Репортаж с газовой петлей на шее

Мечта любого бизнесмена — заполучить контроль над выпуском продукта или услуги на рынке, где есть устойчивый спрос, а предложение ограничено 1-2 игроками. Природные монополии — давняя проблема общества, и газовые монополисты — одно из классических проявлений этой проблемы. Есть сомнения в том, что цена 6879 грн за 1000 кубических метров газа является действительно рыночной. И для такого утверждения немало аргументов.

Бюрократы «не заметили» смену обстоятельств

Если посмотреть на динамику потребления газа и зависимость этого потребления от импорта газа, то за последние 5 лет произошли очень существенные изменения. Немаловажную роль здесь сыграл дорогой газ времен Януковича в 2011-2013 гг., когда потребление падало и из-за экономии, и из-за того, что постепенно менялась структура отраслевых рынков страны. Те, кто не мог уменьшить потребление дорогого ресурса, просто сворачивали производство.

В итоге за пять лет у нас потребление газа упало с 59 до 35 млрд кубических метров в год или на 40,67%. Это очень большой минус для стран, желающих осуществлять импорт газа в Украину. Собственная добыча, даже после отделения Крыма и части территории под АТО, существенно не уменьшилась, а вот из-за падения потребления произошли структурные сдвиги в газовом балансе страны. Во-первых, доля импорта в общем объеме потребления газа упала до 45,14%, и, видимо, в 2016 году она будет еще меньше. Во-вторых, соотношение газа, который потребляется населением, бюджетными организациями и предприятиями теплокоммунэнерго, и газа собственной добычи упало с 113,43% до 99,56%. Т.е. в 2015 году примерно тот объем, что мы добывали на внутреннем рынке, потреблялся населением, бюджетными организациями и коммунальщиками.

Когда в 2012-2013 гг. правительство вело переговоры с МВФ, то было понятно, что «рыночную» цену газа нам диктует «Газпром». Доля импорта в потреблении газа составляла 58-63%. Но в 2016 году ни украинское правительство, ни бюрократы в МВФ предпочли не заметить, что ситуация изменилась и импортный газ (даже пусть реверсный газ из ЕС) занимает менее половины объемов потребления — следовательно, его влияние на рыночную цену ослабевает. И если мы импортируем менее половины того, что потребляем, то брать в качестве «рыночной» цены, фактически политическую цену «Газпрома» или даже цену импорта из ЕС — по меньшей мере странно.

Но рыночную стоимость определить все же нужно. А вот тут начинается настоящее зазеркалье: ведь в Украине фактически рынка газа нет, а без существования рыночной модели определить «рыночную» цену можно только расчетным путем, и расчеты госорганов существенно отличаются от ожиданий населения.

Зазеркалье себестоимости

Итак, мы имеем некую внешнюю цену газа от «Газпрома» и наших партнеров по ЕС на продукт, который занимает примерно 45% нашего рынка. А также имеем цену внутренних производителей, которая на 80% формируется с участием госмонополии. Следовательно, нам нужно учитывать два фактора:

1. Цена импорта газа в Украину. Во втором квартале 2016 года «Газпром» определил цену газа в районе менее 180 долл. США (4680 грн). Однако украинские власти не захотели возобновлять закупку газа у российского монополиста, аргументируя это тем, что наши европейские партнеры поставляют газ по меньшим ценам. Т.е. стоимость импорта — менее 4680 грн за 1000 куб. метров.

2. Цена, которую может предложить внутренний «рынок». Известно, что плановые объемы добычи природного газа на 2016 год — 15,52 млрд. кубометров (пессимистический сценарий). Пессимистический прогноз предусматривает добычу частными компаниями в 2016 году примерно 2 млрд кубических метров газа. Т.е. в 2016 году мы примерно на 87% будем зависеть на внутреннем «рынке» от того объема газа, который будет поставляться госсектором.

Если с импортом все более менее прозрачно (мы видим цену 4680 на границе), то вот со стоимостью того газа, который добывается внутри страны, все покрыто мраком. Из годового отчета НАК «Нафтогаз» перед НКЦПФР известно, что компания продала за 2015 год 23,329 млрд кубических метров газа за 81,557 млрд грн. Т.е. газ, проданный НАК «Нафтогаз» в 2015 году, обходился покупателю в 3495 тыс. грн за 1000 кубических метров. При этом компания показала за 2015 год убыток в сумме 25 млрд грн. Если очень упростить ситуацию и представить, что цель реформы — приведение НАК «Нафтогаз» к безубыточной работе, то цену реализации надо поднять примерно на 30%. При этом мы опускаем тот факт, что цена импортного газа в сравнении с 2015 годом ниже, и убыток НАК «Нафтогаз» мог формироваться под действием ряда факторов, которые к себестоимости не имеют прямого отношения.

