Собирание земель: параллели между 1938 и 2014

Когда случился Крым и Донбасс, многие провели параллели между событиями 1938 года и 2014-го, хотя в Москве это, естественно, гневно отвергают. Схожесть и впрямь бросается в глаза. Ведь чем Германия мотивировала то, что прибрала к рукам не один кусок чужой территории? Надуманным во многом нарушением прав немцев там. Причем, провела перед этим среди самих немцев основательную “подготовительную работу”.

В Германии не так давно произошло малозначимое, с точки зрения большой политики, событие. Судетские немцы, коих сегодня в стране порядка 3,5 миллиона, на Федеральном собрании землячества (Sudetendeutsche Landsmannschaft) в Мюнхене после отчаянных споров утвердили почти тремя четвертями голосов решение об изменении положения устава своей организации и отказались от цели «возвращения» родины. Из устава исключили пункт о возврате имущества, конфискованного Чехословакией после окончания Второй мировой войны.

По сути, решение землячества ни на что не влияет. Но это акт в немалой степени символический. Примиренческий, если хотите. А нам он дает повод в дни, когда человечество отмечает 71-ю годовщину разгрома фашизма в Европе, вернуться к событиям первой половины ХХ века и вспомнить о трагедии, разворачивавшейся в 1938-1946 годах и такой похожей на многое, происходящее три четверти века спустя.

АННЕКСИЯ И УМИРОТВОРЕННЫЕ

Итак, 1938 год. В Европе неспокойно, в воздухе пахнет новой войной. Хотя лидеры ведущих держав и пытаются делать вид, что все еще можно предотвратить. Что с Гитлером можно договориться. А тот вовсю начинает «возвращать Германии былое величие», собирать немецкие земли и «защищать» немцев за рубежами рейха.

В середине марта — аншлюс Австрии. Закон «О воссоединении Австрии с Германией» подписан 13 марта, тогда же в Вену прибывает лично Адольф Гитлер. Примечательно, что в Австрии 10 апреля 1938 года был проведен референдум, по результатам которого за аншлюс с Германией высказались 99,73% принявших в нем участие.

Следующая цель — Судеты. Этот регион вошел в состав провозглашённой в конце октября 1918 года в результате распада после Первой мировой войны Австро-Венгерской империи Чехословакии. В 1938-м из 14 млн человек населения страны 3,5 млн — это этнические немцы, из которых 2,8 млн компактно проживали в Судетской области и еще 700 тысяч — на территории Словакии и Закарпатской Украины.

Германскому властителю нужны, конечно же, не только и не столько братья-арийцы, сколько территория и мощная промышленность, сосредоточенная на ней (Чехословакия в ту пору была одной из наиболее развитых промышленных стран Европы, в том числе и по выпуску продукции военного назначения).

Для Гитлера все уже решено, но на выполнение плана понадобилось несколько месяцев и определенные усилия по “нейтрализации” соседей по континенту. Реализация запланированного, при поддержке из Берлина, местной националистической партией на конец мая референдума о присоединении Судетских земель к Германии — срывается. Правительство вводит в регион войска. С другой стороны границы к ней подтягиваются части вермахта. К тому же СССР и Франция обещают Праге поддержку на случай вторжения, против этого выступает даже Италия. Этот период получил название Первый судетский кризис.

Далее начинаются многонедельные политические игры по «подогреванию» ситуации и выкручиванию рук чехословацкому правительству. Оно в итоге, 5 сентября, соглашается выполнить все требования судетских немцев и предоставить Судетской области автономию в составе Чехословакии. Но Гитлера такой поворот вовсе не устраивает. Через 2 дня происходят стычки активистов с правительственными силами. Всего за время последовавших столкновений погибло до 300 человек, несколько тысяч было ранено.

Собирание земель: параллели 1938 и 2014

12 сентября, выступая на партийном съезде в Нюрнберге, Гитлер, брызжа слюной, заявляет, что хочет жить в мире с Англией, Францией и Польшей, но вступится за судетских немцев, «если их притеснение не прекратится». Нюрнбергская речь стала сигналом к восстанию в Судетах, Прага вводит военное положение. 15 сентября в Германию срочно прилетает премьер-министр Великобритании Артурт Невилл Чемберлен.

