Рождение российского фашизма из застенков сталинской Победы

Помните прекрасный фильм Михаила Ромма «Обыкновенный фашизм»? Смелый весьма для своего времени. Там впервые прозвучало сравнение нацистского режима со сталинским, что по тем временам дорогого стоило. Мало кто в тогдашнем Советском Союзе мог решиться на такое. Фильм о фашизме, страшном в своей обыденности — один фюрер, одна нация, один рейх.

фашистский режим в России alter idea

Действительно — поразительное сходство двух социалистических режимов не могло не бросаться в глаза. По крайней мере тем, кто помнил, не желал забыть, что же из себя представлял сталинский. А таких, кстати, было немало. Германию и СССР сравнивал ещё Василий Гросман в «Жизнь и судьба», романе, запрещённом в те годы, когда вышел фильм Ромма. Более того — сталинский режим по многим параметрам оказался страшнее гитлеровского — последний, по крайней мере, не занимался истреблением собственного народа. Единственное, в чём Гитлер переплюнул Сталина, был Холокост, но и здесь у советского вождя имелись соответствующие планы и только его смерть спасла советских евреев от «окончательного решения».

Сталинский СССР был хуже уже тем, что именно он помог Гитлеру прийти к власти, надеясь сделать из него «Ледокол революции», силу, которая со временем должна была бы проложить дорогу в Европу победоносной Красной армии, освободительнице от фашистской чумы. Они нравились друг другу, оба фюрера, красный и коричневый. Особенно Сталин Гитлеру. Настолько, что последний, после своей предполагаемой победы, намеревался поставить Сталина управлять оккупированными территориями. Но задолго до этого, до того, как двум фашистским режимам стало тесно на одном континенте, они этот континент успешно поделили друг с другом. И всё время, пока, согласно секретным приложениям к пакту Молотова-Риббентропа, два заклятых друга кошмарили Европу, Советский Союз готовил удар в спину Германии. Не сложилось — Гитлер, смертельно боявшийся Сталина, пошёл на отчаянный шаг — напал первым, будучи гораздо слабее в военном отношении. Тогда, первый раз, сталинская система дала сбой. Забитый, раздавленный народ не захотел погибать за людоедскую власть. Фронт рухнул, практически, в первые же дни войны.

Тогда красный фашизм спасся лишь по одной причине — люди поняли, что Германия не несёт освобождения, что новый, оккупационный режим ничем не лучше советского. Тот случай, когда интересы народа и паскудной власти совпали. Ну и конечно, помощь союзников, без которых СССР никогда бы не выиграл войну. Есть на эту тему прекрасная статья Марка Солонина, где он с цифрами в руках показывает, что бы случилось, не будь поставок по ленд-лизу, и вообще, если бы США и Британия отказались от участия в войне. Но Сталину повезло — этого не случилось. Более того, демократические страны не могли позволить себе оставаться нейтральными в схватке двух фашистских режимов. Руками одного было необходимо уничтожить другой. Так Сталин и оказался в рядах победителей, с которыми он снова делил мир. Да, за договор с дьяволом надо платить, даже если он вынужденный. А потому, с согласия союзников, Сталин забрал себе Восточную Европу. А ещё назначил себя спасителем мира от «коричневой чумы», за что тот должен быть ему всегда благодарен.

Советский, а затем и российский фашизм оказался на удивление живуч, на долгие годы пережив своего фюрера. История, вообще, штука весьма несправедливая. Сначала бандиты и убийцы оказались «спасителями мира» и судили другим фашистов в Нюрнберге, вместо того, чтобы сидеть с ними рядом, на одной скамье. А потом сами же себя объявили победителями фашизма. А совсем недавно, как известно, сам маленький подполковник высочайше заметил, что да, сталинизм у нас, конечно, был, но вот, нацизма-то не было. Как говорится, найдите 10 отличий. Вы можете? Я нет. Если и найдутся таковые, то уж никак не в пользу Сталина и СССР. Просто, говорить об этом не велено, да и вообще, считается, как-то, не комильфо. Гитлер объявлен главным букой, что, конечно, верно, но букой-то он был не единственным. Но горе побеждённым, а победитель забирает всё, в том числе честь, которой у него по определению нет и быть не может.

