Украинское экономическое чудо

Часто можно услышать и прочитать о том, что Украине необходимо свое «экономическое чудо». Под экономическим чудом обычно понимают очень быстрое и устойчивое развитие на протяжении достаточно длительного времени. Такое чудо демонстрировала Германия в послевоенные годы, Япония с середины 50-х до начала 70-х годов прошлого столетия, Южная Корея, Сингапур, Тайвань, Гонконг в 60–90-е годы ХХ века, Китай, имевший на протяжении нескольких десятилетий средний прирост ВВП, близкий к 10%, и т.д. Украина же продемонстрировала другое «экономическое чудо».

В истории еще не было такого случая, чтобы страна, входившая по уровню индустриального развития в первую десятку стран, через четверть столетия утратила значительную часть своего промышленного потенциала, более трети ВВП, что является одним из наихудших в мире результатов экономической динамики за этот период, и вошла в числобеднейших стран Европы. Как это может быть? Это действительно чудо с отрицательным знаком, достойное не меньшего внимания, чем остальные чудеса.

Если попытаться собрать самых заклятых врагов Украины и поставить им задачу сделать для этой страны как можно хуже, то они вряд ли бы достигли таких успехов, каких добились «друзья народа», безмерно любящие Украину, днем и ночью думающие о благосостоянии людей, постоянно реформирующие экономику и общество, не забывая призывать народ затянуть пояса, потерпеть до завершения реформ, конца и края которым не видно, при этом лично безмерно обогащаясь и бессовестно демонстрируя свое материальное богатство, а заодно, но неосознанно, и свою духовную нищету. За формальными словами о любви к Украине, к сожалению, скрывается «реальная любовь» в очень грубой и извращенной форме, обманывающая, обворовывающая, унижающая и обгаживающая. И к этому уже привыкли. Между тем реформирование вовсе не обязательно должно быть связано с затягиванием поясов и потерями. Китайцы, например, считают, что реформы должны улучшать жизнь людей. Если это не так, то зачем такие реформы?

Часто экономическое чудо связывается с определенным именем: в Китае — с именем Дэн Сяопина, в Сингапуре — Ли Куан Ю и т.д. В Украине такого лидера нет. Но есть коллективный портрет, с которого на нас смотрят хорошо узнаваемые лица, респектабельные и добрые внутри. И усомниться в том, что хотели «как лучше», в общем-то, нет оснований, но беда в том, что вышло «хуже некуда». Все непросто. Но тем более важно хотя бы в общих чертах понимать, что произошло и что происходит. Не просто знать перечень фактов и событий, искать ответственных и виновных, а именно понимать логику всего процесса. Но, к сожалению, даже такого вполне естественного запроса в обществе нет. В большинстве случаев ограничиваются выражением недовольства, протеста, руганью, побоями, перепалками и перестрелками, поиском виновных и требованиями их наказать.

Украина с момента обретения независимости оказалась в сложной ситуации, которая не была адекватно осознана. Кроме известных и понятных трудностей с разрывом экономических связей со странами бывшего СРСР, прежде всего, Россией, существовало еще недопонимание того, что переход к рыночным отношениям — это не только изменение механизма функционирования экономики, но и изменения в размещении производительных сил. Это одно из важнейших обстоятельств, предопределивших длительность трансформационного кризиса в Украине (почти десять лет). В рыночной экономике различные производства, а также города и села часто возникают в совершенно иных местах, чем в директивно-плановой. Поэтому многие директора заводов, обрадовавшиеся приватизации и самостоятельности предприятий, рассчитывая развернуть производства, вскоре обнаружили, что их предприятия в этом месте и с такой продукцией оказались вообще не нужны. Для того чтобы привести размещение материальных и трудовых ресурсов в соответствие с рыночными законами, требуется немало времени.