Из финансовой отчетности НАК «Нафтогаз» посчитать себестоимость газа невозможно. Поскольку компания примерно 40 млрд грн выручки получила от транзита газа. Если сопоставлять речи наших украинских политиков, то у А. Турчинова себестоимость добычи газа в Украине в 2012 году была на уровне 45 долларов за 1000 кубических метров. У А. Яценюка в январе 2015 года себестоимость уже выросла до 100 долларов США. НАК «Нафтогаз» озвучивал цифру в 4200 грн. Однако официальных документов, которые бы подтверждали себестоимость добычи хотя бы в рамках госмонополии, нет. Что в 2012 году, что сейчас. Более того, публикация такой цифры от монополиста ничего не даст. Анализируя публичную отчетность НАК «Нафтогаз» просто нельзя не заметить, что в 2015 год НАК «Нафтогаз» получил операционную прибыль в сумме 4,5 млрд грн, а уже отрицательный финансовый результат формировался под давлением таких статей:

финансовые затраты — 8,48 млрд грн
затраты от участия в капитале — 4,8 млрд грн
другие затраты — 16,9 млрд грн

Есть вопросы и к размеру административных затрат в НАК «Нафтогаз». 885 млн грн — это много или мало? Главный изъян госмонополий в Украине — слабая транспарентность, при которой общество не понимает структуру затрат и их оправданность. А в таких условиях нет никаких гарантий, что после повышения цены через какое-то время госкомпания опять не станет убыточной. Компания возьмет новые кредиты под большие ставки, повысит (например) оплату труда своим ТОП-менеджерам, да мало ли еще может быть других расходов. И это, к сожалению, касается не только НАК «Нафтогаз», но и всей вереницы госмонополий.

В то же время анализ отчетности частных добывающих компаний в Украине показывает, что себестоимость добычи газа в 2015 году с учетом налогов и рентабельной работы была в районе 100 долларов (2500-2700 грн.). Именно при такой стоимости они могли комфортно работать. Это примерно совпадает с оценками экс-премьер министра Украины Арсения Петровича Яценюка. Возникнет вопрос: откуда же берется цена 6879 грн?

Я, конечно, могу ошибаться, но очень похоже, что внутреннюю цену газа вообще никто не учитывал, а за рыночную цену взяли стоимость импорта. Логика расчетов была примерно такая: 180 долл. США (приблизительная цена импорта) умножаем на курс 26 и получаем 4680 грн. К этой сумме добавляем 24% налогов (НДС и спецсбор), а также стоимость транспортировки — примерно 900 грн. В итоге мы получаем 6703 грн. Учитывая разницу в курсах и погрешность при расчете стоимости транспортировки мы получили результат, максимально близкий к стоимости импортного газа, доставленного потребителю.

Возникает законный вопрос: а как же быть с объемами газа, добытыми внутри страны, и его себестоимостью в районе 100 долларов США? Ведь этот газ внутренней добычи — это уже 55% объемов нашего украинского рынка, и этот факт игнорировать нельзя. Отягчающим обстоятельством в этом вопросе является тот факт, что внутренняя добыча в 2015 году сравнялась с потреблением газа населением, бюджетными организациями и предприятиями теплокоммунэнерго. И не считаться с этими фундаментальными переменами нельзя.

Странная бюджетная идеология

Еще более странной выглядит бюджетная идеология отношений государства с теми, кто добывает газ, и теми, кто его потребляет. Приведу цитату из налогового кодекса:

«Тимчасово, у період з 1 січня 2016 року до 1 квітня 2016 року, встановлюється ставка рентної плати за користування надрами для видобування газу природного, визначена пунктом 252.20 статті 252 цього Кодексу, за природний газ, що відповідає умові, визначеній у пункті 252.24 статті 252 цього Кодексу, видобутий з покладів до 5000 метрів, у розмірі 70 відсотків, а з 1 квітня 2016 року до 31 грудня 2016 року (включно) — 50 відсотків.».

Это означает, что всем добывающим компаниями в структуре своих затрат следует учитывать еще и рентную плату в первом квартале 2016 года в размере 70%, а до конца 2016 года — 50% от той стоимости, по которой продается газ этой компанией. И вот согласно госбюджету на 2016 год за этот год Украина планирует получить примерно 39 млрд грн только за счет ренты от добычи газа. Вспомним, что в 2015 году НАК «Нафтогаз» продал 23,329 млрд куб. метров газа за 81,557 млрд грн. А уже в 2016 году государство планирует вписать себе в доходы бюджета примерно половину этой суммы. Но поскольку речь идет о налоговых платежах с цены в диапазоне 50-70% плюс 20% НДС, то возникает резонное замечание: если мы хотим снизить себестоимость внутренней добычи — отмените ренту или снизьте ее до 5-10%. Вот вам и будет снижение пресловутой «рыночной цены», и тогда не нужно будет искать в бюджете источники для предоставления адресных субсидий населению. Да и население не будет себя чувствовать таким бедным.

