Война и геополитика слабо влияют на финансовые рынки

Антиасадовская операция США, Франции и Великобритании, которые в минувшие выходные отбомбила предполагаемые установки химического оружия в Сирии, спровоцировала рост геополитической напряженности в регионе. Россия и Иран, хотя и преследуют различные политические цели, стратегически сходятся в одном: дестабилизация Ближнего Востока означает сохранение высоких цен на нефть и блокировку поставок сжиженного газа в Европу. Таким образом Москва и Тегеран в условиях геополитического противостояния с западом намереваются сохранить если не лидерские, то ведущие позиции на рынке углеводородного сырья.

Сирия и геополитика alter idea

Понятно, что финансовые активы ищут спокойное место и политическую стабильность, однако высокие риски создают уникальную ситуацию, когда доходность нефтегазовых компаний зависит от уровня контролируемости военных действий в Персидском заливе. В данной логике точечные удары косвенным образом играют на руку и россиянам, и персам, а потому вся милитаристская акция против Дамаска похожа на межправительственный договорняк между США, Россией и Ираном. Вашингтон демонстрирует готовность вернуть себе роль «мирового жандарма», Москве нужно показать собственное имперское величие и волю к очередной победе (явно для внутреннего пользования), а Тегеран спешит закрепиться на оккупированных им сирийских территориях. Поэтому с геополитической точки зрения (в традициях Маккиндера) выиграл только Иран, тогда как все остальные игроки укрепили свои энергетические финансовые позиции – валютный рынок слабо реагирует на «тренировочные» бомбардировки нестабильных пространств.



Осторожность сохраняется, что естественным образом не мешает пресловутой стабильности. Геополитический риск пока рассматривается исключительно в контексте политики «принуждения к миру», о чем бесконечно рассуждают кремлевские пропагандисты. Тотальная война остается за рамками апокалипсического сценария.

рынок1Больше того, доходность казначейских облигаций на самом деле вышли на уверенный рост, а фьючерсы на Уолл-стрит сигнализируют о позитивных ожиданиях инвесторов. Торговцы нестабильностью, возможно, тщетно надеются на смещение ожиданий в сторону легитимации геополитических рисков, однако ничего не указывает на то, что роли внешних интересантов сирийского кризиса каким-то образом изменятся. США, как и прежде, будут играть на понижение энергетических ставок, проталкивая проекты по свертыванию промышленной эксплуатации традиционного углеводородного сырья, тогда как Ирану и России, попавшим под тиски западных санкций, по большому счету, нечего предложить на мировом рынке. Пополнять собственные бюджеты необходимо, — Путину, чтобы предотвратить падение рубля и локальные бунты, а Хомейни вряд ли хочет повторения массовых протестов начала года. Иранский режим пока удержался, но звоночек отчетливо прозвенел. Без приличных социальных инвестиций исламская революция благополучно завершится. А с ней – и эпоха «классических» угдеводородов. В Тегеране, как в Москве и Вашингтоне, это прекрасно понимают, осознавая, что большинство стран к 2025 году откажутся от двигателя внутреннего сгорания. Так что сырьевые диктатуры будут «вытягивать» из Сирии (да и Персидского залива) максимум возможных дивидендов. Вне зависимости от военно-стратегических последствий предпринимаемых шагов. А геополитику всегда можно контролировать, — инвесторы в этом давно убедились.

рынок2 alter idea

Короткий URL: http://alter-idea.info/?p=34949

Добавил: Дата: Апр 20 2018. Рубрика: Геополитический контекст. Вы можете перейти к обсуждениям записи RSS 2.0. Все комментарии и пинги в настоящее время запрещены.
...

Комментарии недоступны




Загрузка...




Погода