Владимир Рубан: мотиация Путина — обида на Украину

Руководитель Центра освобождения пленных «Офицерский корпус» ВЛАДИМИР РУБАН впояснил мотивацию некоторых поступков Надежды Савченко, почему до сих пор не вышли на свободу Олег Сенцов и Александр Кольченко, а также кому было выгодно убийство одиозного боевика Моторолы в Донецке.

— Давайте попробуем помахать шашкой. Военное решение проблемы Донбасса возможно?

— Вполне. Посмотрите последнее интервью Александра Ходаковского — он дает трезвые оценки по поводу военной ситуации. Давайте гипотетически. Можно дойти до Новоазовска и даже до Ростова. Один вопрос: а что делать с населением? Предположим, мы дошли до границы. Повесили спутники, построили оборонительные укрепления (Россия была занята чем-то другим и не воевала). Что делать с людьми? Теми, кто остался там. Они боятся, что их будут преследовать. У них безвыходная ситуация. Будут ли они встречать ВСУ с цветами, или дети и старики возьмут в руки оружие.

— Вы полагаете, что их будут преследовать?

— Да. Я полагаю, что да.

— А как вы думаете, нынешняя ситуация «ни войны, ни мира» — как долго она будет продолжаться?

— Видите ли, нам даже не надо встречаться для того, чтобы договориться. У нас есть телефон, есть место для нейтральных встреч, есть скайп. Наши помощники уже сложили для нас психологические портреты друг друга. Они моделируют возможные варианты развития ситуации в процессе переговоров или же после них. Даже в наших телефонах есть компьютер, который может математически обсчитать варианты развития ситуации и выложить конкретные результаты, а также пути их достижения. У нас есть все для того, чтобы за месяц договориться и найти компромисс. За последние 10 тысяч лет на наших землях прошли два великих переселения народов и около 800 войн. У нас огромнейший опыт выхода из всех конфликтов. Запорожцы однажды в одной битве умудрились перейти со стороны татар на сторону поляков, а потом на сторону московских и снова на сторону татар. Есть мнение, что это была в большей степени военная хитрость, чем предательство, при этом они все-таки заставили три стороны воевать между собой. Вывод: надо самому манипулировать противником, а не дожидаться Крестового похода из Берлина. На самом деле, весь мир хочет прекращения войны в Украине. Весь мир устал.

— Тогда что же по-вашему мешает договориться о прекращении конфликта?

— Это стиль управления страной, не военный, не дипломатический, а такой себе хитро-затяжной — подвесить проблему в надежде, что она как-то будет решаться. Возможно, даже в пользу того, кто ее подвесил.

— А почему властям вообще выгодна война?

— Выгод много: деньги-бюджет, деньги-разруха, деньги-власть, рабы… Вы посмотрите, какие собрались жирные бараны у власти. Стране, народу втюхивают тарифы, доллар, офшоры, декларации с вилами, малолеток министерских. Власти выгодна война, потому что в ней можно переплавлять и сжигать всех этих честных бескорыстных активистов, которые, собственно, сделали второй Майдан и могут сделать третий. Власть очень боится этих активистов, поэтому так много этих людей положили сначала на «парад» в Иловайске, а потом и в Дебальцево, рассказывая, что «котла» там нет. Но я то знал, что дебальцевский «котел» был. Я их (эту власть) предупреждал и по поводу Иловайска, и по по поводу Дебальцево.

— Как вы полагаете, Путин будет дальше наступать вглубь Украины? Есть ли ему смысл вообще дальше наступать?

