Сортировочная машина капитализма

В своих работах Нордстрем исследует, как меняется бизнес под натиском технологий и глобализации. Он занимает пятую строчку в европейском рейтинге профессионалов в области менеджмента, консультирует правительства и корпорации, а также читает лекции по стратегическому управлению.

Он поделился с российскими топ-менеджерами своим видением грядущих перемен и даже озвучил предварительное название своей новой книги (выйдет в 2018 году) — Fuck Technology.

Rusbase записал основные идеи знаменитого экономиста.

Почему Трамп победил

У меня есть объяснение, почему мистер Трамп победил, и почему все так этому удивлены. Многие думают, что мир сошел с ума. Дело в том, что наш мозг ничем не отличается от мозга людей, живших 200 лет назад. Мы не эволюционируем так быстро. А что происходит с миром? Технологии ускорили время в десять раз, и увеличили человеческую мощь в 300 раз. Если умножить эти показатели, мы получим три тысячи уровней изменения. Политические инструменты, которые мы использовали пять или десять лет назад, больше не работают.

Это планета капиталистов

Мы все живем в Матрице. Это тот момент человеческой истории, когда на всей Земле функционирует одна система. На нашей планете 219 стран, в 218 из которых рыночная экономика. Одна только Северная Корея живет с другой системой. Это как если бы все жители Земли говорили на английском. Поэтому мы все говорим на одном языке, везде бизнес устроен примерно одинаково.

Урбанизация только началась

Мы сейчас еще только в начале (а не в середине) процесса быстрейшей в человеческой истории урбанизации. В мире 219 стран и 600 крупных городов. Через 30 лет 80-85% людей будут жить в этих 600 мегаполисах, и на них будет приходиться 95-99% экономической активности. Оставшаяся территория превратится в junk space. Этот процесс уже происходит в России, в Австралии, в США и даже в Китае.

Сейчас мы наблюдаем рождение мультигородских корпораций вместо мультинациональных. Мы видим, как города начинают чувствовать свою независимость от страны и требуют свободы. Лондон после брекзита заявил, что хотел бы остаться в ЕС. Лондон представляет собой треть британской экономики. И эта треть заявляет о том, что она имеет свой взгляд на вещи.

Диджитал или смерть

Все, что может быть диджитализировано, будет диджитализировано. Нас будет окружать умная пыль. Кажется, скоро макияж станет умным и будет напоминать нам, когда пришло время его смывать.

Всех интересует FAANG — что это такое? Нет, это не маленький китаец. Это Facebook, Amazon, Apple, Netflix и Google. Всем приходится оглядываться на них. Если ваша идея вписывается в мир FAANG, вы сможете это сделать. Если нет — это будет трудно или невозможно.

Все технологии и поведение должны оглядываться на них, если это вписывается в FAANG, вы сможете это сделать, если не вписывается, это трудно или невозможно. Spotify приходится платить Apple, чтобы находиться в App Store. Власть FAANG — это не хорошо и не плохо, это стандарт. Если вам не нравится капитализм, вам пора в Северную Корею, если вам не нравятся города, живите в деревне.

Что такое капитализм

Когда ваши дети задают вопрос, что это такое деньги, как им это объяснить? Рыночная экономика представляет собой машину, которая делает всего одну вещь: сортирует вещи на эффективные и неэффективные. Это может быть что угодно — бизнес-школы, рестораны, любые компании и продукты.

Мы можем ускорить работу этой машины — дать ей информацию, чтобы она сортировала бизнесы еще быстрее и еще более жестоко. В 2012 году обанкротилась корпорация Kodak, и тысячи людей оказались на улице.

Почему мы глупеем каждый день

У нас в голове есть пузыри, в которые нас учили верить с детства — родители, учителя, правительство.

С рождением интернета в 1994 году общее количество знаний выросло по экспоненте. За это время мы произвели огромное количество данных и цифрового контента. Машины ускорили производство информации, подобно тому как раньше они ускорили производство на фермах.

