Саммит НАТО в Варшаве: итоги для Украины

Прошедший 8-9 июля Варшавский саммит НАТО, по предварительным оценкам экспертов, ознаменовался рядом дипломатических прорывов для Украины. Во-первых, Крым вернулся в международную повестку дня, — и теперь уже ни Киев, ни Брюссель, точнее говоря, бюрократия ЕС, не смогут игнорировать вопрос об аннексии полуострова. Как, прочем, и Россия, — тезис о том, что «территориальное устройство РФ» не представляет собой интереса с точки зрения международного права уже является слабым аргументом для Кремля. Обсуждать будут. И достаточно плотно.
Во-вторых, в рамках НАТО была официально признана не только аннексия полуострова, но и подтвержден факт российского вооруженного вторжения на Донбасс. Однако во время саммита ни разу не было проговорено ни словосочетание «российско-украинская война», ни АТО. И в этом смысле правовой статус происходящего на Донбассе остается открытым, включая международный статус так называемого «ополчения» и подразделений российских Вооруженных Сил, находящихся на территории нашей страны. Понятно, что никто не принимает российскую интерпретацию «гражданской войны», однако и «помощь сепаратистам» не дотягивает до «международного терроризма» или даже «финансирования международного терроризма». Со всеми вытекающими отсюда политико-правовыми последствиями для путинского режима.
Проще говоря, члены НАТО ограничились жесткими политическими заявлениями и декларациями, без взятия на себя юридических обязательств. Да, политико-правовая помощь будет оказана, но такая помощь, судя по тексту Варшавской декларации, ограничится консультациями, обучающими программами и частичным финансированием военной реформы. В то же время вопрос о поставках летального оружия вынесен за рамки саммита, — Альянс не захотел брать на себя ответственность за геополитические последствия военного сдерживания России. Хотя это не означает, что поставок вооружений не будет: данная проблема решена за счет «активизации двусторонних отношений». Теперь вопрос заключается в другом: в каких объемах и под какие цели?

Прощай, Минск-2

Урегулирование вооруженного конфликта на Донбассе после Варшавского саммита перестает быть следствием около-геополитических посиделок в белорусской столице. Минск-2 не работает, а потому поиск решения по мирному урегулированию плавно переходит в расширенный Нормандский формат при непосредственном участии США, Великобритании, Германии, Франции и Италии, а также Украины. Россия удалена из переговорного процесса, хотя не исключено, что европейские страны будут выполнять роль «адвоката дьявола» и продолжат давить на Киев с целью легализации боевиков, проведения выборов на оккупированных территориях и внесения изменений Конституцию Украины. На сколько эффективно, — пока непонятно. Грядущие парламентские выборы в этих государствах способны существенно сместить акценты в пользу официального Кремля. По крайней мере, явно «антироссийских» партий нет ни в Германии, ни во Франции. Позиция Дональда Трампа остается, мягко говоря, неопределенной и размытой.
Интересно, что согласно той же Варшавской декларации, от Украины не требуют проведение конституционной реформы, ни придавать ОРДЛО «особый статус» в рамках унитарной Украины. Больше того, речь идет о проведении выборов по украинскому законодательству и последующей децентрализации и амнистии всех участников боевых действий. «Особый статус» — это ни официальная позиция G5, ни НАТО как организации. Это позиция исключительно Франции и Германии, которую официальный Киев пытается преподнести «внутреннему пользователю» как официальное требование Запада. Ситуацию спасает разве что англо-саксонский противовес Великобритании и США, не позволяющий Европе перейти к тактике более активного давления на Порошенко и открытого лоббирования российских геополтических интересов.

