Виталий Скоцик: в Украине назревают крестьянские бунты

Виталий Скоцик — один из немногих политиков, которые постоянно «меряют температуру» украинского общества. Председатель Аграрной партии проводит последние годы в поездках по Украине, не гнушаясь посещать наиболее «глухие» ее уголки. Говорит, люди там доведены до отчаяния и готовы к решительным выступлениям. Что ждет Украину уже в ближайшие месяцы, и как избежать катастрофы, — об этом в интервью с лидером аграриев.

— Вы ездите по стране и встречаетесь с людьми. В основном это фермеры? Какие настроения преобладают?

— Нет. Это разные люди. Я бываю и в вымирающих селах, и в крупных городах-миллионниках. Люди везде одинаковые. И проблемы одинаковые. Вместе с падением гривны все обнищали втрое! Но крестьянам тяжелее всего. Если в городе есть хотя бы школа и больница, то там закрывают последние учреждения. Работы нет, образования и медицины нет, дорог нет. По вине наших правительств за последние годы потеряно 2,5 миллиона рабочих мест. Агропроизводство было единственной отраслью, которая работала и наполняла бюджет, но его задушили налогами. Тысячи малых предпринимателей закрылись. Поэтому ситуация доходит до точки кипения. Украину ждут крестьянские бунты, если правительство не сможет разобраться с экономикой страны.

— Вы не перегибаете с формулировкой «крестьянские бунты»?

— Нет. Ежедневно власть готовит новые сюрпризы крестьянам: то новые налоги придумывает, то новые правила игры, то перерегистрацию субъектов хозяйствования. В парламенте активно продвигается законопроект № 4438 «О внесении изменений в Налоговый кодекс Украины (относительно стимулирования создания и деятельности семейных фермерских хозяйств)». Там за красивой оберткой скрывается желание сделать крестьян крепостными, обложив налогом каждую луковицу или морковку, которую люди выращивают на огороде. Политикум действует по принципу: «создавай больше препятствий, чтоб была возможность зарабатывать коррумпированному чиновнику». Таких политиков в конце концов вынесет, как и их предшественников.

— Вы написали письмо президенту, премьеру и председателю парламента. Угрожаете забастовками. Вас услышали?

— Нет! Рабочая группа снова не собралась на этой неделе — чиновники в разъездах. Они имитируют диалог и затягивают время. Для них важен процесс, для предпринимателя — результат. Наши же чиновники не привыкли работать на результат, они имитаторы. Мы — аграрии, достаточно конструктивные люди. Начиная с 30 июня прошлого года и до сегодняшнего дня, мы провели 7 крупных общенациональных забастовок. Из них две были за продление моратория на продажу земель сельскохозяйственного назначения, и еще пять имели целью отстоять налоговую систему, которая действовала до 1 января 2015 года. Мораторий нам удалось продлить до 1 января 2017 года. А в налоговом направлении частично отстояли интересы аграриев. После наших забастовок и обращений было решено создать рабочую группу, чтобы до 1 июля она наработала видение Налогового кодекса и бюджета на следующий год. К сожалению, по вине чиновников полноценного заседания этой рабочей группы так и не было. Прошло полтора месяца …

— То есть эту рабочую группу создали просто для того, чтобы погасить недовольство?

— Вроде того. Появился проект бюджетной резолюции на следующий год, и в ней аграрии теряют упрощенную систему налогообложения. Это крах для большинства производителей, так как они не приспособлены к ведению бухгалтерского учета, как у коммерческих компаний. И второе — аграриев полностью переводят на общую систему налогообложения, которая для них является неподъемной. Они с начала года уже потеряли 20 млрд оборотных средств. Нам ничего не останется, кроме забастовок.

— Так забастовка все-таки будет?