Это означает, что каждое утро вы просыпаетесь более глупыми, чем были вчера. Будь вы президент России или США, архитектор, врач, дантист, логист, учитель, налоговый консультант, фотограф — это происходит с каждым из нас.

Нам говорили, что мы должны стать мастерами хотя бы в чем-то. Но теперь не может быть никаких мастеров, сейчас мы все любители. Поэтому нам нужно сотрудничать на всех уровнях — местном и международном, потому что мир стал слишком сложным. Ни один ученый и ни одна компания не могут ничего сделать в одиночку. Знаете, сколько человек участвуют в создании хитов шведского музыканта Avicii? Иногда 20 человек. Или, например, Нобелевская премия раньше присуждалась одному человеку. Сейчас же ее делят два, три, а иногда пять исследователей. Потому что стало невозможно делать что-то в одиночку.

Планы — это танцы с бубном

Нас с детства учили строить планы — на свою жизнь, для страны, для компании. Все эти стратегии, бюджеты, расписания. Но сейчас у нас есть проблема, и она называется «хаотическая система второго порядка». Это как погода — очень трудно предсказать, что будет на следующей неделе. То же самое справедливо для акций и курсов валют.

Это означает, что сегодня планы превратились в африканский танец дождя. Вы можете очень хорошо танцевать, но дождь все равно не пойдет. Единственная альтернатива планам — пробы и ошибки. Это то, чем занимаются ученые — проводят эксперименты и документируют результаты. Сейчас эта логика приходит из университетов и лабораторий в бизнес и даже в правительства.

Я много работал с немцами, они такие забавные. Я работал с Siemens — помните, они делали мобильные телефоны? Очень хорошие мобильные телефоны, хотя они и выглядели так, как будто разработаны в 1991 году. Siemens теряли деньги и я предлагал им поэкспериментировать. Но немецким инженерам не хотелось этого, они хотели сразу узнать, как правильно.

Сейчас эксперименты со смартфонами переносятся в автомобилестроение. Tesla — это айфон на колесах. Вы загружаете новый софт в свою машину. Эта сфера тоже превращается в хаотическую систему, и уже вы не можете сказать, что правильно.

Инфляция образования

Это прозвучит странно от профессора экономики, но ценность высшего образования и научных степеней перестала расти, а в некоторых странах падает. Технологии разрушили монополию на вербализированные знания (articulated knowledge), которые нам дают в университетах.

Но у нас есть другой тип знаний, которых мы иногда боимся. Это то, что в английском называется tacit knowledge, или silent knowledge. Мы всегда знаем больше, чем можем сказать. И я верю, что в будущем конкурентные преимущества будут основаны на скрытых знаниях.

Но что же мы можем сказать нашим детям? У меня двое сыновей. Мы должны сказать им, что университетские знания абсолютно необходимы, но не достаточны для достойной жизни.

Как стать монополией

В капитализме деньги делаются через монополию. Нет монополии — нет денег. Я знаю, вы думаете, я упрощаю, потому что монополия незаконна. Но я употребляю это слово в другом значении.

Давайте проведем эксперимент — я скажу предложение, а вы подскажете мне пропущенное слово. Я ненавижу Ikea! Я лучше пойду… Вот видите, у вас проблема. Это потому, что Ikea имеет временную монополию, и она у вас в голове. И это абсолютно легально.

40% сидящих в этой комнате вздрогнут, если я скажу, что айфоны сняли с производства, и вам придется пользоваться телефонами на Android. Дело в том, что Apple создала временную монополию у вас в голове. Это и делает ее невероятно прибыльной компанией.

