Трамп на шпагате

То, что Трамп – это «проходной» президент, уже ни у кого не вызывает сомнений. Сможет ли он продержаться до конца срока? Скорее, да, чем нет. Не смотря на личную неприязнь со стороны американского политического истеблишмента, реальных институциональных предпосылок для провала его президентства нет. Другое дело, какие процессы будут запущены при попытке реализовать космические проекты по постройке антимигрантской стены на границе с Мексикой, переформатированию НАТО, пересмотрру торговых связей с Европой, а главное – после выхода из Транстихоокеанского Партнерства в условиях нагнетания политической конфронтации с Китаем.

Российский фактор

Кроме того, не совсем понятно, что предпримет 45-й президент США на российском фронте. Предсказать действия «друга Владимира», пережившего Клинтона, Буша, и Обаму, становится все труднее. Конечно, можно выстроить апокалипсическую модель, что-то типа Ялты-2, но такой сценарий нереализуем в принципе. По двум причинам. Первая – в Кремле почему-то забывают, что в США действует политическая система, а не персоналистский режим, как в России. Личные «хотелки» Трампа затормозятся уже на уровне его же администрации. Во-вторых, Ялта 1945 года получилась потому, что о разделе мира договаривались страны-победительницы, когда до основания была разрушена мировая система безопасности, а механизм ее воспроизводства еще не был запущен. Сейчас же в легитимности ООН, НАТО, ОБСЕ и других международных институтов никто не сомневается. Да, вопросы есть к гибридной природе Совета безопасности, но это связано с односторонним отказом Москвы от соблюдения норм международного права. В Белокаменной не понимают, что пересмотр принципов политики, о чем заявил Трамп, не означает отказ от норм права. Так что договариваться не о чем – нет ни объекта, ни предмета для ведения подобного рода переговоров.

Вместе с тем нельзя отрицать того факта, что благодаря действиям Москвы мир не просто изменился. Сейчас мы наблюдаем динамическое изменение международной системы, и эти изменения коснуться и США, и России, и Европы. В какой мере Трамп с его сугубо бизнес-подходами способен управлять этими изменениями, – неизвестно. Президентская команда, судя по всему, намерена концентрироваться на решении внутриэкономических задач. Однако международную политику, как и роль мирового жандарма, никто не отменял, тем более в атмосфере роста китайских и российских геополитических амбиций.

Ортодоксия

Пока непонятно, будет ли стратегия новой администрации исходить из ортодоксальных взглядов своего шефа или все же Трампа ограничат институциональными барьерами. Если начнется пересмотр всей внешнеполитической доктрины, будет провозглашена отмена «антироссийских» санкций вкупе с предоставлением Москве «права» на оккупацию «приграничных территорий», то импичмента не избежать. Американской бюрократии все равно – власть перейдет к вице-президенту, выборы через четыре года, Конгресс сконцентрируется на обычной текучке. Словом, ничего принципиального не произойдет, разве что механизмы, запущенные еще при Обаме, приобретут еще более рельефные геопополитические очертания. О самом же Трампе как идеологическом недоразумении забудут – первична Республиканская партия, а не сам Трамп.

Ради справедливости, нужно отметить, что описанное выше – радикальный сценарий, который вряд ли будет реализован. Скорее всего, 45-й президент США, столкнувшись с институциональными ограничениями, умерит свои персональные амбиции. Впрочем, коррекция политики произойдет в любом случае, особенно после довыборов в Конгресс и Сенат.

Интересно другое. Кроме Китая и России, перед Дональдом Трампом открываются не менее значимые проблемы – ИГИЛ, Сирия, Ирак, Израиль, с которым уже подпорчены отношения, Афганистан. Все эти трудности, явно не временного характера, предполагают определенные вводные, своего рода «преемственность политики». В противном случае включается механизм геополитического прецедента, при котором авторитарные и террористические режимы понимают происходящее как вседозволенность. Если Америка игнорирует свои международные обязательства, то почему нам нельзя? Москве ведь до сих пор удавалось играть в свою игру, Телль-Авиву тоже. Пока выработаются новые правила и договорятся с основными игроками возникнут еще несколько периферийных конфликтов. Тогда не будет никакого дела ни до Пальмиры, ни до Мосула, ни до Йемена или даже до Донецка с Крымом.