— В прошлую пятницу состоялось заседание президиума партии с участием представителей всеукраинского забастовочного комитета аграриев. Мы создали рабочую группу по подготовке к забастовке. Если власть будет продолжать прятать голову в песок, в сентябре мы выйдем на восьмую стачку с перекрытием дорог по всей территории Украины, протестами на всех главных площадях городов. 100 тыс. людей и технику готовим — жатву завершим и вперед. Люди требуют. Они сегодня очень «накрученные». И это не отраслевая проблема. Так сегодня настроено все обнищалое украинское общество, а Аграрная партия как раз является его отражением.

— Вы упомянули потери из-за налогообложения. А какие потери несет аграрное производство из-за невозможности контролировать восточный регион, Крым?

— Крым — это ориентировочно 2-2,5% аграрного производства нашего государства. То есть не так и мало, особенно, когда мы говорим о виноградарстве и производстве вина и коньяка. Если же судить о ситуации на Востоке, то аграрное производство в Луганской и Донецкой областях потеряло 500-550 тысяч гектаров земли. Это равноценно объему всей пахотной земли Грузии, например. Но хуже всего, что людям под оккупацией некуда деться. Это их земля, их хозяйство. Куда они уйдут? Абсолютное большинство аграриев и фермеров Донбасса осталось работать там. Это Украина, это граждане Украины. И наша задача — вернуть мир на украинские земли.

— Да, земля удерживает людей … А что вы думаете о рынке земли? Почему вы отстаиваете мораторий на ее продажу?

— Потому что в Украине не завершена земельная реформа. В свое время земля была разделена на паи, почти 7 млн человек стали владельцами земель сельскохозяйственного назначения. Но на этом все закончилось. Не было создано всех инструментов оборота земли, которые действуют в мире. Их всего 17, а у нас действуют только два. Некому контролировать целевое использование земель, сохранения их плодородия, ибо у нас не действует государственный земельный банк. Не приняты четкие законопроекты, которые не дадут возможности монополизировать земли отдельным людям или семьям. В большинстве стран ограничивается собственность земель сельскохозяйственного назначения в руках одной семьи в среднем до 300-500 га. А без этого всего рынок земли станет просто грабительским. Есть печальный опыт Аргентины и Бразилии, которые обожглись на поспешном создании рынка. Продавать землю нельзя! Это закончится так, как когда-то приватизация в 90-х. Украинцы к этому не готовы.

— Если правительство не «откатит» налоговое законодательство назад? Что можно сделать? В МинАПК говорят о прямых дотациях…

— Есть два типа стимулирования аграрного производства. Западноевропейский — это поддержка прямыми дотациями. Например, минимальная прямая дотация в Польше на гектар обрабатываемой земли составляет 350 евро. Если ты занимаешься органическим земледелием, то это ориентировочно 700 евро. Мало того – существует еще дотация для экспортеров продукции. Вторая система государственной поддержки — американская, которую используют в США и Канаде — это доступность «длинных» кредитов. Ты можешь взять кредит на 30-50 лет под 1,5-3% и таким образом развивать свое аграрное производство. В нашей стране нет ни одного типа, ни другого. Но при этом аграрная отрасль дает 41% ВВП страны. Мы не можем дотировать то, что является локомотивом экономики. Однако американская система нам подходит. Первое — это надо найти доступ к дешевым кредитным ресурсам, которые дадут аграрному производителю возможность развивать свое направление. И второе — обеспечить стабильность налоговой системы, чтобы производитель мог планировать работу.

Европейская модель не подходит, возможно, европейская интеграция сможет помочь развитию агробизнеса в Украине?

— Во-первых, я не думаю, что мы в ближайшее время вступим в Европейский Союз. Но свою геостратегическую позицию Украина могла бы использовать. У нас самая дешевая рабочая сила в мире. Допустим, средняя зарплата в два раза ниже, чем в Китае. А географически наша страна расположена в центре континента, откуда очень легко можно поставлять свою продукцию всем странам. Весь мир готов инвестировать в Украину, но при одном условии: дайте стабильность и понятные правила игры. Кажется, что это очень просто. Впрочем, мы остаемся парадоксом для мировой экономики. С одной стороны, мы — один из самых образованных народов, имеем огромные ресурсы, а с другой — ходим с протянутой рукой и говорим: «Дайте нам миллиард Международного валютного фонда, а лучше два или десять». Это глупо!

