Путин попытался воссоздать Гляйвицкий инцидент

Первые эмоции после резкого заявления Путина о том, что Украина переходит к практике террора, улеглись. Теперь можно относительно спокойно разобраться, что же он имел в виду, а главное, — в каком контексте и с каким подтекстом был провозглашен тезис об Украине как террористическом государстве.

Прежде всего, следует обратить внимание на политический дискурс и политические оценки. Два момента: «практика террора» и «террор», организованный Украиной, Министерством обороны Украины, ГУР Украины. При этом словосочетание «диверсионно-разведывательная группа», скорее, относится к «террористам», чем к военному министерству Украины. Таким образом, Путин дает понять, что украинского государства нет, государственной власти Украины нет – действуют либо «киевские власти», либо «киевская хунта», а также – нет и государственной политики Украины, — по тем жжем причинам, разумеется. И тут уже неважно, были ли «террористы» или «диверсанты». Главное – «зачистить» неподконтрольную территорию, а заодно – привести на место зацистки «цивилизацию», «власть» и «порядок». Разумеется, в виде «русского мира».

Второй момент – фактически произошла денонсация и Минска-2, и Минского процесса. К тому же псевдогитлеровский тезис о том, что не действует «нормандский формат» («разговаривать с Англией и Францией бессмысленно» — Гитлер в сентябре 1939 года) означает, что Москва отказывается и от своих обязательств, и от международного права (известное решение КС РФ о том, что на территории России не действуют нормы международного права от 1 августа 2015 года), и от каких-либо переговоров. Только позиция Кремля, его условия и разделение сферы влияния вне воли «преступных «киевских властей». Иначе говоря, речь идет об ультиматуме мировому сообществу, последствия невыполнения которого сейчас трудно предсказать. Как и то, будут ли ждать кремлевские карлики реакции американцев и европейцев на этот ультиматум или же нет. Как заявили в украинском МИД, «ситуация тревожная».

Третий момент, — непонятным остается, почему вдруг возникла необходимость резкого обострения и накручивания истерики вокруг мнимых «террористов». Ведь не секрет, что перед тем Россия резко нарастила военную группировку и в Крыму, и на Донбассе, полномасштабные бои фактически возобновились, правда, при очередном молчании самой Украины. И тут две гипотезы: либо деньги заканчиваются, а потому необходимо снятие санкций, либо – что более приемлемо – Москва открывает второй фронт. Заметим, что Кремль позиционирует себя как борца с международным террористам, а разговоры о том, что в Украине действуют ячейки ИГИЛ, уже давно поднимались. А тут еще татары, Меджлис, психушки для непокорных. Так что для борьбы с террористической угрозой все методы сойдут.

В-четвертых, Кремль просто проверил на вшивость американцев и европейцев. Госдеп сделал какое-то непонятное заявление о том, что у него нет комментариев и нужна информация из Киева. Европейцы, в свою очередь молчат, а вероятность снятия санкций в конце этого года становится все более реальной. Тем более, что у Украины нет аргументов для их продления нет, а просто так помогать слабым странам никто не будет. Времена благотворительности закончились.

Безусловно, после выяснения всех обстоятельств никто не будет сомневаться в очередной провокации Кремля. Однако новый вариант Гляйвицкого инцидента уже произошло. И тут весь вопрос в том, смогут ли западные страны адекватно отреагировать на вызывающие действия Кремля или же мировые лидеры сделают вид, что ничего не произошло. Украина самостоятельно не справиться с московским нашествием, — это тоже факт, который глупо отрицать. В любом случае открытие второго, «крымского» фронта, теперь уже вполне реально.

Короткий URL: http://alter-idea.info/?p=14632

Добавил: Дата: Авг 11 2016. Рубрика: Блог-пост. Вы можете перейти к обсуждениям записи RSS 2.0. Все комментарии и пинги в настоящее время запрещены.
Loading...
...

Комментарии недоступны

Загрузка...
Яндекс.Метрика Карта сайта
| Дизайн от Gabfire themes