Российско-китайский канат

Как ни парадоксально, Трамп в какой-то мере прав. С российской ядерной кнопкой и ролью Москвы в Европе, на Ближнем Востоке и в Восточной Азии считаться придется. Какой ценой и за счет чьих национальных интересов, – вот проблема. Видимая мягкость Обамы позволяла учитывать разные интересы и одновременно избегать проблемных компромиссов. Трамп же со своей фермерской непосредственностью намерен до основания все разрушить, а вот что будет взамен – большая американская загадка. Экспортировать демократию он не хочет, а сливать Сирию, Крым, Донбасс или Прибалтику ему просто не позволят.

Китайский фронт также постепенно затягивает туманом стратегической неопределенности. С одной стороны, Поднебесная вступила в период экономической и политической фрустрации, отмеченной замедлением экономического роста и политическими усилиями, направленными на централизацию власти со стороны президента Си Цзиньпина. С другой стороны, Китай обладает второй по величине экономикой в мире и располагает вооруженными силами, которым, извините, нужна практика для «обкатки» современных типов вооружений. К тому же китайское руководство, в отличие от американской администрации, не ограничено институциональными и системными факторами, над ним не довлеет дамоклов меч выборов, да и особых препятствий к региональной гегемонии в не слишком отдаленном будущем у Пекина тоже нет. Так что экономическая война экономической войной, но с Пекином договариваться все равно придется. А там еще и Ближний Восток, и Азиатско-Тихоокеанский регион, Корея и Япония. Но пока Трамп, кажется, не понимает, что если Америка откажется финансово тянуть на себе НАТО, платить за безопасность на Ближнем и Дальнем Востоке, то взамен он обязан получить опорных геополитических союзников в базовых для США регионах мира. За счет экономических и таможенных войн, перекраивании границ и перешивки товарных рынков это сделать невозможно.

Однако, на наш взгляд, наибольшей опасностью является заявление Трампа об отказе поддержки идеи «одного Китая», – речь идет о признании независимости Тайваня и Тибета. К чему приведут такие шаги, – а напомним, что президент США обладает эксклюзивным правом на определение границ, в том числе и иностранных государств, – сложно сказать. Войны, конечно, не будет. А вот санкции со стороны Пекина вполне возможны. С учетом того, что экономики стран взаимно переплетены друг с другом, а доля китайских инвестиций в американскую экономику составляет более 30%, то удар будет такой силы, что проголосовавшие за Трампа белые фермеры надолго пожалеют о своем политическом выборе. Как следствие – импичмент, что Трампу, понятное дело, не нужно. Так что от администрации ждем существенных отступлений, первоначально заявленных президентом.

Однако если Вашингтон и боится появления конкурирующего гегемона в азиатско-тихоокеанском регионе, то ему следовало стравить Москву и Пекин, но никак не искать дружбы с Кремлем ради непонятной идеи вытеснения Китая с североамериканского континента.

К тому же Трампу следовало бы не забывать, что сегодняшняя российская бензоколонка полностью, в том числе технологически, зависит от Китая. И эта зависимость, по мере нарастания геополитического сжатия Белокаменной, будет только накручиваться с каждым годом. Шанс заполучить назад свои земли, отнятые северным соседом в 1861 году, Поднебесная уже не отпустит. Вопрос к Трампу-бизнесмену: зачем тратить усилия по спасению мертвого бизнеса? Не проще ли с партнерами разделить хотя бы то, что можно спасти?

Короткий URL: http://alter-idea.info/?p=18702

Добавил: Дата: Янв 23 2017. Рубрика: Геополитический контекст. Вы можете перейти к обсуждениям записи RSS 2.0. Все комментарии и пинги в настоящее время запрещены.
Loading...
Загрузка...

Комментарии недоступны




Загрузка...






Карта сайта
Войти | Дизайн от Gabfire themes