Вы готовите стратегию развития Украины в разрезе отраслей. Это некий бизнес-план для государства?

— Можно и так сказать. Мы — не теоретики-романтики, а люди реальных дел. Если экономика живет и нормально работает, идут нормальные отчисления в государственный и местный бюджеты, тогда появляются соцпакеты, средства на культуру, образование. Но надо выстроить новую модель экономики, которая дала бы возможность генерировать достаточно налогов. Не выжимайте из умирающего бизнеса, как мы делаем сейчас. А сначала дайте стимулы производству. Аграрный сектор следует поддерживать и переориентировать на переработку сырья и продажу готовой продукции. Пока мы, к сожалению, остаемся сырьевой державой, и правительство к тому же закрепляет этот статус в своих программах. Выращиваем все больше. Зарабатываем столько же. Где логика?

— Вы заявляете о том, что способны сформировать альтернативное правительство. Вы же даже не парламентская фракция.

— Сегодня не парламентская, а завтра — парламентская. Люди это вопрос решат на следующих парламентских выборах. Они устали от безответственной политики. В составе Аграрной партии формируются отраслевые советы из профессионалов, которые и разрабатывают программы развития — от промышленности до культуры и науки. Это прообраз комитетов Верховной Рады. Но количество комитетов мы несколько подкорректировали. Например, в нашем понимании не нужен отдельный комитет транспорта, этими вопросами должен ведать комитет инфраструктуры. Зато я добавил бы комитет национальностей. (Не национальных меньшинств, чтобы не унижать разные народы, живущие в Украине.) Вот мы создаем совет национальностей, где все народности должны быть одинаково представлены. Выписываем стратегию в каждом сегменте на 5-10-15-35 лет вперед. У нас есть четкий план. Есть, с чем идти во власть.

— Разве это вообще возможно — прописать планы действий целых 35 лет? Мы видим, как динамично меняется мир, непонятно, что будет завтра …

— Посмотрите на США, где продолжается предвыборная гонка. Барак Обама почти отошел от дел, потому что его срок вот-вот заканчивается. Неизвестно, кто станет преемником: Трамп или Хиллари Клинтон. Но что с государством в этот период происходит? Разве оно теряет свою позицию в мировой экономике, политике? Нет. Потому что работает государственный механизм, который реализует стратегию страны. Такая постоянная стратегия, подкрепленная силой государственных институтов, необходима и Украине. И в основе ее должно лежать не количество зерна, отгруженного на экспорт, не количество произведенных машин или самолетов, а качество жизни человека — средняя продолжительность жизни, платежеспособность, доступность образования и медицинского обслуживания.

Из наших советов, без сомнения, выйдут и кандидаты на правительственные должности. Каждая профильная среда должна подобрать три кандидатуры на позицию профильного министра. Так мы сможем предложить альтернативный и профессиональный Кабинет министров.

— И специалистов хватает?

— У нас достаточно специалистов в стране. У нас нет проблем с формированием советов.

— Есть стратегия, есть люди. Чего же до сих пор не хватало Украине, чтобы получить адекватную власть?

— Настоящих политических партий, имеющих идеологию и программу. Построенных «снизу» и работающих на избирателя. Я имею честь развивать именно такую политическую силу. И мы ставим перед собой задачу выиграть следующие выборы в парламент, набрать минимум 30-35%, провести 160-165 депутатов и реализовать свою стратегию.

— А программа-максимум?

— Программа максимум — это через 20 лет вывести Украину на уровень сегодняшней Германии. То есть у нас сейчас средняя заработная плата — 150 евро в месяц, а у немцев — 2000 евро. Вот нам нужно выйти самое позднее через 20 лет на 2000 евро. Но для этого следует совершить экономическое чудо, когда экономика государства будет расти на 17-18% ежегодно. Никто этого не делал: ни Сингапур, ни Китай, ни любая другая страна. Но ни у кого не было такого ресурса, как у нас: четверть мировых черноземов и 120 видов полезных ископаемых. И людей, которые умеют работать.

