Путин над Парижем

Не исключаю, что словосочетание «как Путин над Парижем» может стать устойчивым. Дело даже не в том, что главу великой ядерной державы фактически заставили отменить заранее согласованный визит в иностранное государство. Для меня показательно то, что французы посчитали неуместными любые мероприятия с участием Путина (а, было, как с тоской указывал главный начальник, запланировано открытие российского религиозно-культурного центра во французской столице), кроме переговоров по Украине и Сирии.

Елисейский дворец предельно ясно указал, что готов разговаривать только о том, как устранять последствия российского же вмешательства в том или ином месте на планете. О том, как убирать то дерьмо, которое Кремль и произвел. И не более того. На переговорах с Путиным более нет места речам о сотрудничестве и культурной близости. С тем, кого практически в открытую обвиняют в военных преступлениях (а именно об этом заявил Олланд), неуместно и позорно разговаривать на общие темы.

Поэтому главным итогом уходящей недели стал очевидный крах российской стратегии, заключавшейся в том, что благодаря вмешательству в Сирии она вынудит Запад на диалог, прорвет международную изоляцию, вызванную аннексией Крыма и секретной войной на Донбассе. План этот, может быть, и сработал бы, но тогда кремлевский начальник должен был перестать быть собой. Чтобы наладить диалог по сирийскому урегулированию, нужно было отказаться от безоговорочной поддержки Асада, которого на Западе считают главным виновником гибели сотен тысяч людей. Нужно было отказаться от главного путинского убеждения, что народ обречен жить с тем диктатором, которому удалось воцариться в конкретной стране. Но Москва упорно продолжала вести в Сирии ту же политику, которая и привела ее в изоляцию по поводу действий на Украине.

Как два года назад воевали за Дебальцово, так сейчас, наплевав на все протесты, Кремль поддерживает наступление воинства Асада на Алепо. И Путин на днях предельно откровенно объяснял непонятливым иностранцам свои мотивы: «В любом месте, где идут боевые действия, к сожалению, погибают и страдают ни в чём не повинные люди. Но мы не можем позволить террористам прикрываться людьми как живым щитом и не можем позволить им шантажировать весь мир». То есть, чтобы победить тех, кого мы называем террористами, мы готовы убивать этих самых «ни в чем не повинных людей». И этой логики, ну никак не желают принимать эти чистоплюи из Европы и Вашингтона. А, может быть, как следует из последних выступлений главы государства, они, гады, специально используют тот факт, что российские самолеты бомбят Алеппо, как повод, чтобы обидеть дорогого нашего Путина Владимира Владимировича…

И здесь, как мне кажется, самое время взглянуть еще раз на список претензий Кремля к Белому дому, который содержится в законопроекте о выходе России из соглашения о взаимной ликвидации излишнего плутония. Напомню, Москва потребовала от Вашингтона не много не мало: сократить военную инфраструктуру и численность своих войск в странах НАТО, вступивших в альянс после 1 сентября 2000 года; отменить «закон Магнитского» и закон «О поддержке свободы Украины»; а еще — отменить все антироссийские санкции. От Америки потребовали также не только компенсировать ущерб от введенных против России санкций после аннексии Крыма и начала секретной операции на Донбассе, уничтожения малазийского лайнера, но также возместить и потери от введения контрсанкций, введенных самим Кремлем.

На первый взгляд, все это выглядело как очередное «письмо казаков турецкому султану», сигнал о том, что никакие осмысленные переговоры невозможны в принципе. Однако, на самом деле, это весьма любопытный документ, который очень точно указывает на то, как думают в Кремле. В рамках путинской логики, абсолютных ценностей не существует вовсе. Государства предъявляют претензии друг другу только для того, чтобы иметь возможности для последующего торга. Только при таком подходе развертывание войск можно поставить на одну доску с запретом на въезд в США чиновников, повинных в убийстве человека в тюрьме. Только в рамках такой логики возможно ответить на «закон Магницкого» законом, запрещающим американцам усыновление больных детей. Законом, фактически обрекающим их на мучительное умирание. В этой логике чужое страдание, возможность гибели людей превращается в предмет торга. Ну если вам так жалко тех, кого российские самолеты бомбят в Алеппо – самое время договориться с Владимиром Путиным.

Сейчас, когда авиационная операция в Сирии очевидным образом зашла в тупик, самое время Кремлю выкинуть очередной фортель. Чтобы создать возможность для очередного торга… 

Источник

Короткий URL: http://alter-idea.info/?p=15796

Добавил: Дата: Окт 17 2016. Рубрика: Геополитический контекст. Вы можете перейти к обсуждениям записи RSS 2.0. Все комментарии и пинги в настоящее время запрещены.
Loading...
...

Комментарии недоступны

Загрузка...
Яндекс.Метрика Карта сайта
| Дизайн от Gabfire themes