Рынок коррупции в Украине

Бизнес-омбудсмен Альгирдас Шемета полагает, что власти есть над чем работать для улучшения бизнес-климата и уничтожения преград для предпринимательской активности

— С какими проблемами чаще всего сталкивается украинский бизнес?

— Самое большое количество жалоб касается налоговых вопросов. Но хотел бы отметить, что меняется сама структура обращений. Если ранее это было в основном НДС и электронное администрирование, то теперь все больше мы получаем жалоб по налоговым проверкам. 

— Это хорошо или плохо?

— Это позитивная тенденция. Также в последнем квартале текущего года уменьшилось количество жалоб на органы местного самоуправления, но увеличивается количество жалоб на Национальную полицию и другие силовые структуры. Много жалоб на действия контролирующих органов. Сейчас наш офис стал получать  больше обращений по действиям Антимонопольного комитета. Но это более комплексные жалобы и в них не всегда изначально ясно, кто прав или виноват. 

Если рассматривать общую тенденцию, то несколько увеличивается сложность самих жалоб, и это позитивно. Одно дело — рассматривать грубое нарушение законодательства и совсем иное — разбираться в результатах налоговых проверок, где не всегда бывает изначально ясно, на чьей стороне правда. И с этой точки зрения можно сказать, что работа нашего офиса приходит в свое нормальное русло.

al-girdas-shemeta

— Сейчас проще вести бизнес, чем при старом режиме?

— Нельзя сказать, что бизнес-климат значительно улучшился. Для этого нужны время и принятие разного рода изменений как в законодательстве, так и в подзаконных актах. На последних моих встречах с бизнесом и на регулярных встречах с премьер-министром Владимиром Гройсманом (в присутствии жалобщиков и тех органов, на которые жалуются) я замечаю некий оптимизм со стороны предпринимателей. В том смысле, что само общение между бизнесом и государственными органами улучшается, ныне ведется фронтальная работа по изменениям в налоговом законодательстве. На прошлой неделе была встреча с премьером, где с представителями бизнеса обсуждались предлагаемые изменения в Налоговом кодексе. И все бизнес-ассоциации, которые участвовали в этой встрече, поддержали такие нововведения. Конечно, теперь нужно, чтобы все эти изменения были приняты Верховной Радой, а затем воплотились в жизнь. Но данная тенденция более открытого общения с бизнесом свидетельствует об улучшении взаимопонимания, в том числе с налоговой. Если раньше налоговая считалась закрытой структурой, то сегодня там организуются встречи для бизнес-кругов. Кстати, по результатам моей встречи с премьером Роману Насирову, главе ГФС, было поручено организовывать такие мероприятия не только в столице, но и в регионах. И я думаю, что это первые позитивные шаги, хотя говорить о значительных изменениях пока рано.

— Два года — не такой уж маленький срок для изменений в стране, если, конечно, они вообще планировались…

— Почему-же? После каждой встречи бизнес-омбудсмена и премьера составляются протоколы с распоряжениями разным институциям. И многие из них действительно выполняют поручения. Но констатировать результат мы сможем только после их полного внедрения. Тем не менее есть и те изменения, которые уже работают. В частности, в вопросе возбуждения налоговой уголовных производств против бизнеса. Теперь налоговая не может возбуждать уголовное дело, пока не окончено рассмотрение апелляции. И это значительное достижение. Посему нужно стремиться, чтобы и прочие структуры (полиция, прокуратура, СБУ) тоже не могли прибегать к возбуждению дел. И сейчас в парламенте рассматривается закон об изменениях в Уголовном кодексе. Поэтому позитивные ростки есть. Но все же значительного прорыва мы пока не можем констатировать. Если примут законы, находящиеся сегодня на рассмотрении, можно будет уверенно говорить о значительных коррективах. Потому что предложенные изменения в Налоговый кодекс воплощают почти все наши рекомендации из системного отчета. Если он будет принят в предложенном виде, должна исчезнуть проблема с возмещением НДС. То есть это весьма позитивные изменения. Но надо подождать, когда их примут и они вступят в силу.

