Война как стратегия национальной безопасности РФ

На Новый год президент России Владимир Путин сделал «подарок» аналитикам ЦРУ и других иностранных спецслужб, а также просто экспертам, утвердив новую редакцию Стратегии национальной безопасности Российской Федерации.

Обобщая, можно сказать, что документ основан на нескольких краеугольных идеях.

Во-первых, он буквально пропитан антизападным настроением. Исключительную «любовь» России к Америке и Европе подчёркивает не только тот факт, что сотрудничество с ними, исходя из текста Стратегии, менее важно для Москвы, чем партнёрство с государствами Африки и Латинской Америки (уже не говоря о Китае, стратегическое взаимодействие с которым рассматривается как ключевой фактор поддержания глобальной и региональной стабильности), но и по сути прямые обвинения в адрес коллективного Запада в целом и США в частности во всех смертных грехах. Это и стремление сохранить доминирование в мире, и растущая угроза со стороны NATO, и дальнейшие развитие программы ПРО, и двойные стандарты «некоторых государств» в борьбе с терроризмом, и практика свержения легитимных режимов. 

Отдельно отмечена «позиция Запада, направленная на противодействие интеграционным процессам и создание очагов напряжённости в Евразийском регионе», и поддержка США и ЕС «антиконституционного государственного переворота на Украине», которая, по мнению авторов Стратегии, привела к глубокому расколу в украинском обществе, возникновению вооружённого конфликта и превращению Украины в «долгосрочный очаг нестабильности в Европе и непосредственно у границ России».

Поскольку Москва мешает Вашингтону и Брюсселю в реализации их кровожадных и деструктивных планов, они, как сказано в документе, начали проводить в отношении России политику сдерживания, которая предусматривает оказание на неё политического (читай, стремление сменить режим), экономического (читай, санкции), военного (читай, укрепление NATO) и информационного (читай, пропаганда) давления.

В связи с этим можно долго и методично рассуждать на тему «а судьи кто?» – иными словами, бросить увесистый камешек в огород самой России, которая (впрочем как и Запад) в чужом глазу соринку замечает, а в своём упорно бревна не видит. Однако в данном случае важен сам документально зафиксированный факт – это война. Пусть гибридная, но война, и не просто война, а столкновение двух моделей развития и систем ценностей (российский набор представлен в разделе «культура» с призывом защитить традиционную идентичность России).

Во-вторых, в Стратегии достаточно чётко обозначены меры, которые Москва намерена предпринять для реализации своих национальных интересов. Тут сразу стоит сказать, что если раньше Россия избегала вызывающих формулировок, то теперь её базовая цель сформулирована более чем амбициозно – «закрепление за Российской Федерацией статуса одной из лидирующих мировых держав, деятельность которой направлена на поддержание стратегической стабильности и взаимовыгодных партнёрских отношений в условиях полицентричного мира».

Иными словами Россия (1) бросает прямой вызов западному миру и (2) готова взять на себя ответственность за глобальную стратегическую стабильность. При этом важно заметить, что речь идёт об «одной из лидирующих мировых держав в условиях полицентричного мира», а это значит, что Москва не хочет единолично доминировать на мировой арене, но даёт понять, что без неё ключевые вопросы планетарного развития больше решаться не будут.

Звучит, конечно, круто. Однако имеются ли соответствующие возможности при наличии неоспоримого желания? Некоторые, безусловно, имеются. Как отмечают, например, американские эксперты «ястребиного» толка из Heritage Foundation, Россия, используя терминологию бокса, уже стала своеобразным спойлером в мировых делах на пути США – противником, ведущим бой вторым номером, связывающим действия своего оппонента с помощью клинча, зачастую имея своей целью не столько победить, сколько измотать врага, заставить его ошибаться, выставить его неумелым и принудить отступить.

Однако этого явно мало. Поэтому Стратегия делает упор на две вещи – грубую силу и максимальную самообеспеченность.

Если понаблюдать за вечным спором российских либералов и так называемых патриотов-государственников (либерал в России после лихих 90-х патриотом уже не считается по определению), то в последнее время у них наметился простой дуализм мнений – первые считают фундаментом мощи страны развитие экономики на основе частного сектора, а вторые акцентируют важность военного фактора с упором на ВПК. 

Раздел «Национальные интересы и стратегические национальные приоритеты» даёт недвусмысленный ответ на вопрос, кто нынче в России в чести. На первое место он ставит оборону страны, а экономический рост и повышение конкурентоспособности национальной экономики плетутся в хвосте списка приоритетов. Больше того, особое внимание уделяется мобилизационной готовности страны, созданию «стратегических резервов минерально-сырьевых ресурсов, достаточных для гарантированного обеспечения мобилизационных нужд Российской Федерации и потребностей экономики страны на долгосрочную перспективу» (и это уже не говоря об участившихся внезапных проверках боеготовности войск и всех гражданских служб на случай военных действий).

Иными словами, создаётся устойчивое впечатление, что Россия готовится к противостоянию, которое потребует напряжения сил в масштабах всей страны. А чтобы к бою был готов не только солдат, но и гражданин, необходима максимальная автаркия (технологическая, продовольственная, идеологическая), а по-простому – всеобъемлющее импортозамещение.           

Итак, что мы имеем на выходе, глядя на мир из-за стен Кремля: (1) Запад (Америка и её прихвостни) творит беспредел, которому настало время положить конец; (2) Россия как глобальная держава готова взять на себя часть ответственности за стратегическую стабильность мира (с Китаем или без него, но лучше с его помощью); (3) это война и это надолго, поэтому надо укреплять армию и иметь всё своё.

Уроки для Литвы. Первый, про улучшение российско-литовских политических отношений можно забыть окончательно, поскольку для России мы являемся теми самыми союзниками США, «стремящихся сохранить своё доминирование в мировых делах» (уже не говоря о том, как мы сами подливаем масла в огонь). Второй, на налаживание межгосударственных экономических связей тоже можно особо не рассчитывать, так как российская Стратегия чётко обозначила приоритет импортозамещения. 

Третье, как сказано в документе: «Всё большее влияние на характер международной обстановки оказывает усиливающееся противоборство в глобальном информационном пространстве, обусловленное стремлением некоторых стран использовать информационные и коммуникационные технологии для достижения своих геополитических целей, в том числе путём манипулирования общественным сознанием и фальсификации истории». Отсюда вывод – литовскую Комиссию по теле и радиовещанию ждёт много работы на ниве борьбы с российской пропагандой «неправильной истории», «неправильных ценностей» и «неправильных идей».

В заключении хочется сказать, что больше всего печалит факт ускоренной раскрутки спирали глобального противостояния, а ведь ещё не так давно говорили о безвизовом режиме между Россией и ЕС, едином пространстве от Ванкувера до Владивостока. Сегодня же хорошо бы избежать глобального палестино-израильского конфликта, участники которого порой уже даже не помнят, с чего всё началось, но по инерции продолжают убивать друг друга. Знаменитый философ Гегель считал, что война это двигатель прогресса во всемирно-историческом масштабе, освобождающий и очищающий дух нации, а вечный мир приведет к загниванию и моральному разло¬жению. Но может всё-таки больше был прав не он, а кот Леопольд?    

Источник

Короткий URL: http://alter-idea.info/?p=10143

Добавил: Дата: Янв 10 2016. Рубрика: Геополитический контекст. Вы можете перейти к обсуждениям записи RSS 2.0. Все комментарии и пинги в настоящее время запрещены.
Loading...
Загрузка...

Комментарии недоступны

Загрузка...
Карта сайта
Войти | Дизайн от Gabfire themes