Еще одно не менее важное, но совершенно неосознанное и не учитываемое в практике обстоятельство состоит в том, что Украина осуществляла рыночную трансформацию не классического, а инверсионного типа. В классическомварианте становление и развитие рыночной экономики происходило вместе с индустриальным развитием. Оно шло от мелкой частной собственности к более крупной, от свободной конкуренции к образованию монополий и многообразию рыночных структур, от свободного ценообразования к включению механизмов государственного регулирования. В рыночной трансформации инверсионного типа все происходило в обратном порядке: индустриальное производство, сформированное на базе плановой системы, уже существовало, но рыночной экономики еще не было. Она формировалась, переходя от господства государственной собственности к частной и многообразию форм собственности, от директивного планирования к развитию конкуренции, от государственного планирования цен к свободному ценообразованию.

Порядок и, следовательно, содержание экономических преобразований в классическом и инверсионном типах рыночной трансформации были совершенно разные. Но к нам приезжали зарубежные специалисты и давали рекомендации классического типа, которым мы неизменно следовали. А если рекомендации даются, исходя из одного содержания рыночных трансформаций, а реальные трансформации идут в противоположном порядке и имеют другое содержание, то какой результат получится? Естественно, противоположный ожидаемому. Так и вышло. Строили суверенное, независимое, демократическое, социальное, правовое государство, а получили полную противоположность. А именно: государство, зависимое в политическом и финансово-экономическом отношении от внешних сил, олигархическое, с углубляющимся социальным неравенством, с коррумпированной судебной системой и правовой беззащитностью более слабых. Результат вполне закономерный.

Инверсионный тип рыночной трансформации и господство либеральных подходов, ориентирующихся на саморегулирование рыночной экономики, в сочетании с глобализацией, в условиях существенно более низкого уровня экономического развития (Украина в разы отстает от развитых стран по уровню производительности труда и в разы превышает их по уровню ресурсоемкости ВВП) неизбежно приводят к необходимости на основе рыночных законов приспосабливаться к различным фрагментам мировой экономики в качестве сырьевого придатка промышленно-аграрного типа (преобладает экспорт металла, продуктов химической промышленности, зерна и масличных культур). При этом внутренний рынок остается несформированным, а его дальнейшее расширение, основанное на импорте продукции более высокого технологического уровня, и увеличение экспорта сырья означают расширенное воспроизводство сложившихся диспропорций. В этом состоит базовая деструкция украинской экономики, которая воспроизводится в расширенном масштабе. В таких условиях экономический рост приводит к углублению диспропорций, что неизбежно заканчивается кризисом, пусковым механизмом которого закономерно становится дефицит платежного баланса, что достаточно отчетливо продемонстрировано всеми кризисами в Украине. При этом базисным основанием является рост дефицита торгового баланса и текущего счета, который в условиях экономического роста может определенное время перекрываться счетом операций с капиталом и финансовых операций, обладающим гораздо большей мобильностью по сравнению с торговым балансом и в критический момент резко сокращающимся. Никто конкретно ни в чем не виноват. Все закономерно и все действуют в соответствии с экономической логикой.

Но разве государство, зная о такой логике, не может влиять на эти процессы, способствуя устранению базовых деформаций? Ведь у него целый арсенал экономических инструментов. Конечно же, может. Но для этого оно должно представлять интересы всего общества как целого, иметь опытные, квалифицированные кадры, способные самостоятельно анализировать ситуацию и предлагать адекватные решения. А вот этого и нет. В результате ваучерной приватизации, базирующейся не на накоплении собственности в результате воспроизводственных процессов, а на ее перераспределении, экономическая власть сконцентрировалась у небольшой группы лиц, которые использовали ее для овладения политической властью и превратились в олигархов, паразитирующих на системе собственность—власть. Другая часть общества оказалась без собственности и власти, с низкими доходами и неспособностью повлиять на ситуацию.

В этой ситуации государство становится инструментом олигархических групп, реализующих с помощью госаппарата свои частные интересы и ведущих постоянную борьбу с другими группами за собственность и контроль над финансовыми потоками. Государство оказывается приватизированным, а демократия (в отсутствие среднего класса, представляющего большинство населения) — средством захвата власти теми, кто имеет финансовые, организационные и информационные ресурсы. В результате с демонстративным богатством, представленным роскошными замками рядом с крупными городами, супердорогими автомобилями и роскошной жизнью олигархата, соседствует нищета, невозможность обеспечить даже просто нормальное питание для значительной части населения. По количеству миллиардеров на 100 млрд долл. ВВП Украина в 2012-м была первой страной в мире, опережая как развитые страны со сбалансированной социальной структурой (например, Швейцарию — почти в два раза, Великобританию — более чем в три, США — более чем в два раза), так и страны с существенным социальным расслоением (например, Бразилию, Индию — более чем в два раза, Россию — на 15%).