Едва ли не каждый день мы видим результаты деятельности Антикоррупционного бюро. Раньше было мало арестов и задержаний в связи с коррупционной деятельностью, а теперь мы наблюдаем это каждый день. Конечно, очень важно, чтобы возбужденные дела были доведены до конца, виновные осуждены и получили соответствующее наказание. А для этого нужно, чтобы судебная реформа прошла успешно. Но все названные мною составляющие находятся в процессе, и главное, чтобы был результат.

— А что-то позитивное при старом режиме имело место?

— Я приехал в Киев уже после Майдана, в начале 2015 года, и не сильно разбираюсь в нюансах старого режима. Но если ответить на ваш вопрос с долей юмора: «Все знали, кому и сколько нужно платить для достижения своей цели». Безусловно, назвать это плюсом весьма трудно. Теперь эта пирамида коррупции рушится, но отдельные ее ячейки все же остаются. По моему мнению, процесс разрушения займет длительное время.

— Можете объяснить, почему в Украине в разы меньше инвестиций, нежели в странах Восточной Европы?

— В Украине количество прямых иностранных инвестиций на душу населения в пять раз меньше, чем в Польше, и в 10 раз меньше, чем в Эстонии. Конечно, очень важен фактор войны на территории Украины. Ибо не все понимают, что Донецк и Луганск находятся довольно далеко от Киева и тем более от западной части страны. Тем не менее факт существования военных действий существенно влияет на поток инвестиций. Но, с другой стороны, в Украине есть проблемы, связанные с неудовлетворительным администрированием налогов, проблемы в отношениях между государственной службой и бизнесом, а также с возможностью возбуждения уголовного производства. Все это не способствует увеличению инвестиций. Тем не менее украинские власти активно действуют для привлечения инвестиций, организовывают инвестиционные форумы, в перспективе — создание Агентства по привлечению инвестиций. 

— В самом начале нашей беседы мы уже коснулись налоговой темы. Как вы думаете, чем налоговики в Украине отличаются от коллег в Восточной Европе? 

— Я могу привести пример моей страны — Литвы. Когда литовский бизнес оценивает качество работы разных органов власти, то эффективность налоговой находится на первом месте. В Украине, увы, бизнес иного мнения и отводит налоговой одно из последних мест в рейтингах.

— Почему литовский бизнес такого высокого мнения о фискальных органах?

— Потому что в Литве были проведены существенные реформы, созданы благоприятные условия для предпринимателей. У нас в стране бизнес слепо не наказывается за малейший проступок. Конечно, налоговики должны выполнять свою работу — собирать налоги, но они обязаны делать ее разумно, не создавая препятствий для развития бизнеса. Хочется, чтобы и в Украине так было. Но, увы, пока здесь многое далеко не так.

— Чем украинские предприниматели отличаются от предпринимателей в Восточной Европе или той же Литве?

— Не секрет, что львиная доля украинской экономики находится в тени. По разным оценкам, теневая экономика в Украине составляет от 40 до 60%. Это огромные цифры! И много бизнеса ведется не по правилам, что, естественно, искажает рынок, создает конкурентные препятствия для бизнеса, который работает по-честному. Вообще, это целая система проблем, с которыми сталкивается бизнес. Также проблематично и то, что весьма часто бизнес в Украине не видит возможности делать что-то совместно (работая в кооперации) и достичь позитивного результата. Отдельно нужно сказать о коррупции, которая имеет спрос и предложение. А ведь бизнес сам может снизить коррупционные составляющие. Естественно, при желании. 

— По-вашему, что создает бизнесу больше вреда: несовершенство украинской налоговой системы или ее перманентные изменения?

— Конечно же, перманентные изменения — это плохо. Бизнес любит стабильность, даже если она не совсем эффективна. К тому же само существование стабильности считается позитивным моментом. С другой стороны, высказывается масса упреков в адрес самой налоговой системы. Я надеюсь, что изменения, которые планируют ввести в сфере администрирования налогов, позволят устранить все самые больные моменты в данной системе и не вносить коррективы в течение хотя бы нескольких лет. Именно это наш офис и рекомендовал в своем системном отчете.

— В случае судебных споров с фискалами у предпринимателей есть возможность отстоять свои права?