Все, что вам нужно — создать в голове ваших потребителей монополию. Это можно сделать с рестораном, баром, авиакомпанией, это общий принцип. Я работал с небольшой норвежской фирмой, которую некоторые из вас должны знать. Узнаете этот детский стул? Да, он называется Tripp Trapp. Этот стул позволяет ребенку сидеть на одном уровне с взрослыми. Это очень скандинавская идея, не правда ли? Что дети тоже люди, у них такие же права и сидеть они должны вместе со взрослыми.

Сегодня Stokke Fabrikker успешно работает в 60 странах, занимая по 50% рынка в каждой. Когда европейская женщина узнает о своей беременности, она думает: «О, нам нужен еще один Tripp Trapp». Заметьте, никакой Ikea. Это временная монополия в головах родителей.

Леди Гага — тоже временная монополия, потому трудно найти ей замену. Если вы пригласили ее на свою рождественскую вечеринку и она заболела, вам будет сложновато найти вторую Гагу. Такие ментальные монополии создаются по большей части из скрытых знаний, чем вербальных.

Помните Volvo 242? Это же самая нелепая машина из всех, что когда-либо выпускались. Настоящий восточногерманский танк! Почему она так странно выглядит? У людей был богатый выбор машин — премиум-автомобили, спортивные автомобили, секси-автомобили. Но Volvo 242 — первый в мире автомобиль, который был целиком спроектирован как самый безопасный. Это была очень популярная модель, Volvo продала почти 3 млн таких машин. Но потом другие автопроизводители стали выпускать безопасные машины, а сейчас все машины такие же безопасные, как Volvo 242. Компания потеряла свою монополию.

Наша жизнь как цепь транзакций

В этом году Нобелевская премия по экономике была вручена за исследования в области теории контрактов. Оказалось, система бонусов очень эффективна, если вы сортируете картошку. Если вы материально простимулируете людей, они будут сортировать как сумасшедшие! (также хорошо это работает для моркови).

А вот для классических музыкантов бонусная система не очень хорошо работает — они не играют лучше, они играют быстрее. Для всех действительно сложных процессов бонусы не работают. Если вы топ-менеджер в крупной корпорации, вы будете пытаться понять бонусную систему вместо того чтобы делать свою работу.

Человеческую жизнь можно представить как очень длинную цепь транзакций. Благодаря технологиям эти транзакции (заказать книгу, арендовать машину, забронировать отель) стали дешевыми и быстрыми как никогда.

Любая человеческая деятельность — от Сколкова в Москве до детского сада в Лондоне — могут и будут организованы по-другому. Они сейчас выглядят так, а не иначе, именно из-за стоимости транзакций, которая всегда может измениться.

Посмотрите, как Uber перестроила рынок такси. Мы с вами — возможно, последнее поколение владельцев машин. Через 7 — максимум через 14 лет мы не будем владеть автомобилями, мы будем их арендовать. Кстати, Германия уже готовится к полному запрету автомобилей на углеводородном топливе (2030 год).

Что же делать?

Если мы собираемся создать временную монополию (а это и есть задача бизнеса), у нас есть большая проблема. Лучше всех ее описал американский профессор Харольд Блум — думаю, это лучший литературовед планеты. Летом я был на его лекции. Закончив свою полуторачасовую речь, он развернулся в дверях и добавил:

— Помните, дамы и господа: только 26 авторов вы должны прочитать, все остальное — их копии.

Я называю это миром караоке. Все машины выглядят одинаково, все отели выглядят одинаково внутри и снаружи, все превращается в караоке. Главный вызов для бизнеса — вырваться из этой похожести, сохранять оригинальность в век всеобщей стандартизации.

Источник

Короткий URL: http://alter-idea.info/?p=16303

Добавил: Дата: Ноя 14 2016. Рубрика: Экономика stand by. Вы можете перейти к обсуждениям записи RSS 2.0. Все комментарии и пинги в настоящее время запрещены.
Loading...
...

Комментарии недоступны

Загрузка...
Яндекс.Метрика Карта сайта
| Дизайн от Gabfire themes