Естественно, что в таких условиях государство не может регулировать экономику в интересах общества как целого. Реформистская риторика звучит непрерывно, планов громадье, политические шоу — излюбленное средство политиков и населения выпускать пар и сбрасывать взаимный стресс. Ну а если уж совсем «закипает», то есть Майдан — организационно и финансово отработанный институт направления народного недовольства, устремлений к лучшей жизни, наконец, гнева в нужное для олигархических структур русло. При этом борьба между олигархами продолжается даже в «моменты кипения» за влияние и аккумуляцию энергии Майдана в нужном направлении, что иногда приводит к утрате контроля над ситуацией.

Образовавшаяся в результате отрицательного отбора псевдоэлита (наверху оказались те, кто был нацелен на обогащение любыми средствами, действуя вне правового поля, игнорируя и нарушая законы, покупая должности и власть) не способна самостоятельно преодолеть свой «первородный грех» и перейти к нормальным способам ведения бизнеса и политической деятельности, которые кажутся ей скучными и малоэффективными. Естественно, на элиту, представляющую успешных людей, ориентируются другие (в том числе и, прежде всего, молодежь), желающие стать богатыми и преуспевающими, перенимая у них поведенческие навыки и жизненный уклад. А те, кто нацелен на соблюдение закона и честный бизнес, остаются на периферии хозяйственной жизни или вынуждены искать счастья за границей.

Этой логике деградации так или иначе подчиняются все элементы системы. Образование, например, сведено к изучению функциональных подходов, которые учат, как поступать в конкретных стандартных ситуациях, но не учат мыслить. А ситуация в обществе и экономике меняется существенно, и для ее понимания необходимы не просто сумма знаний и информация, а умение различать кажущееся и действительное, видеть за внешними формами скрывающуюся сущность, воссоздавать в мышлении целостный объект, а не его отдельные фрагменты. Но этому не учат. Поэтому в оценках преобладают чувства, эмоции, мнения, стереотипы, предрассудки, субъективные предпочтения, точки зрения, определяемые «местом сидения». Нужны не точки зрения, а воссоздание реального образа предмета в его движении, изменении и развитии.

Для того чтобы изменить ситуацию, необходимо, во-первых, понимание сущности происходящего, во-вторых, наличие реального субъекта, объективно заинтересованного в проведении изменений и имеющего достаточный ресурс для этого, в-третьих, соединение знания и преобразовательной силы субъекта в процессе реформирования. К сожалению, ни одно из этих условий не присутствует в достаточной мере в украинском обществе. Поэтому реформы идут вкривь и вкось, а их результаты противоречивы и имеют общий отрицательный баланс.

В сложившейся ситуации возможны два базовых варианта реформирования украинской экономики и выхода из кризиса: либеральный и дирижистский, что, конечно, не исключает ряда промежуточных форм. Либеральный вариант выхода из кризиса, ориентирующийся на минимизацию государственного участия в экономических процессах и наиболее полное раскрытие рыночных сил, для Украины означает следующее:

— максимальная либерализация и дерегуляция экономики;

— свободная экономическая зона с ЕС;

— разорение всех неконкурентоспособных производств;

— приход крупных ТНК во все сектора экономики;

— сохранение и техническое перевооружение сырьевых производств (металла, продуктов химических производств, зерновых культур и пр.);

— снижение общего технологического уровня производства и образованности населения;

— фрагментарное сохранение высокотехнологичных видов деятельности в формирующейся информационной экономике;

— рост безработицы;

— продолжающаяся поляризация по уровню доходов и благосостояния;

— резкое сокращение населения за счет ускоренной естественной убыли, снижения рождаемости и массовой эмиграции.

Политика, скроенная по либеральным меркам и направленная на всемерное усиление режима экономии, в условиях инверсионного типа трансформации и структурной несбалансированности может привести к экономическому коллапсу.

