Путин и Эрдоган: дружба, скрепленная помидорами

«Возрождающаяся дружба между Путиным и Эрдоганом принимает весьма странную форму», комментирует итоги визита турецкого президента в Россию агентство Bloomberg.

Путин знает, чего хочет от Эрдогана, и уже прошел свою половину пути, но не получает желаемого, хотя президент Турции изо всех сил демонстрирует дружелюбие.

Раньше у них были хорошие отношения — до того момента, когда был сбит российский самолет, вторгшийся в воздушное пространство Турции из Сирии. После инцидента Путин потребовал извинений, но Эрдоган не был расположен высказывать сожаления, так что отношения между двумя странами ухудшились до состояния холодной войны, и Россия ввела санкции против туристической отрасли Турции, сельского хозяйства и строительных фирм.

Турецкого президента, у которого и так мало друзей на международной арене, это очевидным образом обеспокоило. Он приказал своим подчиненным искать способ помириться, и они нашли обход.

Как сообщает турецкая газета Hurriyet, начальник генштаба Турции нашел канал для контактов с Кремлем через обладающего широкими связями турецкого бизнесмена, у которого есть предприятия в Дагестане, чтобы через него подать сигнал «о готовности Эрдогана уступить».

Сообщение было передано в Кремль Абдулатиповым. Ответ пришел с другой стороны, окружным путем: его передал посол Казахстана в Анкаре. Он сообщил турецкому руководству, что с Путиным переговорил президент Казахстана Нурсултан Назарбаев и главарь Кремля согласился принять письмо с извинениями. Его должен написать Эрдоган.

Назарбаев лично утвердил окончательный текст письма, прежде чем пошел с ним к Путину.

Путин, похоже, отплатил Эрдогану не меньшим расположением. Он не только принял неубедительно сформулированное извинение, но первым позвонил Эрдогану после того, как тот пережил последнюю попытку государственного переворота.

Но во время встречи во вторник в Петербурге в тоне двух руководителей была заметна разница. На итоговой пресс-конференции Эрдоган назвал Путина «дорогим другом» не менее четырех раз. Путин же, холодный и неулыбчивый, со своей стороны ничего такого не сделал.

Его отношение можно увидеть в организационных деталях. Хотя оба ели с тарелок, украшенных изображением их рукопожатия, переговоры проходили в греческом зале Константиновского дворца.

Возможно, в этом не было никакого намека, как в том поспешила заверить своих читателей пропутинская «Комсомольская правда», но древнегреческая тема достаточно сильно представлена в интерьерах дворца, а Турция имеет с Грецией напряженные отношения.

Очевидная сдержанность Путина по поводу перспектив примирения — нечто бОльшее, чем естественная подозрительность в отношении того, кто ожидает полной лояльности. Кремлевскому лидеру нужные конкретные результаты дружбы, а Эрдоган, похоже, никаких обещаний ему не дает.

Для Эрдогана важно возобновление потока российских туристов. Его страна, по российским оценкам, в первые шесть месяцев этого года потеряла 840 миллионов долларов из-за того, что перестали приезжать россияне.

Не меньше ему нужна отмена эмбарго на томаты и цитрусовые. Россия будет рада построить АЭС в Турции, о чем есть достигнутая ранее договоренность. Она приветствует прогресс по Турецкому потоку — проекту строительства газопровода для транспортировки российского природного газа в Южную Европу через Турцию. Все эти вопросы обсуждались в Константиновском дворце и освещались на пресс-конференции. Но это не то, что волнует Путина прежде всего. У него на уме большая игра — партия, разыгрываемая в данный момент в Сирии.

За день до визита Эрдогана Путин встречался со своим ключевым союзником в сирийском конфликте, президентом Ирана Хасаном Роухани. Подробности этих переговоров не были обнародованы, но разговор вряд ли мог идти о чем-либо другом, кроме темы осады Алеппо, где иранские войска и самолеты России помогает Асаду осуществлять осаду города.

