Скрытность, подражание и дезинформация как идеология российских спецслужб

Скрытность, подражание и дезинформация — тактика, известная как маскировка — были частью советской доктрины, используемой военными и разведывательными службами СССР, в частности, КГБ и ГРУ. Главной военной целью маскировки является ввод в заблуждение врага относительно расположения, состава войск и целей внешней политики.

гибридная война alter idea

Уже во времена постсоветской Российской Федерации термин «маскировка» превратился из тактического симулякра, означающего камуфляж военных операций в еще более широкий набор средств дезинформации (производство «фейков») и обмана на стратегическом уровне, включая политические, экономические и дипломатические меры для достижения международных целей.

К основным характеристикам маскировки относятся:

  1. сокрытие или камуфляж военных активов и позиций с последующими мерами по предотвращению утечки информации о них;
  2. моделирование ложных объектов и действий;
  3. отвлекающие действия и маневры, чтобы отвести внимание врага от своих истинных намерений;
  4. операции дезинформации.

Все эти меры требуют скоординированных усилий многочисленных организаций и структур при централизованном управлении.

Россия унаследовала эти советские методы и активно использовала их в конфликтах с бывшими советскими республиками. Эта стратегия прослеживается с 1990-х годов и продолжается до настоящего времени: в том числе на Северном Кавказе (Чечня 1994-1996), Молдове (Приднестровье, 1992 год) и Грузии (Абхазия 1992-1993 годов, Южная Осетия, 2008 год, Украина, 2013-2017 годы).

Современное руководство России полагает, что использование традиционных методов маскировки в достижении нынешних целей внешней политики — довольно деликатная миссия, требующая более сложных и скрытых технологий. Владимир Путин на самом деле не хочет, чтобы Россия была изолирована. Он жаждет остаться частью мировой элиты и заинтересован в создании позитивного имиджа и позитивной репутации на международной арене.

Публично Москва вроде бы должна продемонстрировать свою приверженность международным нормам и законам и избегать открытого вмешательства во внутренние дела других государств. Следовательно, главная цель маскировки в стратегии внешней политики современной России заключается в том, чтобы скрыть участие Москвы в производстве нестабильности на территории других странах.

Москва обычно объясняет действия российских «зеленых человечков» и агентов влияния результатом внутренней напряженности, интересов и противоречиями между коренными народами в других странах . «Их там нет» — типичный московский ответ на обвинения в аннексии Крыма и в войне на востоке Украины в 2014-2017 годах.

Но когда Россия больше не способна скрыть своего участия, она предлагает «цивилизованное» оправдание своих действий, ссылаясь на защиту прав человека и используя псевдодемократическую фразеологию.

Маскировка была основным и ключевым элементом российской тактики во время аннексии Крым и при получении контроля над Восточной Украиной в 2014-2015 годах. Сегодня маскировка остается основным инструментом по поддержанию контроля над отдельными районами Донецкой и Луганской областей (ОРДЛО).

Возможное замораживание конфликта на Донбассе важно для Путина в контексте его стратегической цели — возобновления политико-институционального контроля над Украиной и другими государствами бывшего Советского Союза, а в идеальном варианте — создания «евразийского союза» под патронатом России.

В Украине Москве пришлось применить весь спектр своей тактики гибридной войны, в том числе маскировки, чтобы удерживать страну в своей сфере влияния. Стремясь скрыть присутствие своих войск и не позволить другим государствам оказывать помощь Киеву, Россия использовала традиционную тактику обфускации, известную как «4D»:

  • Отклонение — как это сделал Путин после того, как русские солдаты оккупировали Крым
  • Искажение — как российские СМИ сделали абсурдным расследование гибели боинга MH17
  • Малайзийских авиалиний
  • Угрозы- например, когда Россия угрожала атомной бомбардировкой Крыма весной 2014 года

Основными методами маскировки и сокрытия российской активности в Крыму и Восточной Украине в 2014-2017 годах стали:

  1. солдаты без знаков отличия на военной униформе;
  2. использование добровольцев из российских неправительственных ультранационалистических организаций;
  3. скрытая передача оружия и боеприпасов с территории России;
  4. использование гуманитарных конвоев для доставки боеприпасов и топлива в Восточную Украину;
  5. информационная война (дезинформация и пропаганда).

Решение Путина направить российские вооруженные силы в Украину было отчаянным шагом, когда альтернативные методы уже потерпели неудачу. Присутствие регулярных вооруженных формирований, впрочем, практически невозможно скрыть, — и эта особенность одной из слабых сторон российской военной доктрины: применение армии в мирное время.

Были и другие просчеты, которые способствовали провалу гибридной стратегии в Украине:

  • отсутствие пророссийских настроений на востоке и юге Украины;
  • зрелое гражданское общество в Украине;
  • активное молодое поколение украинцев, воспитанное на памяти о репрессиях при Иосифе Сталине и Голодоморе;
  • влияние глобального Интернета как источника информации;
  • Российские военнопленные в Украине;
  • неожиданные и непредсказуемые события, известные как «черные лебеди», такие как гибель рейса MH17, резкое падение цен на нефть и международные санкции против России.

Русская тактика маскировки также была разоблачена посредством Интернета. Широкое использование Интернета и связанных с ним платформ, таких как YouTube, Facebook и Twitter, привело к размыванию российского контроля над информацией на постсоветском пространстве. Фотографии и видеоролики российского военного присутствия в Крыму и на востоке Украины быстро расходились в социальных сетях, часто распространялись самими российскими солдатами, чтобы произвести впечатление на своих друзей и родственников. Российские военные стратеги не учли такие риски.

России также не удалось скрыть тяжелые потери, которые она понесла в Украине. Путину пришлось запретить публикацию официальных данных о потерях Вооруженных сил России. Но местным СМИ и в российских социальных сетях активно распространяется информация о погибших и раненных в Украине.

Оказалось, что применение доктрины маскировки в 21 веке, возможно, дало России временное тактическое преимущество, но создало серьезные стратегические проблемы. Включая потерю доверия, изоляцию, международные санкции и, как следствие, экономический спад и деградацию российского общества.

Украина узнала, что лучший способ предотвратить и преодолеть стратегии маскировки или попросту гибридной войны — собирать и распространять в реальном времени факты и доказательства российской деятельности на иностранных территориях с использованием современных информационных технологий. Эта стратегия может также применяться и в случае вмешательства Москвы во внутренние дела других западных стран.

Правда и прозрачность пугают Москву. Они представляют собой прямую угрозу внутренней и внешней политике, которая основана на полуправде, манипулировании общественным мнением и дезинформации.

Короткий URL: http://alter-idea.info/?p=26025

Добавил: Дата: Ноя 16 2017. Рубрика: Идеи и дискурс. Вы можете перейти к обсуждениям записи RSS 2.0. Все комментарии и пинги в настоящее время запрещены.
Loading...
Загрузка...

Комментарии недоступны




Загрузка...




Погода


Карта сайта