— Вам комфортнее в комбайне, когда сами собираете урожай, или на встречах с людьми? Где вы чувствуете себя в своей тарелке?

— Я работаю в поле на жатве каждое лето. Симонов в Ровенской области — это мое родное село. Это для меня энергетическая подзарядка. Сколько себя помню, я — в комбайне, с детства. Стаж этой работы у меня значительно больше политического. В активной политике я всего 2 года. Много встречаюсь с людьми — в поездках по Украине пошел на пятый круг, провел 128 агрофорумов. Люблю встречи с людьми, мне интересно и комфортно. Не любят встречи с людьми те, кто лжет и дает пустые обещания. Я искренний и откровенный.

У вас есть команда?

— Да. Есть надежные, профессиональные и порядочные люди. Сейчас, когда я знакомлюсь с элитой нашего государства, привлекаю ее к работе в партии, еще больше понимаю, насколько богата наша страна. А вот меня сегодняшний политикум отталкивает. Когда я смотрю на риторику этих людей, на их заявления, на то, как они относятся к государству, к народу, мне очень не хочется находиться в их среде. Поэтому мы и формируем свое — новую политику.

Не боитесь быть там «белой вороной»?

— Белая ворона? Это мой постоянное состояние… 20 лет назад, когда мы меняли технологию в аграрном производстве и колхозную систему на аграрный бизнес, чувствовали себя так же. И мы все изменили. Украинская аграрная отрасль стала второй в мире. Подумать только — после США! Это при том, что используем от силы 10-15% потенциала. Мы его реализуем, если изменим политическую систему, добавим ей стабильности, осмысленности. В сегодняшней политической системе координат белой вороной быть хорошо …

— Политика — дело новых лиц? По крайней мере, такой тренд появился после Майдана …

— Политика — это дело профессионалов, независимо от их возраста. Профессионализм — вот единственный критерий. Нынешний парламент на 56% состоит из новых лиц. Средний возраст украинских нардепов — 44 года. Но разве это помогло парламенту стать эффективным? Там есть герои Майдана и герои войны, которых избиратели начинают «затюкивать». Они были незаменимы на баррикадах и на линии фронта. Но для парламентской работы, со всеми ее юридическими тонкостями, у них просто не хватает знаний. Парламент — это мозговой центр страны. Что там сейчас делают 11 депутатов, чье образование ограничивается десятью классами школы? Что там забыли чьи-то охранники, водители, массажисты, племянники и секретарши, которых проталкивали в партийные списки?

— Скоро вся страна будет праздновать двадцать пятую годовщину провозглашения независимости. Какой, по вашему мнению, главный итог этих лет?

— Рождение украинской нации, которая начала осознавать ответственность за свою жизнь. Это событие трудно датировать. Оно «растянуто» между двумя Майданами — с 2004 по 2014 годы. Это время, когда народ начал проявлять большую зрелость на фоне своих ничтожных правителей. Это триумф украинского духа, который мы не имеем права растратить. Мы должны реализовать такую энергию в сильной экономике и самодостаточной политике. У Украины есть все, чтобы стать ключевым государством континента, стабилизировать его в смысле продовольственной и международной безопасности. Чтобы, прежде всего, наши талантливые люди на плодородной украинской земле чувствовали себя в безопасности, были уверены в завтрашнем дне, знали, что будут с хлебом.

Короткий URL: http://alter-idea.info/?p=14722

Добавил: Дата: Авг 16 2016. Рубрика: Блог-пост. Вы можете перейти к обсуждениям записи RSS 2.0. Все комментарии и пинги в настоящее время запрещены.
Loading...
...

Комментарии недоступны

Загрузка...
Яндекс.Метрика Карта сайта
| Дизайн от Gabfire themes