Недавно противникам Асада удалось по меньшей мере ослабить блокаду, и может быть, даже установить стабильный коридор с Турцией, откуда их снабжают продовольствием и оружием.

Успешные атаки на войска Асада, осуществленные организацией Джабхат Фатх аль-Шам, которая недавно объявила о разрыве связей с Альл-Каидой, говорит о наличии мощной внешней поддержки в виде оружия, денег и припасов. Ее источник — Саудовская Аравии и Катар, но путь идет через турецкую территорию (Саудиты финансируют прежде всего Джейш Ислам – КЦ).

Конвои, доставляющие снабжение, продолжали беспрепятственно двигаться через турецкую границу и после того, как Эрдоган извинился перед Путиным и после того, как Путин позвонил Эрдогану, когда был подавлен переворот.

Для «дорогого друга» Эрдогана Владимира настало трудное время, а словесные излияния турецкого президента возводят его неприятные ощущения в квадрат.

Но и повстанческие силы в Алеппо не могут победить Асадо- Ирано- Ливанско — Российскую коалицию хотя бы потому, что самая сильная группа среди них, Джейш Фатх аль-Шам, ранее известная как Джабхат Нусра, не имеет международной поддержки, и не была приглашена за стол мирных переговоров (весьма сомнительная увязка между якобы невозможностью победить и т.н. «международной поддержкой», т.е. поддержкой Запада, а скорее всего указания на то, что Запад сделает все возможное, чтобы не допустить победы муджахидов – КЦ).

Она, являясь джихадистским образованием, использует для нападения на позиции войск Асада смертников (т.е. сам факт шахидских атак, которые во многом продиктованы военной необходимостью из-за отсутствия самолетов, ракет и другого современного оружия является для куффаров обоснованием для обвинения в терроризме, тогда как любая акция самопожертвования у кафиров считается геройством – КЦ).

Однако относительный успех Джейш Фатх аль-Шам в недавних боях делает более трудным для Путина достижение его цели — доказать, что альтернативы Асаду не существует.

В Константиновском дворце Путин, должно быть, сказал Эрдогану то, что он говорил уже много раз — что Асад — законный правитель Сирии, и он поддерживает его также, как и Эрдогана во время попытки переворота.

Ни один из президентов не ожидал, что встреча приведет к прорыву в сирийском вопросе: обсуждение этой темы должно было состояться после пресс-конференции, поскольку и Путин, и Эрдоган знали, что по этому поводу у них нет ничего, что они могли бы сказать во всеуслышание.

Несмотря на активность антизападной риторики Эрдогана, которая подпитывается нежеланием США выдавать его врага Фетхуллаха Гюлена и отказом Европейского Союза продвигаться в вопросе предоставления туркам безвизового режима, его интересы в Сирии с интересами Путина не совпадают.

Эрдоган по-прежнему желает победы повстанцев в войне против Асада и против сирийских курдов, с которыми борется Джейш Фатх аль-Шам. Дружба против Запада может объединить Путина и Эрдогана как жестоких, амбициозных и авторитарных правителей, но им не хватает площадки, на которой можно было бы построить новый союз в сирийской войне, а он мог бы разрушить сотрудничество Турции с организацией Североатлантического договора.

Путин хотел бы, чтобы Эрдоган прекратил поставки сирийским повстанцам, но это, должно быть, больше, чем президент Турции готов сделать для своего «дорогого друга».

Все, на что он готов — послать в Россию много-много помидоров, а турецкие отели могут предоставить российским туристам очень выгодные предложения, пока сезон не кончился.

Источник

Короткий URL: http://alter-idea.info/?p=14643

Добавил: Дата: Авг 11 2016. Рубрика: Геополитический контекст. Вы можете перейти к обсуждениям записи RSS 2.0. Все комментарии и пинги в настоящее время запрещены.
Loading...
...

Комментарии недоступны

Загрузка...
Яндекс.Метрика Карта сайта
| Дизайн от Gabfire themes