. Алеппо уже уничтожили и взяли. Что еще можно сделать в Сирии? Что там можно продавать обывателю дальше, представить трудно. Так почему бы не влезть в Ливию. Между прочим, на Потсдамской конференции Сталина, Трумэна и Черчилля (Эттли) вопрос о Ливии также обсуждался. И Сталин тоже очень хотел влезть в Ливию. Но тогда у него ничего не получилось.

Сделаю маленький прогноз: если мы полезем в Ливию, эту аналогию обязательно вспомнят. И Путин с гордостью скажет: “Сталин не смог, а я смог”.

Был бы я кремлевским пропагандистом, обязательно обыграл бы этот сюжет.

Наверху сидят неглупые люди. Они понимают, что с экономикой все равно уже ничего не сделать, следовательно, придется выбрать другой сценарий — осажденная крепость, окружающие нас враги, военные успехи. Все экономические провалы в таком случае объясняются интригами врагов. Теперь по этой траектории придется бежать до конца режима. Это своего рода наркотик для 140 миллионов пациентов российского хосписа.

— Кремль в последнее время выбирает не слишком надежных союзников. На днях Дума ратифицировала соглашение о строительстве двух ниток “Турецкого потока”. Насколько долго будет длиться эта странная любовь двух авторитарных режимов, учитывая, что внешнеполитические интересы Турции легко могут войти в конфликт с путинскими?

— Уже вошли. Даже сейчас на пике этой дружбы и очередных бесплодных мирных инициатив официальная позиция Турции по Сирии — Асад должен уйти. Но здесь важен еще один фактор.

После попытки переворота позиция Эрдогана становится все более антиамериканской. На этой основе роман турецкого президента с Путиным может продлиться и строительство этих веток действительно начнется.

Но дело в том, что этот газ может оказаться никому не нужен. И в связи с новой энергетической политикой тех же Соединенных Штатов, и в связи с планами транспортировки сжиженного газа танкерами в Европу из Америки.

— Кажется, от российских энергоресурсов могут отказаться и довольно неожиданные страны. На днях Александр Лукашенко заявил, что Беларусь будет искать альтернативы российской нефти.

— Дело не только в снабжении нефтью. По существу, идет попытка гибридного переворота в Беларуси и отстранения Лукашенко. По крайней мере, наши пропагандисты этим активно занимаются. Кстати, Беларусь ведет себя в этой гибридной войне гораздо решительнее, чем украинское руководство. В Беларуси просто арестовали несколько наиболее отъявленных пропагандистов Кремля. А в Украине один из организаторов расстрелов Майдана и российской интервенции Медведчук не только на свободе, но и ведет ключевые переговоры по обмену пленными и другим важным вопросам.

В Беларуси ситуация сейчас очень серьезная, и в своей пропаганде Лукашенко призывает оппозицию к единству перед лицом угрозы государственности Беларуси со стороны Москвы.

Это один из очень острых сюжетов 2017 года, и развязка может произойти во время запланированных на март совместных учений российских и белорусских войск. Это идеальная возможность для военно-политического переворота.

— Но есть ли сейчас в Беларуси пророссийская почва, на которую могли бы опираться интервенты?

— Лукашенко отчаянно сопротивлялся растворению Беларуси в России все эти годы. С 1995 года, когда Москва помогла Лукашенко захватить власть, от него все время ждали, что не сегодня — так завтра он согласится, чтобы Беларусь вступила в состав Российской Федерации. Тогда сильного национального самосознания в Беларуси еще не было, и при любом другом традиционном номенклатурном лидере Кремль рано или поздно втащил бы ее в свою РФ. Но в лице Лукашенко он столкнулся с настоящим волком, который не намерен был менять свое положение диктатора европейского государства на статус секретаря минского обкома. Всем попыткам поглощения он упорно сопротивлялся. В Беларуси постепенно выросло осознание собственной государственности, и я думаю, что массовой поддержки для своего проекта Москва не найдет. Белорусы очень неплохо относятся к русским, но хотят иметь свое государство.

— Планы Кремля подразумевают, что Беларусь станет только первым шагом, а дальше последуют страны Балтии?

— Думаю, НАТО уже дало ответ на вопрос о странах Балтии, который ядерный шантажист Путин ставил три года назад: “Готовы ли вы умереть за Нарву?” Запад дал очень четкий ответ: “Мы будем защищать Нарву, как и любую другую территорию страны — члена НАТО”. И переадресовал вопрос обратно лидеру Дзюдохерии: “А вот вы, господин Путин, готовы умереть за Нарву?” На агрессию против стран НАТО, на мой взгляд, режим сейчас не решится. И никакой Трамп это не изменит, хотя с ним были связаны очень большие надежды. Особенно, когда идиот Гингрич, которого многие считали будущим Госсекретарем при Трампе, произнес свою знаменитую фразу: “Эстония — это пригород Петербурга, и я не стал бы рисковать ради нее ядерной войной”. Однако подобные взгляды не получили никакой поддержки в республиканском истеблишменте и наоборот спровоцировали жесткое сопротивление этой капитулянтской линии.

На НАТО Путин уже не замахнется, а ценой военной эскалации в Украине станут неприемлемые для российского общества потери военнослужащих.

Но горькое похмелье после провала операции “Трамп” может подтолкнуть Кремль на какие-то свежие, как ему покажется, посильные постимперские авантюры. В той же республике Беларусь, например. Или в Ливии.

Источник

Короткий URL: http://alter-idea.info/?p=18739

Добавил: Дата: Янв 24 2017. Рубрика: Геополитический контекст. Вы можете перейти к обсуждениям записи RSS 2.0. Все комментарии и пинги в настоящее время запрещены.
Loading...
Загрузка...

Комментарии недоступны




Загрузка...






Карта сайта
Войти | Дизайн от Gabfire themes