Гитлер говорит и ему, что хочет мира, но из-за проблемы с немцами в Чехословакии готов и к войне. А также то, что войны можно избежать, если Великобритания согласится на передачу Судетской области Германии на основе права наций на самоопределение (!). И Чемберлен согласился, после чего провел, спустя 3 дня, консультации с французскими союзниками, на которых было решено, что чехословацкие территории, население которых более чем на 50% состоит из немцев, должны отойти к Германии. А еще через три дня посланники обеих стран в доступной форме объяснили в Праге, что не встанут на ее защиту, и предостерегли от того, чтобы та приняла военную помощь от Советского Союза.

События развивались стремительно. Гитлер обещает части чехословацкой территории Польше и Венгрии. СССР ставит вопрос о германской агрессии в Лиге наций и параллельно грозит Варшаве разрывом договора о ненападении в случае вступления ее войск в соседнюю страну. В самой Чехословакии внутренний кризис, смещено старое и создано временное правительство.

Западные державы, в надежде избежать наихудшего, готовы на все. 29 сентября в Мюнхене собираются лидеры Германии, Великобритании, Франции и Италии (Гитлер, Чемберлен, Даладье и Муссолини). В ночь на 30 сентября они подписывают соглашение (Мюнхенский сговор), с которым ознакомят чешскую делегацию, вообще не допущенную к переговорам, лишь по факту. И буквально вынудят ее подписать документ. На следующий же день немецкие войска без сопротивления займут Судеты

Судеты

 

ак в 1938 году была разрушена система европейской безопасности, сложившаяся после Первой мировой войны. Судетская область вошла в состав Третьего рейха в качестве Reischsgau Sudetenland. Площадь аннексированной территории составила 41 тыс. кв. км с населением 4,9 млн человек. Кроме того, ряд других районов были присоединены к Баварии и к районам Верхний Дунай и Нижний Дунай (бывшая Австрия).

А через год началась Вторая мировая.

ВЫНУЖДЕННОЕ ВОЗВРАЩЕНИЕ

Нельзя не вспомнить и то, как развивались события после Второй мировой войны. Фашизм был побежден, и в Европе случился кризис беженцев. Многие из них — это вынужденные переселенцы, в том числе и судетские немцы, которых принудительно выселяли с территории страны, вновь ставшей Чехословакией.

Политическую основу для этого дали так называемые декреты Эдуарда Бенеша (президента Республики) июня-октября 1945 года и Потсдамские соглашения, заключенные между странами-победительницами в августе 1945 года.

Уже 30 мая 1945 года первые 20 тысяч чешских немцев вынуждены были покинуть Брно и идти к границе с Австрией. Пешком. Австрия закрыла для беженцев границу, и тех почти месяц держали фактически под открытым небом или в бараках и тюрьмах. Лишь спустя более трех недель тех, кто выжил, австрийские пограничники все же впустили в страну. Позже этот поход получил название “брненского марша смерти”, поскольку во время него от истощения и дизентерии погибли около 1700 человек.

Многие из тех, кто еще оставался на территории Чехословакии, а это также более полутора миллионов беженцев из Силезии, которые в феврале-марте 1945 года пришли в Судетскую область, спасаясь от наступавших советских войск, успели побывать в лагерях. Самых настоящих концлагерях (их позднее назвали лагерями для интернированных), где обходились с ними немногим лучше, чем до этого фашисты со своими узниками. Зафиксированы многочисленные факты “изощренно жестокого” обращения с немцами и убийств, хотя Потсдамская конференция постановила, что выселение немцев из Чехословакии, так же как из Венгрии и Польши, должно проходить «упорядоченным и гуманным образом». Чехи мстили. И порой даже солдатам Красной Армии, многие из которых сами “отличились” за время победного марша по Восточной Европе, приходилось спасать немцев от рук местных.