— Мы имеем значительное количество жалоб, по которым уже были приняты и вступили в силу судебные решения в пользу бизнеса. Согласно статистике нашего офиса большинство судебных исков выиграл именно бизнес. Но, к сожалению, бывает так, что даже после выигрыша судебного спора (в последней, кассационной инстанции) решение суда не выполняется. И к нам бизнесмены приходят жаловаться на это. Данную проблему мы озвучивали в процессе работы над изменениями в Налоговый кодекс. Мы предложили четкую систему: если бизнес выиграл налоговый спор в конечной инстанции, все действия в его пользу должны происходить автоматически. Конечно, есть и несправедливые решения. Но тогда нужно менять судебную систему, а не ставить под сомнение решение суда. Ибо, если мы постоянно будем сомневаться в решениях суда, то никогда не придем к верховенству права в этой стране.

— Можете ли вы привести примеры конкретных судебных споров с налоговой?

— Недавно завершили дело компании — производителя бумажной продукции по поводу невыполнения судебного решения. Фискальная служба не увеличила сумму отрицательного значения НДС на 22 млн грн в системе электронного администрирования НДС, несмотря на соответствующее решение суда. По этому вопросу мы достигли результата чуть больше чем за месяц — в три раза быстрее, чем предполагает наш регламент.

— На ваш взгляд, в чем проблема с администрированием налогов в Украине? 

— Тут проблем масса. Первая — возмещение НДС. Хотя ситуация вроде бы, улучшается, но к нам продолжают поступать жалобы. Те два реестра, которые предусмотрены, не полностью раскрыты, и предприятия не могут следить, по порядку ли идет возмещение НДС. Поэтому в новых предложениях по изменению налогового кодекса предусматривается единый реестр и его выемка Государственной фискальной службой, чтобы исключить «корректировку». Кроме того, предусматривается автоматическое возвращение НДС для всех. Вторая проблема — электронное администрирование НДС при разрыве договора налоговой в одностороннем порядке. Таких дел, особенно в прошлом квартале текущего года, у нас было много. Но после нескольких встреч на уровне премьер-министра количество таких жалоб уменьшилось. А изменения в Налоговом кодексе предусматривают четкую, прозрачную систему электронного администрирования, которая должна устранить данную проблему.

— Какие еще вопросы являются камнем преткновения?

— К нам часто обращаются по поводу переплат на таможне. Чтобы растаможить товар, предприятия платят таможенную стоимость, насчитанную налоговой. А потом в судебном либо административном порядке добиваются возмещения переплаты. В большинстве случаев возмещение не происходило. Нам стоило максимальных усилий сдвинуть вопрос с мертвой точки. И в конце сентября начался процесс этих возмещений. Сейчас разрабатывается изменение в постановление правительства, которое четче опишет обязанности налоговой возвращать бизнесу переплаты или зачитывать в счет других налогов (если бизнес согласен). Что касается проблемы налоговых проверок, то там все сложнее. Порой прослеживается некомпетенция инспекторов налоговой службы, когда они не засчитывают затраты. 

— А по трансферному ценообразованию нет жалоб?

— Есть, но это более сложный вопрос. Здесь важна высокая компетенция налоговых инспекторов, чтобы они могли точно оценить ситуацию. Кроме этого, есть вопросы апелляции. Мы нередко сталкиваемся с тем, что апелляция проходит формально (каждая высшая инстанция подтверждает решение предыдущей, не изучая дополнительно представленные факты). Но офис бизнес-омбудсмена активно включается в апелляционный процесс. Наши инспекторы практически каждый день присутствуют на апелляциях в налоговой, и так нам часто удается достичь результата — вышестоящая инстанция апелляции отменяет решение нижестоящей. Но для того, чтобы это сделать системным, ведется работа по изменениям в Налоговом кодексе. А именно: чтобы бизнес мог приглашать третьих лиц на апелляцию, в том числе бизнес-омбудсмена, дабы объективно рассматривать в апелляции свои проблемы.  

— Сейчас много разговоров о будущем упрощенной системы налогообложения для малого бизнеса? Стоит ее сохранять?

— Это вопросы налоговой политики: каждое государство выбирает свой путь. Все зависит от дефицита бюджета, надобности сохранять макроэкономическую стабильность. Не секрет, что в Украине «упрощенка» часто используется для уклонения от налогов, что не способствует улучшению бизнес-климата в стране. Но мы как институт бизнес-омбудсмена не вмешиваемся в данную сферу. Кстати, в изменениях к Налоговому кодексу несколько иначе описывается эта система. Но остаются инициативы для малого и среднего бизнеса по налогам, возможность налоговых каникул на несколько лет.