И пусть советский режим издох, но он, тем не менее, остался жить в головах многих жителей распавшейся империи. Остался тот самый советский фашизм, такой же обыкновенный, как и гитлеровский, от которого они, якобы, спасли мир. В отличие от немцев, из мозгов которых начисто вытравили сам дух нацизма. В России же, нищие, озабоченные проблемой выживания, многие, тем не менее грезили о былом величии, о временах, когда Советским монстром пугали детей. Они чувствовали себя униженными и обманутыми, хотя если кто и унизил, и обманул их, так это они сами и правившие ими упыри. И вот, наконец, после ельцинского безвременья, опять пришёл ОН — фюрер. Всплыл на поверхность, согласно законам физики, маленькое ничтожество, мелкий клерк, вышедший из недр зловещей конторы. Я не психолог, но кажется мне, что именно такие серые мыши особенно страшны во власти. Проводя годы в тени, наблюдая как другие сколачивают состояния и делают карьеры, они думают: “А я чем хуже? Почему у них есть, а у меня нет? И вообще все идёт из рук вон, а меня не спрашивают, а уж я-то знаю, как правильно. Только дайте мне, и я всё исправлю». Наверное, те же мысли роились в головах голодного художника-неудачника, слонявшегося по улицам Вены и бывшего семинариста, долгие годы остававшегося в тени других партийных вождей.

И он «исправил» всё, что мог. Всё, до чего сумел дотянуться. Он, и правда, вернул охлосу то, что они считают гордостью, за свою страну. Гордость, такую же, как вернул немцам, раздавленным унижением поражения в Первой Мировой Гитлер. Они, русские, ведь тоже считали себя униженными крахом СССР, величайшей, по их мнению, несправедливостью, когда они, дети победителей, лишились империи, завоёванной их отцами. Вот эта уверенность в своём законном праве на империю, её тоже вернул им Путин. Разбогатев на шальных нефтяных деньгах, неискушённое и неприхотливое население восприняло свалившееся относительное благополучие как столь желанный многими признак возрождения империи. Этому, понятное дело, способствовала и воинственная риторика маленького вождя, бредни о вставании с колен, и уверенность, что, живя за счёт продажи западу углеводородов можно этот самый запад шантажировать и диктовать свою волю. В мире, где значение страны определяется успешностью экономики, никак не могли уразуметь, о каких таких рычагах влияния и желании диктовать и влиять на мировую политику говорит маленький подполковник. А он в своих речах и намерениях всегда был убийственно серьёзен. Медленно, тихой сапой, то здесь, то там влазили к соседям, указывали как жить бывшим колониям, а если те не слушались — всеми силами их давили -политически, экономически, или даже военным путём, как в Грузии. И как начало заталкивания бывших колоний назад в империю — аншлюс Крыма и война на востоке Украины.

Так, постепенно, возник в мире новый фашистский режим, но на этот раз фашизм этот — необыкновенный, ибо в отличие от своих идейных предшественников идеология здесь вторична. В отличие от Сталина и Гитлера и с поправкой на 21 век сохранены в виде декораций демократические институты, имитация многопартийности, частная собственность. По крайней мере пока. И в лучших традициях Оруэлла — самоидентификация как истинных антифашистов и приклеивания ярлыка «фашист» всем политическим оппонентам, — немногочисленным оставшимся внутри оболваненной страны и испуганной, не ожидавшей явления трамвайного хама в мировом масштабе Европе и Америке.

Прав был Черчилль: «Фашисты будущего будут называть себя антифашистами».

Источник

Короткий URL: http://alter-idea.info/?p=21575

Добавил: Дата: Май 11 2017. Рубрика: Госстрой. Вы можете перейти к обсуждениям записи RSS 2.0. Вы можете сделать trackback вашей записи
Loading...
Загрузка...

1 комм. для “Рождение российского фашизма из застенков сталинской Победы”

Добавить комментарий

Загрузка...
Карта сайта
Войти | Дизайн от Gabfire themes