О популярности референдумов

Андрис Спрудс

Андрис Спрудс

Хорошо, что референдум позволяет народу выразить свою волю. Вопросы, связанные с участием стран в ЕС, являются также внутриполитическими. И мы в Латвии именно на референдуме голосовали о присоединении к Евросоюзу.

Можно сказать, что сейчас в Европе проходит сезон референдумов. Мы наблюдаем эту тенденцию, начиная с референдумов о неутверждении конституции Европы во Франции, Голландии, Ирландии — против Лиссабонского договора. В 2014 году состоялся референдум об отделении Шотландии от Великобритании, которое, в конце концов, отклонили.

Плохо то, что организацию референдума можно использовать в популистских целях, гонясь за легкой популярностью. Проведение референдума в Великобритании определила ситуация, при которой многие консервативные политики не были удовлетворены политикой премьера Дэвида Камерона, и он инициировал референдум, тем самым пытаясь найти средства для сплочения партии. Нынешний референдум в Великобритании — это результат не столько фундаментальных соображений, сколько внутриполитических баталий, и это может привести к тому, что Кэмерон будет вынужден покинуть свой пост.

Другой негативный пример: недавний референдум в Голландии, который сорвал Соглашение Украины об ассоциации с ЕС. Это был слишком специфический договор с таким малым влиянием на экономику самой Голландии, что политики передали решение этого вопроса на всенародное голосование.

О настроениях британцев

Общественное мнение «за» и «против» [выхода Великобритании из ЕС] разделилось примерно поровну. В средствах массовой информации, как кажется, доминируют евроскептики, но находящиеся в оппозиции лейбористы сейчас не слишком сильны, и у них нет такого видного лидера, как Маргарет Тэтчер, которая в свое время возглавляла оппозицию консерваторов. Шотландская партия выступает за продолжение участия в ЕС. И нужно отметить, что в случае, если британцы проголосуют за выход из Евросоюза, то тогда последует еще один референдум о выходе шотландцев из Великобритании, поскольку они хотят остаться в этой организации. Консервативная партия в вопросе референдума расколота: в парламенте — половина на половину, на уровне правительства есть поддержка Кэмерону, который сейчас выступает за то, чтоб Великобритания осталась в составе ЕС.

О ментальности и мобилизации

Блок евроскептиков в Британии сейчас намного сильнее, чем был в 70-е годы. Но вопрос о статусе Британии все равно будет решать избиратель. Учитывая, что последние годы в Европе были довольно неспокойными (и в контексте экономики, и в контексте внешней политики), ментальность жителей острова, направленная на отделении себя от этих проблем, является довольно сильным элементом.

К тому же наиболее мобилизованными избирателями на этот раз будут те, кто голосует за выход из ЕС. У них совершенно четкая позиция: нужно уйти из Евросоюза и быть самыми собой. Те, кто голосуют за сохранение участия в ЕС, не так активно мобилизованы: они думают, что большинство так или иначе проголосуют за то, чтоб остаться, и все будет в порядке. Таким образом, у этой части электората желание дойти до избирательных участков и проголосовать может оказаться недостаточным. На мой взгляд, аспект явки будет решающим.

О последствиях «Брекзита»

Не нужно слишком драматизировать выход Великобритании из ЕС, если он состоится. Это не разрушит Евросоюз и солидарность Европы как таковой. Но юридически и эмоционально процесс не будет легким. Я думаю, многие европейцы будут смотреть на подобный исход как на определенное предательство со стороны Великобритании: мол, в ситуации, когда мы все испытываем трудности, вы вместо того, чтоб солидаризироваться с другими европейцами, поворачиваетесь к ним спиной.

Кажется, что первая реакция со стороны ЕС будет именно такой: если вы выходите, рассчитывайте, что мы установим для вас определенные барьеры, и вы будете платить за это. В случае «Брекзита» эмоциональная атмосфера будет негативной, также как политическая и юридическая. Кэмерону придется уйти, и не исключено, что в Британии потребуется организовать новые выборы.

Об экономических потерях

В экономическом аспекте возможны различные варианты развития событий. Согласно одному из них, ВВП Великобритании даже может ощутить прирост на 1%, но это самый маловероятный сценарий. По более реалистичным прогнозам, процесс [выхода страны из ЕС] не может быть простым по определению, и пострадают от него и Евросоюз, и Великобритания, ВВП которой упадет на несколько процентов.

Об отношениях Британии и Латвии

Думаю, фундаментально [в случае «Брекзита»] наши отношения [между Латвией и Великобританией] не изменятся. Также в отношении деревообработки — может, что-то подорожает за счет таможенных тарифов, но спрос на продукцию из древесины, скорее всего, сохранится.

Конечно, с торговлей тоже не будет просто. Понятно, что возникнут дополнительные трудности с заключением Соглашения о трансатлантической торговле между США и ЕС: будет неясно, где в этом случае остается Великобритания. На фоне брекзита договориться с США об общем рынке для Евросоюза будет достаточно сложно.

О геополитических рисках

Самое плохое — это геополитический аспект. То, что Европа раскололась, станет очень негативным сигналом. Это не значит, что сразу автоматически ухудшится ситуация с безопасностью Латвии, ведь наши партнеры патрулируют здесь в рамках соглашения НАТО. Однако возникнут многие вопрос в связи с ЕС.

О том, кто может стать следующим

Учитывая, что в свое время Франция блокировала вступление Великобритании в Европейское Экономическое сообщество, первой эмоциональной реакцией Парижа [на «Брекзит»] может стать радость. Но после все равно придет осознание, что Франция в Европе остается одна против Германии.

До сих пор, если кто-нибудь из тройки «Германия-Франция-Великобритания» начинал слишком доминировать, у двух других была возможность уравновесить его. Сейчас позицию самого сильного игрока занимает Германия. Если этого механизма больше не будет, Франция может задуматься, а не последовать ли примеру Великобритании.

В следующем году во Франции и Германии пройдут выборы, и мы уже сейчас наблюдаем прирост политического веса правых партий в Европе. Как сказала Анна Аплбаум [журналист The Washington Post, лауреат Пулитцеровской премии], Европа сейчас находится на расстоянии двух-трех выборов и референдумов от такого конца Запада, который мы до сих пор не знали.

Об интересах России

Возможности России [повлиять на раскол] настолько велики, насколько слаб сам ЕС. Россия в Европе пытается поддержать всех, кто чем-то не удовлетворен, но они не являются единомышленниками. Гречекая «Syriza» — левая партия, партия Марин Ле Пен во Франции — правая, движение «Брекзит» в Великобритании не принадлежит ни к правым, ни к левым, но оно за выход из ЕС. Россия заинтересована в этих процессах и хочет прийти к двухсторонним отношениям с крупнейшими странами Европы. Одновременно Россия пытается укрепить свой авторитет в Европе, позиционируя себя как защитницу традиционных ценностей в противовес многим ультралиберальным тенденциям.

О самом опасном сценарии

При совпадении неблагоприятных обстоятельств — Дональд Трамп у власти в США, Марин Ле Пен во Франции, уход Ангелы Меркель в Германии, выход Великобритании из ЕС — может возникнуть действительно опасная ситуация, и странам придется задуматься, как дальше действовать самим, не полагаясь на какую-то общую европейскую структуру.

Евросоюз во многом был ментальным формированием, самым успешным проектом поддержания мира в истории человечества. Если в европейском обществе возникнет уверенность, что он больше не работает, центробежные процессы в Европе усилятся, и финальный исход трудно прогнозируем.