Если смотреть в целом, я не могу сказать, что сами тарифы и налоговая система в Украине не конкурентная. В странах ЕС налоговые системы намного сложнее и по уровню тарифов тоже. Уверен, что любые предложения по тарифам должны быть тщательно взвешенными, ибо нужно понимать, что дестабилизация макроэкономической ситуации приведет к ухудшению бизнес-климата в целом. Особенно это было заметно, когда гривня ежедневно скакала. А любой инвестор обращает внимание в первую очередь на макроэкономику страны.  

— А как подобная система действует в Литве?

— Для микробизнеса есть возможность выкупить разрешение (даже на несколько дней) на открытие своего небольшого дела. И в этом случае предприниматель больше не имеет никаких отношений с налоговиками. Что касается налога на прибыль как такового, то в Литве он составляет 15%. Для малого бизнеса — 5%. 

— Можно ли сказать, что после революции налоговики уже не давят на бизнес?

— Так утверждать нельзя, ибо мы сталкиваемся и с вопиющими случаями такого давления. Но с появлением института бизнес-омбудсмена бизнес имеет возможность защитить свои права, не ввязываясь в коррупционные отношения с теми же налоговиками. Более того, в последнее время случаи давления на бизнес тщательно рассматриваются и ответственные за это все чаще несут наказание. К примеру, на последней встрече с премьером был оглашен список уволенных сотрудников налоговой по причине нарушения норм законодательства. И это серьезный сигнал. Налоговики либо сотрудники других контролирующих органов должны чувствовать ответственность за свои неправомерные действия. Сейчас мы делаем большой акцент на утверждение дисциплинарного устава контролирующих органов, где были бы четко расписаны санкции в отношении сотрудников, нарушающих его положения или другие требования законодательства. Ибо только когда работники будут точно знать, что давление с их стороны либо иное неправомерное действие не останется безнаказанным, ситуация в Украине начнет стремительно и кардинально меняться. И такие изменения уже происходят. Хотя не так быстро, как хотелось бы.

— Подытоживая сказанное, что необходимо сделать, дабы создать в Украине комфортные условия для бизнеса? Почему этого не делают?

— Я бы не сказал, что ничего не делают. Мы уже говорили о той работе, которая проводится. И я постоянно озвучиваю четыре самых острых проблемы (с моей точки зрения), которые нужно устранить для улучшения бизнес-климата в Украине. Это администрирование налогов, изменение системы работы силовых структур (возбуждение уголовных производств, использование Уголовного кодекса для личностного обогащения), реформы системы судов и государственной службы. По всем этим направлениям ведется скрупулезная работа. Скоро на рассмотрение в парламент должны поступить изменения в Налоговый кодекс. Судебная реформа утверждена, и лишь надо ее воплотить в жизнь. Законодательство по реформированию госслужбы тоже принято, и международное сообщество прилагает немалые усилия, чтобы его имплементировали в Украине.

Увы, сложнее ситуация с силовыми структурами: реформа прокуратуры хотя и проводилась, но не удалась. Конечно, в полиции идут изменения, но потребуется еще много времени, чтобы полностью ее модернизировали, так как здесь подразумеваются не только полицейские на улицах, но и следователи, занимающиеся уголовными производствами. То есть в этой сфере нужно сделать немало, дабы она работала успешно. Знаю, что есть желание создать Службу финансовых расследований, которая бы одна занималась проблемами бизнеса. Ибо сегодня мы наблюдаем, как СБУ, прокуратура, полиция и налоговая милиция имеют полномочия использовать Уголовный кодекс в отношении бизнеса, и без стеснения пользуются этим. Недавно я встречался с генеральным прокурором Юрием Луценко по этому вопросу. Вроде бы, его намерения позитивные. Главное, чтобы они переросли в реальные действия.

Короткий URL: http://alter-idea.info/?p=15714

Добавил: Дата: Окт 12 2016. Рубрика: Блог-пост. Вы можете перейти к обсуждениям записи RSS 2.0. Все комментарии и пинги в настоящее время запрещены.
Loading...
...

Комментарии недоступны

Загрузка...
Яндекс.Метрика Карта сайта
| Дизайн от Gabfire themes