Бюрократия в институциональном тумане

Кроме того, заметим, что в состав НАТО и ЕС входят одни и те же страны. Нет ни одной страны, которая, являясь членом НАТО, одновременно не была бы членом ЕС. Но мы видим, с каким трудом собирается консенсус по отношению к продлению действующих экономических санкций против РФ. В то же время «антироссийские» решения в рамках Альянса принимаются практически «в один голос». Этот парадокс можно объяснить двояко: либо экономические и политические интересы в рамках ЕС находятся в некотором «свернутом» конфликтном состоянии, а общее видение «европейского дома» достигается за счет военной, да и политической мощи того же трансатлантического союза, либо бюрократы Евросоюза, как писал российский классик, слишком далеки от простого народа.
В этом плане конфликт между Великобританией и брюссельскими чиновниками предельно объясним: нет общего правового и даже ценностного пространства, нет общих политических интересов и интересов в области европейской безопасности. Есть просто совместные экономические интересы и стремление унифицировать личную жизнь в рамках некоего «общеевропейского рынка». Это единственное, что реально объединяет всех европейцев. Когда же требуется решение политических задач, тогда ЕС со всем своим чиновничьей мощью институционально проваливается. Такие решения принимаются только в рамках НАТО. Проблема же для Украины заключается в том, что только со временем, — скорее всего, осенью этого года, — будет понятно, кто одержал победу: франко-немецкое желание дружить капиталами с РФ или же англо-саксонское стремление политически и финансово обесценить последний диктаторский режим на территории Старого Света.

Членство в НАТО и политические риски

Украина не стремится к полноценному членству в НАТО. По крайней мере, до тех пор, пока не будут проведены соответствующие реформы, позволяющие стандартизировать отечественную армию и ВПК по натовским технологическим, экономическим и стандартам. Такая официальная позиция удовлетворяет практически всех: европейских и американских партнеров потому, что освобождает их от прямых обязательств по обеспечению безопасности украинского государства; официальный Киев – вследствие возможности сохранить коррупционных кормушек, конечно, при условии сохранения практики «неформальной войны» в рамках так называемого Минского процесса; Россию – вследствие того, что реформаторская нерешительность Киева и сохраняет возможность геополитического давления на украинский политический класс, и поддерживать видимость социальной стабильности внутри страны. Ведь проще вынести элементы гражданской войны из самой России, освободиться от нежелательных деструктивных элементов в виде «казаков», нацистов и других добровольцев, поместив их в донецкий цивилизационный котлован, чем рисковать собственным благополучием. Дело ведь не в санкциях и даже сворачивании социальных стандартов у себя на родине, — просто модель транзитной имперской экономики продажи сырьевых ресурсов уже исчерпала себя. А конструирование иной модели, — с частной собственностью, промышленным капиталом, судом и правами человека, — предполагает отказ от элитной модели государства-для-себя. А на такой шаг ни пойдет ни российский, ни украинский политический класс. А потому лямку «вечной войны» будут тянуть и Москва, и Киев. Пока сил хватит. Или пока нервы не сдадут.
Понимают ли это на Западе? Конечно, понимают. Поэтому никто не собирается отказываться от диалога с Россией. Речь идет об отстранении путинского режима, возможно, даже «демократизации» российской политической элиты. Но не об интеграции ее в европейское ценностное пространство. То же самое относить и к украинскому политическому классу. Сначала реформы, а потом помощь, — извечное европейское требование, которое можно трактовать по-иному: сначала отделение от России, а потом уже и гарантии безопасности. Ведь Европа если и будет брать на себя какие-либо обязательства, то по отношению к государству Украину, а не политическому режиму единоличного правителя.
Так что обещания со стороны НАТО будут. Максимально допустимая поддержка тоже. Но вот гарантий национальной безопасности – никаких. До тех пор пока не только общество, но и украинский политический класс не откажется от российской модели элитной коррупционной государственности. Ведь сохранение этой модели означает, что для Киева реальной гарантией сохранения власти элит является кремлевский политический режим именно путинского образца. И в этом заключается гибридность нынешней украино-российской войны.

Короткий URL: http://alter-idea.info/?p=14073

Добавил: Дата: Июл 12 2016. Рубрика: Геополитический контекст. Вы можете перейти к обсуждениям записи RSS 2.0. Все комментарии и пинги в настоящее время запрещены.
Loading...
...

Комментарии недоступны

Загрузка...
Яндекс.Метрика Карта сайта
| Дизайн от Gabfire themes