Те, кого депортировали (назвали их нейтральным словом “переселенцы”) в 1946 году, вспоминали, что вывозили их в вагонах для скота. По несколько таких поездов уходили ежедневно. Выдворенных не только из Чехии, но и из Польши немцев расселяли как на территории Западной Германии, так и в советской зоне оккупации — порядка 4 миллионов человек. Только в 1946 году на железнодорожные станции в американской оккупационной зоне из Чехословакии прибыли 1111 составов с 1 млн 183 тыс. 370 немцами. В советскую оккупационную зону — 750 тысяч немцев.

Брать с собой больше 50 кг самых необходимых вещей было запрещено (согласно декрету о конфискации вражеской собственности). Все, что было нажито (ведь эти люди жили в тех местах на протяжении поколений), пришлось оставить.

Причем зачастую вновь прибывших подселяли к местным жителям, что вовсе не радовало хозяев. В существовавших и там лагерях для интернированных людей привлекали к принудительным работам. Адаптация на исторической родине многим далась непросто.

Причем, высылали не только немцев, но заодно и венгров, а также коллаборационистов и предателей, которым также было отказано в гражданстве. Был применен принцип “коллективной вины или используемого языка». Чешские власти приказали всем немцам в стране до высылки носить белую или желтую повязку на рукаве или пришить к своей одежде кусок белой материи (совсем как всего несколько лет назад гитлеровцы помечали евреев). По отношению к ним применялись различные меры дискриминации и унижения.

Всего выселение около 3 млн немцев из Чехословакии было осуществлено в три этапа — с 1945 по 1951 год. Только по официальным чешским данным, за время депортации погибли 18816 человек, многие были покалечены или подвергались насилию. Судьба более 200 тысяч немцев и вовсе остается неизвестной до сих пор.

К слову, в мае прошлого года, когда отмечалось 70-летие окончания Второй мировой войны, администрация чешского города Брно впервые за все эти годы выразила “сожаление” по поводу депортации немецкоговорящего населения. Однако сегодня почти 70% чехов, согласно данным опроса агентства NMS Market Research и проекта «Память народа», считают, что изгнание немцев из Судетской области Чехословакии было “неизбежным и справедливым”, и не следует приносить официальных извинений и уж тем более компенсировать потомкам депортированных стоимость оставленного имущества.

ПАРАЛЛЕЛИ И АЛЛЕГОРИИ

Когда случился Крым и Донбасс, многие провели параллели между событиями 1938 года и 2014-го, хотя в Москве это, естественно, гневно отвергают.

Схожесть и впрямь бросается в глаза. Ведь чем Германия мотивировала то, что прибрала к рукам не один кусок чужой территории? Надуманным во многом нарушением прав немцев там. Причем, провела перед этим среди самих немцев основательную “подготовительную работу”.

В Чехословакии, где этнические немцы составляли более 22% населения (в Судетской области они составляли порядка 90% местного населения), а чехи немногим более половины (третьей по численности народностью были словаки — 18%), национальный вопрос хотя и стоял, но не остро, без особого сепаратизма. При этом судетские немцы имели свое представительство в Национальном собрании и органах местного самоуправления, образование в школах велось на их родном языке.

Люди нормально уживались между собой. Ровно до тех пор, пока Гитлер не взялся подкармливать и финансировать местную пронацистскую партию, вместе с которой разработал план создания Судетской автономии. Ведомство Геббельса через своих проводников сумело убедить судетцев в том, что чехи их давят и притесняют. В это безоговорочно поверили и потребители пропаганды в самой Германии, где СМИ подняли страшный вой о притеснениях.

В начале 1938 года финансируемая рейхом Судетская немецкая партия умело спровоцировала беспорядки в приграничных областях Чехословакии, а когда власти ввели войска для наведения порядка, воззвала к “родине”: “Спасайте!” Ну как Берлин мог не отреагировать на призыв соотечественников? В феврале 1938 года канцлер Адольф Гитлер обращается к рейхстагу с призывом «обратить внимание на ужасающие условия жизни немецких собратьев в Чехословакии», после чего к границе стягивают части вермахта.

Как ответила Европа на действия рейха после Мюнхенского сговора? Да, собственно, никак. Англия и Франция, как известно, приняли политику умиротворения диктатора. Польша и вовсе поживилась территориями (и уже через год стала страной, куда вторглась германская армия). СССР, возможно, и пришел бы на помощь, но президент Бенеш сам сделал это невозможным.