украинское экономическое чудо

Учитывая это, Украине нужен не либеральный, а дирижистский (либерально-социалистический) вариант реформ, одновременно высвобождающий посредством либерализации и дерегуляции экономики рыночные силы и максимально использующий силу государства для исправления базовых структурных деформаций и создания институциональной архитектоники динамично развивающейся и структурно сбалансированной экономики. Прежде всего, необходимо преодолеть базовую деструкцию, которая лежит в основе всех других структурных деформаций. Можно проводить множество реформ, каждая из которых сама по себе является в какой-то мере успешной, но в итоге деструкция базовых экономических структур будет углубляться. Именно так и происходило в Украине. Главная задача заключается в структурном реформировании, направленном на создание в Украине базового хозяйственного комплекса внутреннего развития и соответствующей ему институциональной архитектоники, которые стали бы основой развития внутреннего рынка, изменения правил игры в экономике и обществе, решения социальных проблем и наращивания экспортного потенциала, но уже на здоровой, а не деформированной структурной основе. Такой комплекс не может быть создан только на основе рыночных принципов (они направляют развитие экономической структуры в уже сформированном сырьевом направлении), а требует целенаправленной государственной экономической политики.

Механизмы преодоления базовой деструкции и формирования основ сбалансированного структурного развития должны:

— исходить из оценки реальных потребностей (не спроса) населения, субъектов хозяйствования и государства, с одной стороны, материальных и трудовых ресурсов — с другой;

— обеспечить соответствующую монетизацию этих потребностей (формирование спроса) и движение ресурсов для их удовлетворения (формирование предложения), что предполагает изменение парадигмы и механизмов денежно-кредитной и фискальной политики;

— быть нацеленными на решение трех приоритетных задач:

1) решение базовых проблем воспроизводства жизнедеятельности людей;

2) развитие инфраструктуры (дороги, транспорт, связь);

3) создание условий для инновационного развития (образование, наука, инновации).

Первая составляющая включает проблемы питания, жилья и здоровья. К сожалению, значительная часть населения Украины не только не имеет условий для рационального питания, но не может даже удовлетворить свои потребности по калорийности еды. Сейчас в среднем по Украине на душу населения потребляется меньше, чем в 1989 г., мяса, молока и молокопродуктов, яиц, сахара, фруктов и ягод, других продуктов. В то же время в Украине вполне достаточно материальных и человеческих ресурсов, чтобы обеспечить питание населения на уровне рациональных норм. Почему же этого не происходит? Не потому, что экономика не способна произвести необходимое количество продуктов надлежащего качества, а потому, что население не может предъявить на них спрос. Его реальная потребность не монетизирована. А немонетизирована она потому, что люди недостаточно зарабатывают. Заработки же зависят от структуры экономики, занятости, уровня производительности труда и других факторов, в том числе и в самом производстве продуктов питания. И если структура производства определяется наполовину внешним, а не внутренним спросом, а при существенно меньшей производительности труда по сравнению с западными странами для сохранения конкурентоспособности необходимым условием является низкая стоимость рабочей силы, то никакие институциональные реформы, направленные на высвобождение рыночных сил, не помогут. Необходима государственная структурная политика, направленная, с одной стороны, на привлечение дополнительных материальных и трудовых ресурсов для производства продуктов питания, с другой — на монетизацию потребностей и создание механизмов соединения данного вида спроса с предложением товаров.

Следует отметить, что эта проблема не решается просто как следствие решения других проблем: повышения заработной платы, роста производства. Базовая структурная деформация, о которой шла речь выше, является следствием действия рыночных законов и ведет к тому, что при реформах по либеральной методологии, рационализирующей структуру экономики в глобальном измерении, в рыночном экономическом пространстве часто не находится места не только некоторым заводам, учреждениям, социальным группам, но и городам и селам, которые сформировались на другой структурной основе и не могут просто мгновенно исчезнуть. Кстати, проблемы, возникшие в Греции, — это следствие структурных реформ на основе глобальной рационализации. Речь идет не о том, что либеральная методология плоха, а о том, что она по своей сути не нацелена на решение этих проблем.