— Если война еще не окончена, значит есть! Войны никуда не исчезают. Они становятся более политико-театральными и информационно-технологичными, но необходимость передвижения по земле каких-то «зеленых человечков» все-таки остается. И никуда нам от этого не деться. Точно также Евросоюз, когда возникла проблема с беженцами, восстановил работу всех блокпостов. Контроль над перемещением людей по земле могут осуществлять только люди с оружием. И потом, надо ли держать столько войск вдоль границы с Украиной, чтобы не наступать? Скажем так: мы должны умудриться спровоцировать Россию на наступление вглубь территории Украины – это будет последний аргумент Путина. Это его защита от НАТО и на тот случай, если Украина надумает выйти на свои границы, гипотетически. У него есть армия, которая в течение 8 часов может нанести ответный удар. У него все готово для того, чтобы пойти дальше. А пойдет он или нет — это уже у Трампа нужно спросить…

— По вашему мнению, если мы попытаемся отвоевать Донбасс, то сразу же получим ответное наступление российской армии?

— Официально нет. А реально — да. Сами сепаратисты своим силами противостоять украинской армии не смогут. Ни одна украинская область не сможет противостоять всей стране.

— Вернемся к вопросу о пленных. По вашим подсчетам, сколько еще осталось людей с той и с другой сторон, которых можно будет обменять?

— Я оперирую данными, которые дает донецкая сторона. Это около полусотни человек. Наших пленных. Противоположная сторона претендует реально на 600 человек, которые находятся у нас.

— А российские военные — они у нас есть?

— Официально нет.

А неофициально?

— Это не предмет обсуждения в СМИ.

— А вы принимали участие в освобождении Надежды Савченко?

— Я уже ответил, что это был обмен двух президентов. Ирина Геращенко даже похвалила меня за мою объективность. А если хотите узнать все остальное — выключайте диктофон.

— Хорошо, я выключу, но ответьте хотя бы на вопрос, как вы относитесь к такому резкому изменению поведения Надежды Савченко после ее освобождения?

— А в чем оно заключается?

— В желании вести переговоры с Александром Захарченко, например.

— Вы читали историю Жанны д`Арк? Кроме того, что она воевала, рубя врагов направо и налево, что еще особенного было в ее поведении?

— Она была довольно набожным человеком…

— Совершенно верно. Перед каждым боем она приходила к своему противнику, разговаривала с ним, орала на него, уговаривая его решить все мирным путем. Так вот, Савченко — это Жанна д`Арк. Она умеет воевать, у нее было время эту войну обдумать в тюрьме, ее унижали в суде, она голодала, она понимает смерть и хочет всех от нее уберечь — и своих, как подобает офицеру, и чужих, как и подобает политику, и мирных, даже ценой костра, как и подобает Жанне д`Арк. Она говорит всегда откровенные вещи — те самые, которые могли бы сказать и вы. Но вам нужно кормить семью, детей, платить по кредитам, и поэтому вы осторожничаете. А сейчас кто бросает в нее грязь? Порохоботы. Блогеры от Администрации президента. А почему? А потому, что ее рейтинг как возможного кандидата в президенты сейчас намного выше, чем рейтинг действующего главы государства. Я бы на вашем месте задал еще один вопрос, а почему вслед за Савченко не отдают Олега Сенцова и Александра Кольченко?

— И почему же?

— Все начиналось хорошо. Отдали Савченко, а на следующем обмене получили оплеуху. Приведу одно сравнение. Оно не очень хорошее, но по-другому не получается. Представьте себе, что у вас в плену находятся пять моих человек. Я у вас забираю одного, потом второго, после чего иду с этим вторым на площадь и начинаю говорить о том, какой вы плохой человек. А потом прихожу к вам и говорю: отдавайте теперь третьего.

— Я бы обиделся.