В итоге униженная Чехословакия, судьбу которой решали за ее спиной, осталась один на один со своими проблемами. К тому же, в марте 1939 года были созданы два имперских протектората — Богемия и Моравия, а немецкие войска вошли в Прагу. Страна, превратившись в Чехию, потеряла пятую часть своей территории, около 5 миллионов населения (из которых 1,25 млн — чехи и словаки), треть всего промышленного потенциала, большие запасы оружия (которые, как на беду, в основном были сконцентрированы именно в наиболее промышленно развитой Судетской области).

ВЗГЛЯД ИЗ СЕГОДНЯ

Как часто бывает в истории, она по прошествии десятилетий получает разные, порой диаметрально противоположные оценки. И каждый пытается объяснить происходившее “под себя”.

Так, например, министр финансов ФРГ Вольфганг Шойбле в конце марта 2014 года, выступая перед школьниками и пытаясь “на пальцах” объяснить им произошедшее с Крымом, провел параллели между ситуацией в Украине и Чехословакии в 1938 году. «Тогда русские скажут, что это никуда не годится, сейчас в правительстве какие-то фашисты, которые представляют угрозу нашему российскому населению», — заявил тогда Шойбле, добавив, что Гитлер действовал теми же методами в Судетской области. Потом, правда, представители Минфина всячески пытались сгладить неловкость, уверяя, что их шеф не сравнивал Россию с Третьим рейхом, а Путина — с Гитлером.

Немецкий историк и публицист Карл Шлегель также посчитал уместным сравнение действий Кремля с тридцатыми годами прошлого века, с мюнхенской политикой умиротворения, с аншлюсом нацистской Германией Австрии, Судетской области или Мемельського края (сегодняшняя Клайпеда). При этом он назвал попытки оправдать сегодняшнюю политику агрессии якобы тем, что кто-то где-то когда-то оставил следы своего культурного наследия, своего этноса — “идеологическим извращением”, которое может похоронить всю Европу.

По ту сторону Кремлевской стены царят другие мнения. Так, в своей поразившей многих статье в «Известиях» от 3 апреля 2014 года профессор МГИМО, главный научный сотрудник Центра общественно-политических проектов и коммуникаций Андраник Мигранян призвал “отличать Гитлера до 1939 года и Гитлера после 1939 года и отделять мух от котлет”.

По словам этого политолога, все дело в том, “что пока Гитлер занимался собиранием земель, и если бы он… был бы славен только тем, что без единой капли крови объединил Германию с Австрией, Судеты с Германией, Мемель с Германией, фактически завершив то, что не удалось Бисмарку, и если Гитлер бы остановился на этом, то остался бы в истории своей страны политиком высочайшего класса”.

А то, что в историю этот персонаж вошел как величайший злодей, московский профессор относит исключительно на счет того, что Гитлер “поставил перед собой и Германией бредовые идеи мирового господства, объявив целые народы неполноценными, попытавшись утвердить превосходство арийской расы над другими, менее полноценными, и поставив своей целью уничтожение десятков миллионов славян, евреев, цыган и других этносов”. “Именно эти бредовые идеи привели к такому печальному концу как Гитлера, так и всю Германию. И всё это не имело никакого отношения к объединению Германии и собиранию немецких земель”, — писал Мигранян.

Вон оно как… Немцы видят прямую вину Гитлера в его политике расширения владений, те же, кто его победил — напротив, воздают ему за это хвалу. Но и те, и другие не могут не признавать того, что кончил то диктатор плохо. И мир никогда не забудет того зла, которое принес он многим народам. В том числе и своему собственному, безоговорочно слепившему из фюрера кумира.

Источник

Короткий URL: http://alter-idea.info/?p=12381

Добавил: Дата: Май 10 2016. Рубрика: Геополитический контекст. Вы можете перейти к обсуждениям записи RSS 2.0. Все комментарии и пинги в настоящее время запрещены.
Loading...
...

Комментарии недоступны

Загрузка...
Яндекс.Метрика Карта сайта
| Дизайн от Gabfire themes