Одним из инструментов решения структурных проблем являются государственные программы. Целесообразно принять госпрограмму «Рациональное питание», в которой предусмотреть, с одной стороны, стимулирование производства продуктов питания для внутреннего рынка путем государственно-частного партнерства правительства и ассоциаций производителей с согласованием финансовых механизмов и ценообразования, с другой — монетизацию спроса населения до уровня производства на внутренний рынок. Если даже неработающий человек получает эмиссионные деньги на продукты питания, увеличение производства которых происходит в соответствии с возрастающим спросом, то это не ведет к инфляции, потому что деньги в данном случае выполняют только функцию средства обращения, позволяющую реализовать реально созданную стоимость. Вся проблема заключается в понимании сути дела, способности организовать движение ресурсов и нахождении механизмов соединения товаров и денежных потоков, предназначенных для их реализации. Можно использовать опыт развитых стран (он же есть!) в решении подобных проблем.

В США, например, с 1939 г. (с перерывом с 1943-го по 1961-й) действует программа льготной покупки продуктов. С 1974 г. она стала общенациональной. Число пользователей этой программы составляет около 15% населения США и в отдельные годы доходило до 48 млн человек. Каждая пятая семья является получателем этой помощи. Раньше это были продуктовые талоны, а сейчас преимущественно дебетовые пластиковые карты, используемые для приобретения продуктов в магазинах. Средний размер пособия на домохозяйство, например в 2006 г., составлял 673 долл., а средний размер домохозяйства — 2,3 чел. На каждого человека в среднем приходилось 293 долл., что более чем в полтора раза превышает нынешнюю среднюю зарплату в Украине по нынешнему обменному курсу. Первый руководитель программы продовольственной помощи в США Мило Перкинс, обосновывая необходимость ее принятия, говорил: «Страну разделяет пропасть. На одной ее стороне фермеры, у которых избыток продуктов, на другой — недоедающие городские жители, ходящие с протянутой рукой. Мы должны построить мост через эту пропасть».

В Украине подобная ситуация с теми продуктами, для которых закрылись российские рынки и нет доступа на европейский рынок. Но, кроме этого, стоит задача увеличения производства ряда продовольственных товаров до уровня их научно обоснованных норм потребления, для чего необходимо стимулировать производителей, осуществляя их кредитную поддержку, корректируя ее с динамикой потребительского спроса посредством продовольственных платежных карточек (это будет интересно и для банков).

Подобным образом можно подойти и к жилищной проблеме, которая при должной организации решается в масштабах страны за 10–15 лет. Но для этого необходимо скорректировать парадигму переставшей отвечать экономическим реалиям денежно-кредитной политики. В итоге банковская система, имея ресурсы, не может их дать в необходимых объемах в экономику, так как нет надежных заемщиков. А нуждающаяся в деньгах экономика не может взять их в банковской системе из-за высокого уровня процентных ставок. Необходимо создание государственно-общественных неприбыльных финансово-кредитных учреждений, которые могли бы, используя рефинансирование центробанка и бюджетные средства, предоставлять кредиты на строительство жилья по низким процентным ставкам, обеспечивая скоординированное финансирование мобилизации материальных ресурсов и монетизации базовых потребностей.

Такие учреждения могли бы, используя банки в качестве операторов, давать дешевые кредиты гражданам, нуждающимся в улучшении жилищных условий, на основании договоров между кредитным учреждением, строительной организацией и заемщиком, обеспечивая открытость процедур и публичный контроль над всем процессом, что также было бы эффективной антикоррупционной мерой. Деньги сразу поступают строительным организациям, которые берут обязательства использовать в основном производящиеся в Украине строительные материалы, что также будет способствовать развитию производства и внутреннего рынка. Строящееся жилье до погашения кредита могло бы служить залогом. Такой кредитный долг может висеть как угодно долго, не принося вреда экономике и не порождая инфляцию, так как деньги выпускаются в обращение под реализацию создаваемой в реальном секторе стоимости. Это позволяет дифференцировать сроки возврата кредита в зависимости от доходов заемщика. Государство как представитель общества в этом случае выполняет свою собственную функцию регулирования денежно-кредитных потоков в интересах удовлетворения потребностей членов общества и бизнес-структур. Жилищное строительство является тем сектором, который может послужить локомотивом развития всего внутреннего рынка страны.