— Вы бы обиделись… Вот также произошло с Афанасьевым (Геннадий Афанасьев — один из обвиняемых по делу так называемых «террористов группы Сенцова»; 14 июня вместе с Юрием Солошенко был помилован президентом РФ Владимиром Путиным и выслан в Украину в обмен на Елену Глищинскую и Виталия Диденко, которых обвиняли в причастности к созданию так называемого «народного совета Бессарабии»). Когда Афанасьев на камеры рассказывал о том, что с ним происходило в российской тюрьме, все смаковали и требовали скорого суда над Путиным и его системой. А Путин обиделся, и теперь Сенцов должен дописывать свой лучший сценарий, сидя в тюрьме. Нельзя выхватить одного ПОМИЛОВАННОГО (не сбежавшего, не освобожденного) пленного, возить его по Европе, чтобы он говорил, какой Путин плохой. Меня помиловал — это, конечно, хорошо, а вообще плохой. Потому что потом не получится по этому каналу вытащить следующего пленного. Если тебе не по фиг остальные. Вот так ради сиюминутного пиара поставлены под угрозу жизнь и свобода остальных людей.

— Давайте вспомним о последних резонансных событиях. Кому, по-вашему, выгодно убийство одиозного боевика Моторолы, которое произошло в Донецке в середине октября?

— Это выгодно и Киеву, и Москве. Для Киева ликвидация Моторолы снимает вопрос, связанный с негативным восприятием голосования в парламенте по особому статусу Донбасса. Помните, когда говорили, что мы дадим особый статус, проведем выборы и Моторола будет в Верховной Раде? А для Москвы это убийство выгодно потому, что исчез человек, который много знал. Начиная с событий в Славянске, Харькове и даже в Симферополе. Моторола, например, мог пролить свет на то, почему сепаратисты отступили из Славянска. Он ведь ничем не интересовался, кроме войны. На нем также смерть Игоря Брановицкого («киборг», защитник Донецкого аэропорта, попал в плен к боевикам в январе 2015 года и был убит Арсением Павловым, — «Апостроф) и еще нескольких наших пленных. Это, кстати, очень тяжелая тема для меня. Мне долгое время приходилось скрывать от родителей Брановицкого его гибель и ее подробности. Я когда слышал голос его матери, вспоминал свою и не смог тогда сказать… Я рассказал правду только своему другу – летчику, одному из командиров авиачастей: Брановицкого забили прутьями, а потом Моторола его застрелил из пистолета.

— Как вы считаете, организация этого убийства была сложной задачей?

— На самом деле нет особой сложности в том, чтобы положить взрывчатку на крышу лифта (Арсений Павлов погиб в результате взрыва, — «Апостроф»). Например, если лифт стоит на первом этаже, нужно подняться на второй, крючком нажать в левом верхнем углу двери на скобу — дверь откроется, и перед вами крыша лифта. Кладете туда, что хотите, либо сами садитесь и катайтесь до нужного момента. Поэтому особых сложностей тут нет.

— Моторолу убили — Гиви приготовиться?

— Этот парень кормил наших бойцов шевронами (после отступления ВСУ из Донецкого аэропорта боевик Михаил Толстых — Гиви издевался над украинскими военными, срезая с их курток шевроны и заставляя их жевать, — «Апостроф»). Это ненужное на войне эмоциональное ребячество, которое, возможно, будет стоить ему жизни после войны. На самом деле такие поступки, как убийство Брановицкого и скармливание шевронов, отстреливание пленному «ополченцу» указательных пальцев, сейчас очень мешают примирению. После войны, когда политики помирятся, такие комбаты будут мешать большой политике. Поэтому таких людей, как Моторола, убирают. Так было и в Югославии, и в Чечне. Причем такие процессы у нас будут происходить с обеих сторон.

Источник

Короткий URL: http://alter-idea.info/?p=16720

Добавил: Дата: Ноя 29 2016. Рубрика: Блог-пост. Вы можете перейти к обсуждениям записи RSS 2.0. Вы можете сделать trackback вашей записи
Loading...
...

1 комм. для “Владимир Рубан: мотиация Путина — обида на Украину”

  1. донбасс

    шота рубана вовсю пиарят не к добру это

Добавить комментарий

Загрузка...
Яндекс.Метрика Карта сайта
| Дизайн от Gabfire themes