Выводы и ожидания

Подводя итоги, следует отметить:

1. В Украине не может быть сформирована «рыночная цена» на газ. Априори нет рынка — нет рыночной цены. Формирующиеся ценовые ориентиры носят совсем непрозрачный характер.

2. Есть очень большой риск того, что в нынешней предлагаемой себестоимости слишком большие «административные и прочие затраты», т.е. есть большой риск присутствия коррупционной составляющей. Также «рыночная цена» может быть снижена за счет гигантского уровня ренты.

3. В 2015 году в газовом балансе страны уже произошли кардинальные сдвиги. Теперь украинский газ в структуре потребления занимает почти 55%, а внутренний объем добычи — чуть больше чем потребляет население и бюджетники. Этот фактор следует донести до МВФ и четко обозначить в меморандуме, что российская цена газа не может считаться рыночной, поскольку действия правительства РФ в связке с «Газпромом» носят политический характер.

Ожидания:

1. Пора бы уже отойти от концепции косметических реформ в газовом сегменте. Если мы хотим платить за газ рыночную цену, то следует создать такой рынок. Первый шаг по созданию этого рынка — снижение рентной платы. Чем ниже рентная плата, тем привлекательнее отрасль для частников. Никто, кроме них, довести добычу до 25-35 мдрд куб. метров не сможет. Второй шаг — это разделение НАК «Нафтогаз» на: транзит, добычу и транспортировку внутри Украины, с последующей приватизацией добывающей компании. За 25 лет пора уяснить, что государству, в принципе, на этом рынке делать нечего. Для решения проблемы и реформы отрасли времени было достаточно, но, по моему мнению, оно было потрачено впустую.

2. Профильному министерству и комитету в Парламенте следует обеспокоиться развитием регулирования отрасли для частных инвесторов, сделав ее более открытой и доступной для частного капитала. Также пора бы проявить здоровый лоббизм в отношении диверсификации газовых поставок. Понимаю, что обещанный позапрошлым правительством LNG (liquefied natural gas) терминал, наверное, строят лыжные инструкторы, но вопрос диверсификации поставок остается открытым, фактически он не решен — газовый баланс наших европейских партнеров по-прежнему наполняет «Газпром».

3. Нужно признать, что рыночных условий при продаже газа в Украине нет, а цена формируется в условиях монополии и «политической цены» из РФ, которую сейчас обходят через ЕС, но она остается высокой. В таком случае единую цену газа для населения и бизнеса можно только посчитать как среднюю между ценой импорта и внутренней ценой. Внутренняя цена должна обеспечивать прибыльную работу участников добычи и сбыта и обнулять необходимость в любых дотациях со стороны госбюджета. И вот предварительные расчеты показывают, что это никак не 6879 грн.

4. В 2015 году произошло знаковое событие для всего региона — расконсервация экономики Ирана. В январе 2016 года управляющий по международным делам Иранской национальной газовой компании Азизола Рамезани официально заявил о готовности его страны к строительству газопровода через Турцию в ЕС. Ожидается, что за 5-7 лет объемы экспорта иранского газа сравняются с российскими. Украина могла бы поставить жирную точку в спорах с РФ, уговорив Болгарию и Румынию протянуть ветку газопровода к Одесской области. Заодно Болгарии была бы предложена достойная компенсация за утрату возможностей участия в «Южном потоке».

Однако похоже , что нынешние власти Украины не готовы к участию в экономических проектах геополитического масштаба. Слишком большая концентрация внимания на распределении ролей и денежных потоков на внутреннем рынке. Я против газовых субсидий населению и бизнесу и за рыночные подходы к ценообразованию — но, к сожалению, предложенная стоимость ничего общего с понятием «рыночная цена» не имеет. А уровень участия государства в секторе газодобычи таков — что рынок скорее поверит в «вышки Бойко 2», чем в то, что сверхдоходы от газа пойдут на инвестиции и расширение добычи.

Короткий URL: http://alter-idea.info/?p=12414

Добавил: Дата: Май 12 2016. Рубрика: Блог-пост. Вы можете перейти к обсуждениям записи RSS 2.0. Все комментарии и пинги в настоящее время запрещены.
Loading...
...

Комментарии недоступны

Загрузка...
Яндекс.Метрика Карта сайта
| Дизайн от Gabfire themes