Такой подход можно применить также к строительству дорог и к другим инфраструктурным проектам. Хорошие дороги — конечное общественное благо, которое не может быть оценено экономическим критерием прибыльности. И если для их строительства есть материальные и трудовые ресурсы, в масштабе общества не может быть денежных и финансовых причин для отказа от решения этих задач.

Подобные принципы в сочетании с концепцией совместно-разделенной деятельности можно применить и к решению социальных проблем. Например, к высшему образованию. В обществе распространен подход, согласно которому бесплатность образования является важным социальным завоеванием. Во многом это так и есть. Но образование не может быть вообще бесплатным. Весь вопрос в том, кто за него платит. Если платит общество за счет государства, то теряется непосредственная связь эффективности учебной деятельности гражданина и ее финансирования. В то же время за все (так или иначе) платят граждане. И получатели бесплатного образования потом через налоги возвращают деньги за него в госбюджет. Но здесь связь между получением образования и платой за него разорвана и не индивидуализирована. Согласно методологии совместно-разделенных отношений, нужно изменить механизм финансирования образовательной деятельности, привязав ее на каждом этапе к гражданину. Это можно сделать следующим образом.

Высшее образование граждане либо оплачивают самостоятельно, либо в случае поступления в вуз автоматически получают кредит на годы обучения от государственного финучреждения. Такие средства по определенным процедурам поступают в вузы и используются для финансирования обучения и стипендии (в случае необходимости), что отражается в соответствующих соглашениях. После обучения, приступив к работе, гражданин в течение нескольких лет (плата не должна превышать 15% его дохода) возвращает кредит или, как вариант, по соглашению три года отрабатывает в госсекторе. Возможна и целесообразна система скидок с кредитной задолженности за отличную учебу, выдающиеся достижения, работу в приоритетной отрасли и т.д.

Такой механизм позволяет сделать гражданина более ответственным за свою образовательную деятельность без увеличения объемов финансирования. Государство здесь выполняет лишь функции устранения разрывов и пространственно-временного согласования в движении средств, направляемых на образование. А если иметь в виду, что государственно-общественная финансово-кредитная бесприбыльная организация, которая призвана заниматься кредитованием образования, может использовать средства рефинансирования НБУ, а не только бюджетные средства, то мы получим экономию этих средств и возможность использовать их для решения других задач. Это соответствует и критериям справедливости: платит тот, кто пользуется благом.

Рассмотренный подход, основанный на методологии совместно-разделенной деятельности и совместно-разделенного участия, частично можно применить и к решению других социальных проблем (здравоохранения, пенсионного обеспечения и т.д.). Здесь структурное и институциональное реформирование находятся в органическом сочетании. Целенаправленное изменение структуры экономической деятельности, потоков благ и денег достигается за счет институциональных преобразований на основе сочетания рыночных и реципрокных принципов (принципов взаимности, дарообмена). Формирование инновационного типа развития экономики также предусматривает сочетание институциональных и структурных подходов, рыночности и реципрокности, свободы предпринимательской деятельности и участия государства. Такая дирижистская методология реформирования основана на либерально-социалистических принципах, опирается на раскрытие потенциала рыночных сил и мощь государства как представителя интересов всего общества, позволяет в самом процессе реконструкции экономики и общества формировать социально ответственного субъекта, заинтересованного в прогрессивных изменениях. Она может быть применена для решения всего комплекса социально-экономических проблем общества.

Источник

Короткий URL: http://alter-idea.info/?p=13590

Добавил: Дата: Июн 19 2016. Рубрика: Блог-пост. Вы можете перейти к обсуждениям записи RSS 2.0. Все комментарии и пинги в настоящее время запрещены.
Loading...
...

1 комм. для “Украинское экономическое чудо”

  1. 5.10

    5.10 выход из нищеты. Все остальное болтовня.

Комментарии недоступны

Загрузка...
Яндекс.Метрика Карта сайта
| Дизайн от Gabfire themes